Формальности были сохранены. Телефонный разговор, традиционные поздравления — казалось, что все шло, как обычно. Тем не менее с Дональдом Трампом всегда возможны сюрпризы. Так и произошло 8 мая. По крайней мере, с точки зрения Владимира Путина.

Накануне в пресс-релизе о состоявшейся беседе Кремль подчеркнул признание обоими президентами «исторической значимости союзнических отношений, которые связывали наши народы в годы Второй мировой войны и позволили победить общего врага». Как бы то ни было, 8 мая в Вашингтоне не упоминались союзники. Никто, кроме одного, причем не того, которого ждала Москва. В ходе непродолжительной военной церемонии президент Трамп напомнил, что «США и Великобритания победили нацизм». В одиночку. Канадцы, австралийцы, новозеландцы и прочие не посчитали нужным отреагировать на это. Тем не менее в Москве, где все прекрасно помнят гибель 27 миллионов советских граждан, Министерство иностранных дел заявило о своем «крайнем возмущении».

Эпопея или трагедия

Пандемия Covid-19 не только привела к отмене давно запланированных публичных мероприятий по случаю 75-летия победы над нацистской Германией, но и, судя по всему, отразилась на сознании нашего руководства. Скажи мне, чью память ты чтишь —и я скажу, кто ты: вызванная кризисом раздробленность перекинулась и на историческое поле.

К тому же, этот удар был не единственным для президента Путина, который планировал устроить 9 мая в Москве величайшую церемонию, 20-ю для него с прихода к власти. Эммануэль Макрон и Си Цзиньпин должны были присутствовать на параде и восхититься последними новинками российской оборонки. Владимир Путин, без сомнения, был тем, кому отмена мероприятий из-за распространения вируса в Москве обошлась дороже всего в политическом плане.

У «Великой Отечественной войны» в России есть две стороны: эпопея и трагедия. Путинская официальная история всегда выбирала эпопею, как отмечает историк из Санкт-Петербурга Александр Семенов. В 2012 году по инициативе одной гражданки в Сибири зародилось движение «Бессмертный полк», которое ставило на первое место трагизм и личные истории семей погибших. Быстро осознав опасность, Кремль в 2015 году перехватил идею и сделал «Бессмертный полк» частью официальных мероприятий по случаю 70-летия победы в 2015 году. В этом году отсутствие парада переместило «Бессмертный полк» в сеть, где у него нет пространственных и физических ограничений. И там трагедия взяла верх над эпопеей.

Кого меньше всего волнуют подобные трудности, так это лидера соседней Белоруссии Александра Лукашенко. 9 мая президент принимал в Минске военный парад к зависти российских генералов и к ужасу эпидемиологов со всего мира. Многие увидели в этом вызов Путину, которого Лукашенко подозревает в экспансионистских планах.

Вынужденное одиночество

Президент Белоруссии и другие лидеры постсоветских республик были свидетелями выступления Владимира Путина 20 декабря 2019 года, когда он обрушился с нападками на Польшу, обвинив ту в разжигании Второй мировой войны. Ревизионистская кампания Кремля, который приуменьшает значимость пакта Молотова-Риббентропа и сотрудничества Сталина с Гитлером, а недавно начал споры по поводу истории с Финляндией, вызывает беспокойство по всему региону.

Берлин тоже запланировал масштабные мероприятия: тысячи молодых людей со всего мира должны были собраться на уроках истории. В конечном итоге президент Франк-Вальтер Штайнмайер произнес речь на пустой площади в окружении сидевших на расстоянии 2 метров от него государственных деятелей, в том числе канцлера Ангелы Меркель. По его словам, вынужденное одиночество в связи с пандемией «на краткий миг напоминает нам о состоянии духа 8 мая 1945 года. Тогда немцы были по-настоящему одиноки».

Для королевы Англии все было куда проще. Она упомянула союзников и сообщество в телевизионном выступлении 8 мая, но, если верить опросам, большинство британцев считают, что именно они победили в войне, и Брексит определенно не заставит их изменить мнение. Королеве было тогда 19 лет, и три четверти века спустя, она обратилась с таким посланием в период коронавируса: «Никогда не отчаивайтесь».

А что Париж? Празднования победы были сведены к возложению президентом венка к могиле неизвестного солдата, сообщению на сайте Елисейского дворца и национальному флагу в Твиттере. «На эту годовщину не было большого исторического порыва», — признают в Елисейском дворце. Кроме того, «воспоминания о Второй мировой войне» до сих пор остаются спорным вопросом в Европе.

Covid-19 хотя бы избавил Эммануэля Макрона от присутствия на Красной площади 9 мая с Владимиром Путиным и Си Цзиньпином, а также от неизбежной полемики по этому поводу. В воскресенье он все же отправится в Монкорне, где полковник де Голль возглавил смелую контратаку 17 мая 1940 года, но был вынужден отступить под напором немецких танков. «Исторический порыв» сопротивления, пусть и не победы.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.