В эти выходные не только Украина следила за новостями об обмене пленными — сообщения по этому поводу мелькали во всех ключевых мировых СМИ.

Обмен заключенными между Россией и Украиной будет масштабным. Об этом, как сообщает «Громадське», заявил Владимир Путин на экономическом форуме во Владивостоке. «Достаточно сложно было принимать решение по конкретным людям, но мы подходим к финалу. Обмен задержанными между Россией и Украиной будет масштабным, это хороший шаг к нормализации отношений», — заявил он.

Многие сейчас воспринимают обмен как первую ласточку потепления отношений между Россией и Украиной, следствием чего станут подвижки к миру на Донбассе. Сам Зеленский после обмена заявил, что намерен вести переговоры с Россией о прекращении войны. В то же время стоит отметить, что это далеко не первый обмен. Предыдущий был в декабре 2017 года, причем еще более масштабный. На этом обмене тогда сильно пропиарился Порошенко, но, как мы все знаем, ни к какой разрядке это не привело, напоминает «Страна». Скорее наоборот. Сейчас, однако, есть принципиальные отличия. Во-первых, обмен осуществляется не между Украиной и непризнанными «республиками» Донбасса, а между Россией и Украиной. Во-вторых, в него включены знаковые лица, вопрос по которым не решался годами. Ну и, в-третьих, внутри- и внешнеполитическая ситуация изменилась. На Украине новый президент — Владимир Зеленский. Который пришел к власти как «президент мира», и поэтому ему нужно показать прорыв на «мирном» направлении. Но, что еще более важно, наметилось потепление в отношениях между Россией и Западом. Точнее, обозначилось стремление к такому потеплению.

Зеленский одержал большую победу, рейтинг его зашкалит за 100 процентов. Украинское общество в целом, конечно, поддержит его усилия по обмену задержанными на Украине и в России лицами. Этим он создает для себя хорошие условия для общения с Парижем, Берлином, Вашингтоном — его теперь «увидят», то есть, у него возникает хорошая стартовая позиция. А изначально была плохая, полагает автор «Корреспондента».

Запад рассчитывает на изменения в отношениях России и Украины, имея все основания говорить об этом публично, ведь точно такие заявления звучат и от украинских должностных лиц, вплоть до президента Зеленского. Не удивительно, что идентичную тональность проявляют сообщения подавляющего большинства западных СМИ — они во всех подробностях цитируют политиков и рассуждают о том, будет ли «примирение» реальным.

О возможности «потепления» отношений между Украиной и Россией написали также мировые агентства, формирующие львиную долю новостей об Украине в мировых СМИ, хотя они были осторожнее политиков. United Press International считает, что состоялся «первый шаг к возобновлению диалога» и цитирует Зеленского, что Украина «вернет не только людей, но и территории». Reuters увидел «первые признаки потепления» в отношениях Украины и России.

Однако, всю осторожность и взвешенность оценок информационных агентств свели на нет заявления политиков. Наиболее многозначительным стал твит Трампа (с привычным для него стремлением к преувеличению) о том, что обмен является «первым гигантским шагом к миру». Макрон более осторожно высказался о надежде на «продолжение диалога» между Киевом и Москвой, а министр иностранных дел Франции Жан-Ив ле Дриан не стал удерживаться в разумных пределах — он вообще увидел «надежду на завершение пятилетнего конфликта».

Смелые ожидания топ-политиков уравновесило разве что заявление НАТО. В альянсе заявили, что первый шаг — это, конечно, хорошо, но именно Россия должна выполнить минские договоренности, в частности, в вопросе освобождения остальных украинских пленных. И в дополнение напомнили, что существует еще одно условие — привлечение к ответственности виновных в катастрофе малайзийского Boeing-777.

Но, вернемся к выводам западных СМИ. Reuters отдельно подчеркивает: несмотря на все нюансы, несмотря на отсутствие вопроса Крыма в переговорах с РФ, «субботний обмен пленными все равно представляется победой Зеленского». Но с последним утверждением согласились далеко не все.

«Главными победителями» субботнего обмена стали, несомненно, сами освобожденные, их родные и те, кто с нетерпением и радостью наблюдал за происходящим. В случае Украины это было, без преувеличения, все государство. Постоянное внимание к пленникам, тысячи публикаций о них как в последние недели, так и в прошлые годы, — все это усиливало ожидание и искренние эмоции общества настолько, что это стало заметно даже зарубежным журналистам. Особенно это было видно на контрасте с Россией, где внимание к «своим» заключенным на Украине проявляется значительно слабее.

«Все центральные украинские медиа вели в субботу оживленные трансляции, наблюдали, как два самолета приземляются… В Москве же картина была совсем другой. Если в то самое время в Киеве чувствовался праздник по поводу возвращения соотечественников, то телеканал Россия24 только через некоторое время показал кадры из Внукова, как российские заключенные выносят свои сумки из самолета. Их встречали одни журналисты государственных СМИ, которые взяли интервью только у Кирилла Вышинского».

«Реакция (на Украине и в РФ) на крупнейший за последние два года обмен заключенными вряд ли могла стать более противоречивой», — пишет немецкий Spiegel.

И хотя искренность эмоций украинского общества не подлежит сомнению, западные журналисты обсуждали, кто стал политическим победителем обмена.

Большая часть мировых медиа, которые решились провести анализ по этому поводу, подчеркивали успех Владимира Зеленского. Некоторые, такие как американское издание Politico, назвали субботние события «триумфом нового президента Украины». Уже упомянутый немецкий Spiegel отметил, что это была «его [Зеленского] первая значительная международная победа за 100 дней пребывания в должности», а Tagesschau назвали свою статью «Большой успех Зеленского». Многие напоминали, что освобождение украинцев, в первую очередь пленных моряков, было одним из предвыборных обещаний президента Зеленского, от которого он неи отказался, став президентом.

