Первая Часть

«Нью-Йорк Таймс» удалось получить информацию о налогах Дональда Трампа за 20 с лишним лет. Эти записи показывают, что его недвижимость часто оказывалась в бедственном положении, что ради него списывались огромные суммы, что он вступал в битвы с аудитом и накапливал долги на сотни миллионов долларов.

В том году, когда Дональд Трамп стал президентом, он заплатил федеральный подоходный налог в размере 750 долларов. За первый год пребывания в Белом доме он заплатил еще 750 долларов.

В предыдущие 10 лет из 15 он вообще не платил подоходные налоги — в основном из-за того, что в его отчетности убытки намного превышали прибыли.

Сегодня президент ведет кампанию за переизбрание, и данные опросов говорят о том, что он может проиграть. Его финансы в незавидном положении из-за убытков и долгов на сотни миллионов долларов, которые придется вскоре погашать, потому что он дал личную гарантию оплаты. А еще над ним дамокловым мечом висит длящаяся 10 лет аудиторская баталия со Службой по внутреннему налогообложению по вопросу о законности возврата налогов на 72,9 миллиона долларов. Этот возврат налогов он потребовал и получил, объявив о колоссальных убытках. Если бы решение суда было не в пользу Трампа, ему пришлось бы заплатить свыше 100 миллионов долларов.

Налоговая отчетность, которую Трамп давно уже скрывает, рассказывает нам совсем не ту историю, которой президент потчует американское общество. Анализ его отчетов, подаваемых в Службу по внутреннему налогообложению, рисует бизнесмена, который получает от клиентов сотни миллионов долларов ежегодно, но при этом накапливает огромные убытки, носящие хронический характер. Сообщениями об этих убытках он пользуется, чтобы избежать уплаты налогов. Сейчас финансовых проблем у Трампа становится все больше, а налоговая отчетность показывает, что ему приходится брать все больше денег у компаний, деятельность которых выводит его на потенциальный, а зачастую и прямой конфликт интересов в связи с его президентской должностью. (Получается, что интересы Трампа-бизнесмена вступают в конфликт с интересами и долгом Трампа-президента — прим. ред.)

«Нью-Йорк таймс» удалось получить информацию о налогах Дональда Трампа за 20 с лишним лет и о сотнях компаний, составляющих его бизнес-империю, в том числе, подробные данные за два первых года пребывания на посту президента. Сюда не вошли его личные доходы за 2018 и 2019 годы. В статье представлен краткий обзор выводов «Нью-Йорк Таймс». Дополнительные статьи будут опубликованы в ближайшие недели.

Об этой налоговой информации в последние годы очень много говорили и гадали. Ее активно искали. Все четыре неполных года пребывания Трампа на посту президента, как и предыдущие десятилетия, когда Трамп находился у всех на виду, вызывая большую шумиху, журналисты, прокуратура, оппозиционные политики и конспирологи пытались разгадать тайну его финансов, добиваясь в этом деле весьма ограниченных успехов. В силу своих особенностей эти записи оставят без ответа многие вопросы, а многие ответы будут неполными. Там содержится информация, которую Трамп раскрывал Службе по внутреннему налогообложению, но это не выводы из независимого финансового расследования. Согласно этой информации, Трамп владеет ценными активами на сотни миллионов долларов, но она не раскрывает истинные размеры его состояния. Там также нет новых данных о его связях с Россией, о которых прежде не сообщалось.

Отвечая на письмо, в котором подытожены выводы «Нью-Йорк таймс», юрист «Организации Трампа» Алан Гартен (Alan Garten) заявил, что «большинство, если не все, из изложенных фактов являются недостоверными». Он потребовал представить документы, на которых основана изложенная информация. Когда редакция газеты отказалась их предоставить, сославшись на необходимость защиты своих источников, Гартен не согласился только с суммами уплаченных Трампом налогов.

«За последнее десятилетие президент Трамп заплатил федеральному правительству личных налогов на десятки миллионов долларов, включая миллионы личных налогов, заплаченных уже после выдвижения его кандидатуры в 2015 году», — подчеркнул Гартен в своем заявлении.

Но говоря о «личных налогах», Гартен, по всей видимости, объединяет подоходный налог с другими заплаченными Трампом федеральными налогами. Понятное дело, что Трамп платил налоги по социальному страхованию, налоги по медицинскому страхованию и налоги за его домашних работников. Гартен также утверждает, что часть сумм, которые президент задолжал обществу, он заплатил «налоговыми вычетами». Но это неверная характеристика вычетов, которые снижают сумму подоходного налога владельца бизнеса в качестве вознаграждения за различную деятельность, скажем, за сохранение исторического наследия.

