Интервью с польским политологом Романом Беккером (Roman Bäcker)

Fronda.pl: Послание Владимира Путина Федеральному собранию не вызвало удивления у большинства наблюдателей. Вопрос только в том, почему он из раза в раз повторяет очевидную ложь? Кого российский президент надеется обмануть?

Роман Беккер: Выступление перед Федеральным собранием было адресовано в первую очередь россиянам. В тексте, прозвучавшем 20 февраля, вполне явно то, что Путин отчаянно (и, возможно, успешно) старается вернуть доверие россиян к себе и правящей партии. Основная часть послания была посвящена социальным вопросам и тому, как «все будет прекрасно», если действующий президент останется у власти. О внешней политике Путин говорил гораздо меньше, чем в прошлом году. Он старается вернуть России статус сверхдержавы, поэтому ему приходится рассказывать россиянам об «ужасных» Соединенных Штатах, о том, что только Москва способна противостоять этому «дьявольскому государству». В рамках такой логики Россия всегда выступает невиновной стороной, а Америка, соответственно, источником проблем.

— Долго ли еще россияне, а точнее, путинский электорат, будут верить неприкрытой лжи своего президента?

— Политик может существенно искажать правду, но люди продолжают ему доверять, такой механизм работает не только в России. Мы доверяем политику до тех пор, пока он претворяет в жизнь наши интересы. Когда обстановка ухудшается, начинают происходить какие-нибудь катастрофы, когда оказывается, что продолжавшаяся много лет война была бессмысленной, а в страну продолжают приходить цинковые гробы, тогда рейтинг политика перестает удерживаться на нормальном уровне и снижается вне зависимости от того, говорит ли он правду или лжет. При этом каждый политический деятель старается убеждать соотечественников в том, что он прав, настолько долго, насколько это возможно, даже когда ему не верит уже никто, в том числе его ближайшие соратники.

— Каким Вам показался тон выступления Путина, Вы заметили изменения?

— Тональность речи Путина была гораздо менее агрессивной, в ней звучало меньше милитаристских нот, чем в прошлом году. Президент говорил о том, что хочет придти к согласию, что нам следует сотрудничать (разумеется, на российских условиях, это для Москвы исходная точка всех переговоров, по крайней мере, с Европейским союзом).

Отчетливо видно, что Путин больше не планирует обеспечить себе рост поддержки в обществе при помощи очередной небольшой войны. Он сосредоточился на восстановлении пошатнувшегося имиджа великой имперской России.

— Он в этом преуспел?

— Нет, но деваться президенту некуда: он не может заявить, что Россия — это обычная страна, ведь тогда он всего лишится. В итоге ему приходится лавировать, то есть, с одной стороны, обращаться к жесткой риторике (например, рассказывать, как союзники американцев им «подхрюкивают») и угрожать, а с другой — рассказывать, что Россия вынашивает исключительно оборонительные планы. На самом деле Москва, даже если она уйдет из Сирии, просто не сможет уже начать новую агрессивную операцию против какой-нибудь очередной страны. Усталость россиян от войны с Украиной нарастает. Неслучайно в российских социальных сетях недавно так активно обсуждалась очередная годовщина вывода войск из Афганистана.

— 20 февраля пять лет назад российские войска вторглись в украинские Крым и Донбасс. С тех пор продолжается российская вооруженная агрессия против Украины, но мир уже, кажется, привык к тому, что происходит в этой стране. В какой фазе находится сейчас этот конфликт, к чему все идет?

— Правильнее здесь будет говорить о войне: это не обычный конфликт, а позиционная война, в которой друг другу противостоят две стороны, несущие не только материальные, но и людские потери. Эта война носит ограниченный характер. Следует обратить внимание на то, что российские СМИ практически не сообщают новости с фронта. Украинская пресса, в свою очередь, регулярно публикует статьи о том, что происходит в Донбассе, то есть на Украине.

— Как это объяснить?

— Россияне не могут уйти из Донбасса или завершить войну, например, захватив всю украинскую территорию, ведь это спровоцирует конфликт невероятного масштаба. Москве приходится подливать масло в огонь, поддерживать конфликт в его нынешнем состоянии, не позволяя ему разгореться слишком сильно, а одновременно стараясь разрушить украинское государство.

— Ей это удается?

— Нет, поэтому она ждет президентских выборов на Украине. Если и на них все пойдет не так, как она хочет, ей вновь придется выжидать подходящего момента, который позволит бескровно подчинить Украину. Это может продолжаться годами, десятками лет, пока не рухнет российский политический режим.

— Могут ли россияне предпринять попытку дестабилизировать украинское государство накануне президентских выборов, которые пройдут 31 марта, а потом осенних выборов в парламент?

— Украинская Служба безопасности недавно заблокировала деятельность сети российских пропагандистов, но россияне продолжают вести информационную, хакерскую войну. Украине удалось преодолеть психологическую зависимость от России, а также отчасти справиться с зависимостью в сфере экономики и политики, но постколониальный менталитет там все еще жив. Я уверен, что украинцы способны защитить свою государственность, но их еще, вероятно, ждут очередные политические кризисы, которые могут значительно ослабить их страну.

— Насколько Евросоюз заинтересован в завершении российско-украинского конфликта, что он предпринимает в этом направлении?

— Евросоюзу ради собственной безопасности следует приложить все усилия к тому, чтобы российско-украинская война закончилась. Эта война должна завершиться как можно скорее, и произойти это должно не на российских условиях. Иными словами, речь идет о том, чтобы Украина стала сильным государством, которое не зависит от России. Существование суверенной Украины — это залог безопасности ЕС. Кроме того, в такой ситуации Москве придется отказаться от имперских мечтаний, а это значит, что она перестанет вынашивать агрессивные планы в отношении каждого соседа, который уступает ей по силе.

— Благодарю за беседу.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.