Однако большинство медиа при этом отметили: успех украинского лидера не стал безоговорочным. Причина сомнений — история с Владимиром Цемахом, привлекшая внимание многих европейских СМИ. Те отметили, что перед отлетом состоялся допрос нидерландскими следователями задержанного зенитчика (о чем стало известно уже после обмена), но сразу же добавили, что всех вопросов относительно решения Украины это не снимает.

Украинское же руководство заверило всех в невысокой ценности Цемаха для следствия, однако, журналистов пока что это не убедило. В публикациях европейских и американских СМИ его без сомнения называют «ключевым свидетелем, или подозреваемым». А еще медиа не сомневаются, что зенитчика, подозреваемого в причастности к теракту, в котором погибли более 200 граждан ЕС, суд освободил не по нормам права, а по просьбе украинских властей.

«За его освобождение Зеленского серьезно критикуют не только в Германии, но и за рубежом», — пишет Tagesschau, немецкоязычная служба Deutsche Welle замечает «неравный обмен», британская The Economist выносит в заголовок то, что «освобождение подозреваемого в деле MH17 является высокой ценой». А немецкий Bild сделал еще более категорические выводы. «Владимир Путин одержал двойную победу» из-за согласия Зеленского отдать в РФ Цемаха, считают журналисты. «Путин получил единственного подозреваемого в деле о катастрофе самолета, которого удалось задержать. А кроме того, Европа потеряла часть своего доверия к Украине из-за то, что та проигнорировала просьбу Нидерландов», — говорится в статье.

И, видимо, самыми важными в этом смысле являются публикации в Нидерландах, формирующих общественное мнение — а, следовательно, и позицию этого государства. «Европейская правда» уже отмечала, что в этом заключается наибольшая опасность для Украины. Если нидерландские медиа вынесут «приговор» о том, что Украина нарушает ход расследования — это может больно ударить по нашей стране независимо от того, нанесла ли выдача Цемаха реальный вред расследованию.

В последние годы у Нидерландов сформировалось особое мнение относительно событий на Украине — вспомним о печально известном референдуме, который проходил в условиях мощного российского влияния и в итоге едва не заблокировал Соглашение об ассоциации Украина — ЕС. На этот раз — теперь уже по объективным причинам — тональность нидерландских статей по обмену пленными существенно отличается от общеевропейской.

Как известно, большинство погибших в сбитом самолете были гражданами этой страны, поэтому, именно, здесь работает международная следственная группа по делу MH17. Несмотря на то, что следователи уже пришли к выводу о причастности россиян и российского «Бука» к катастрофе лайнера, решение о выдаче Цемаха голландцы восприняли особенно болезненно. Если другие государства единодушно приветствовали обмен пленными и делали заявления о «мире», то в Нидерландах главными эмоциями заявлений политиков было возмущение или сожаление.

От двух партий правительственной коалиции, CDA и D66, уже прозвучали требования к правительству начинать что-то делать. Все медиа цитируют заявление Криса ван Дама из CDA с требованием о немедленном докладе правительства и парламентских дебатах, он также задает вопрос, «является ли Украина и в дальнейшем надежным партнером в Совместной группе по расследованию (катастрофы MH17)?»

Общественный вещатель NOS в большой публикации об обмене пишет, что новости о Цемахе вызвали в Нидерландах «возмущенную реакцию», а политики и родственники погибших называют решение Киева «диким» и «разочаровывающим».

А еще из публикаций бросается в глаза то, что в нидерландских медиа до сих пор имеются в обиходе российские нарративы о российской агрессии. И это вызывает вопросы к информационной политике Украины в этом государстве. Ведь общественное вещание называет эти события «гражданской войной»!!! Хотя стоит заметить, что этот термин, к счастью, встречается не везде — в статьях об обмене в ряде остальных медиа мы его не нашли. Но сам прецедент пугает, ведь в архиве NOS полно таких упоминаний!

Написали медиа и о том, что перед вылетом Цемаха допросили нидерландские следователи, и о том, что теперь Гаага требует у России выдачи подозреваемого. Однако все понимают, что получить согласие РФ почти нереально, признает Telegraaf.

Но есть и хорошие новости. Подавляющее большинство СМИ, критикуя Киев, все же признает, что он был вынужден согласиться на выдачу Цемаха. В частности, практически все процитировали заявления Зеленского и Баканова о том, что без Цемаха обмен бы не состоялся. Но, возможно, наибольший вес имеет тот факт, что к решению Украины с пониманием отнесся руководитель союза, представляющего интересы родственников жертв катастрофы, Пит Плог. Его позицию СМИ цитируют чаще всего, его мнение является политически весомым. Он был вынужден признать, что хотя и не согласен с позицией Киева, но постарается ее понять, пишет одно из ключевых интернет-изданий Нидерландов, NU.nl. «Украина оказалась в сложной ситуации, ожидая тридцать своих (граждан, включая) невинных моряков, которые должны были вернуться домой», — отметил он, напомнив, что инициатива обмена принадлежит России, которая «стремится скрыть подозреваемого от расследований и наказания».

В ближайшую неделю в Нидерландах продлятся дебаты по этому поводу, и от этого многое зависит. В частности, то, «насколько масштабным будет вред, нанесенный международной поддержке Украины, из-за освобождения Цемаха», — отмечает авторитетное нидерландское издание Trouw.

 

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.