Изученные «Нью-Йорк таймс» налоговые данные рисуют скандальную картину. Здесь списанные деньги за услуги адвоката в уголовном деле и за семейное поместье, которое использовалось для отдыха, а также полная информация о миллионах долларов, полученных президентом за проведенный в Москве в 2013 году конкурс «Мисс Вселенная».

Читайте также сюжеты:

Дональд Трамп: импичмент

Рашагейт: расследование связей администрации Трампа и России

Вместе с другими финансовыми и юридическими документами эти бумаги дают детальное представление о бизнес-империи президента. Они показывают лживость утверждений о том, что Трамп исключительно своими силами и самостоятельно сколотил миллиардное состояние. Но они также демонстрируют поразительные способности этого человека, отточенные во время съемок сериала «Ученик», — способности, которые помогли ему попасть в Белый дом и до сих пор обеспечивают Трампу лояльность многих его избирателей.

Так или иначе, Трамп намного успешнее сыграл магната бизнеса на телевидении, чем состоялся как бизнесмен в реальной жизни.

«Ученик», а также лицензионные и рекламные сделки, потекшие бурным потоком благодаря росту знаменитости Трампа, в целом принесли ему 427,4 миллиона долларов, о чем говорят данные анализа, проведенного «Нью-Йорк таймс». Большую часть этих денег он вложил в бизнес, прежде всего, в строительство полей для гольфа, которое съедало немалые средства. А деньги, тайно полученные им от отца, Трамп безудержно и опрометчиво тратил, и это в начале 1990-х годов привело его к краху.

Финансовое положение Трампа на момент выдвижения им своей кандидатуры на пост президента в 2015 году придает убедительности мрачным предположениям о причинах, толкнувших его принять участие в президентской гонке. Похоже, что его предвыборная кампания, начатая без особых шансов на успех, отчасти была хитрым маневром, имевшим целью просто повысить узнаваемость, а значит, и рыночную конкурентоспособность его имени.

Когда усилились правовые и политические баталии за получение информации о его налоговой отчетности, Трамп часто вслух задавал вопросы о том, зачем она вообще кому-то понадобилась. «Там ничего нового узнать нельзя», — сказал он в 2016 году корреспонденту «Ассошиэйтед пресс». По его словам, гораздо больше полезной информации есть в ежегодной декларации, которую он обязан подавать как президент. На нее Трамп указывал как на свидетельство того, что он владеет и мастерски управляет процветающей и невероятно прибыльной бизнес-империей.

На самом деле, эти предоставленные в государственные органы сведения показывают, что финансы у него были расстроены, ибо там сообщалось просто о доходах, но не о прибыли. Например, в 2018 году Трамп в своей декларации отметил, что он заработал, по меньшей мере, 434,9 миллиона долларов. Однако в налоговом учете излагается совсем другая информация: убытки на сумму 47,4 миллиона долларов.

В налоговой документации не оценивается законность каждой деловой траты, а ведь каждый расход на нужды его бизнеса, как утверждает Трамп, снижает его налогооблагаемый доход. Например, общие и административные расходы в его гольф-клубе в Бедминстере с 2016 по 2017 год без каких-либо объяснений выросли пятикратно. Ранее он хвастался, что умение обходить стороной налоги представляет собой одну из сторон его глубокого ума. Об этом он заявил в 2016 году. Однако отчетность, по словам самого Трампа, опровергала утверждения о его финансовой хватке и прозорливости, показывая, что он просто вкладывал во многие свои компании больше денег, чем объявлял.

Горы подготовленных бухгалтерами Трампа цифр и налоговых графиков яркими красками рисуют картину, на которой бизнесмен-президент оказывается во все больше затягивающейся финансовой петле.

Большинство ключевых предприятий Трампа, начиная с многочисленных гольф-клубов и кончая вашингтонским отелем, ставшим магнитом для консерваторов, из года в год приносили убытки на миллионы, если не на десятки миллионов долларов.

Доходы Трампа от «Ученика» и от лицензионных сделок постепенно иссякают, а несколько лет тому назад он продал почти все акции, которые могли помочь ему залатать дыры в оказавшейся в бедственном положении недвижимости.

На горизонте замаячила налоговaя проверка.

А в предстоящие четыре года ему надо будет погашать кредиты на 300 с лишним миллионов долларов. За эти обязательства он отвечает персонально.

На этом фоне налоговая документация еще больше разоблачает реальные и потенциальные конфликты интересов, возникшие в силу того, что Трамп отказался избавлять от своих деловых активов, придя в Белый дом. Его недвижимость превратилась в базар, где напрямую идет отъем денег у лоббистов, иностранных официальных лиц и прочих желающих получить аудиенцию, попросить об одолжении. В документах впервые приводятся точные суммы таких сделок.

В клубе Маар-а-Лаго в Палм-Бич, штат Флорида, начиная с 2015 года резко увеличился наплыв новых членов. Это позволило Трампу ежегодно прикарманивать от этого бизнеса по пять миллионов долларов в год дополнительно. В 2017 году Евангелическая ассоциация Билли Грэма заплатила как минимум 397 602 доллара вашингтонскому отелю, где она провела как минимум одно мероприятие во время четырехдневного Всемирного саммита в защиту гонимых христиан.

«Нью-Йорк Таймс» также удалось в самой полной на сегодня мере оценить президентские доходы, поступающие из-за рубежа. Придя к власти, Трамп сказал, что на президентском посту не будет заключать новые внешнеполитические сделки. Тем не менее, за первые два года пребывания Трампа в Белом доме его доходы из-за рубежа составили в целом 73 миллиона долларов. Значительная часть этих средств — доходы от его шотландских и ирландских голь-клубов. Однако некоторые деньги поступили от лицензионных сделок в странах, которыми руководят лидеры с авторитарными наклонностями, и где реализуется невыгодная США геополитика. Например, три миллиона долларов пришло с Филиппин, 2,3 миллиона из Индии, 1 миллион из Турции.

Он также сообщил об уплате налогов по целому ряду своих зарубежных компаний. В 2017 году он заплатил 750 долларов налогов на доходы в США. Но это ничто в сравнении с 15 598 долларами, заплаченными им или его компаниями в Панаме, 145 400 долларами, заплаченными в Индии и 156 824 долларами, заплаченными на Филиппинах.

Выплаты Трампа в США после учета убытков в долларах без поправки на инфляцию примерно эквивалентны сумме налогового извещения почти полувековой давности, пришедшего другому президенту. В 1973 году издание «Провиденс Джорнал» (The Providence Journal) сообщило, что после вычета по благотворительности (за дарение президентских документов) Ричард Никсон в 1970 году заплатил подоходный налог в сумме 792 доллара и 81 цент на доход в 200 000 долларов.

Утечка информации о столь незначительной налоговой выплате вызвала скандал, который создала прецедент. С тех пор президенты и кандидаты в президенты всегда показывали американскому народу свою налоговую отчетность.

«Я бы очень хотел это сделать», — заявил Трамп в 2014 году, когда его спросили, будет ли он публиковать данные о свих налогах, если выдвинется в президенты. После этого он включил заднюю передачу.

Во время предвыборной гонки Трамп заявлял, что может обнародовать свои налоги, если Хиллари Клинтон опубликует свою электронную переписку, удаленную с частного сервера. Это была явная издевка, похожая на то, что Трамп говорил об Обаме: кандидат в президенты заявлял, что может обнародовать свою декларацию, если президент Барак Обама обнародует свое свидетельство о рождении, доказав, что он родился в США. Как-то раз Трамп похвастался, что его налоговая декларация «очень большая» и «красивая». А как насчет того, чтобы ее обнародовать? «Это очень сложно». Он часто заявляет, что не может этого сделать во время аудиторской проверки. Однако его собственный представитель в Службе по внутреннему налогообложению это опровергает. Когда прокуратура и следователи из конгресса выдали ему повестку с требованием представить налоговую отчетность, Трамп направил в бой своих личных адвокатов, а также задействовал всю мощь Министерства юстиции, вплоть до Верховного суда, чтобы загнать ситуацию в тупик.

Изощренная эквилибристика Трампа и его демонстративное неповиновение вызвали подозрения относительно того, какие тайны могут скрываться в его налогах. А нет ли какой-то финансовой подоплеки в почтительном отношении Трампа к России и Владимиру Путину? Списывал ли он как деловые расходы те деньги, которые платил за молчание порноактрисе Сторми Дэниелс накануне выборов в 2016 году? Был ли какой-то тайный финансовый источник, позволивший ему в середине 2000-х пуститься во все тяжкие, приобретая все новую недвижимость и активы?

Продолжение читайте здесь.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.