Западные столицы не скрывают своей радости по поводу назначения Байдена на пост президента.

По прошествии четырех «трамповских» лет в европейских правящих кругах этот период сравнивают, по меньшей мере, с кораблем, разбивающимся о морские волны.

Ликование европейцев было выражено в следующем заявлении Европейской комиссии: «В течение следующих четырех лет у нас будет друг в Белом доме». Бывший президент США Дональд Трамп оказал влияние на всю европейскую политику по вопросам, которые так или иначе связаны с интересами Вашингтона. Он также явно доминировал во внешнеполитических стратегиях и решениях Запада по большому количеству международных проблем, представляющих естественный интерес для европейского континента, и это, прежде всего, отношения с Россией. Брюссель, столица Европейского Союза, балансировала между открытым неповиновением Москве по некоторым вопросам и выражением недружественной позиции в мягкой дипломатической манере. Во время президентства Трампа Евросоюз стал менее предвзятым по отношению к Москве наряду с Вашингтоном, но оставался консервативным в своем экономическом и политическом подходе, избегая эскалации.

Очевидно, Запад решил ужесточить свою антироссийскую риторику по ряду файлов, прибегнув к «старой-новой» политике санкций после того, как Вашингтон принял ряд жестких мер против России. Данное изменение несет в себе два послания. Во-первых, Брюссель вернулся к декларируемому единству с американской позицией по отношению к России, а во-вторых, европейцы не забыли о накопившихся противоречиях с Москвой. Это касается Украины, Крыма, Грузии, Абхазии и Осетии, экономических файлов, особенно газового вопроса, а также внутренних проблем, волнующих Европу, таких как права человека и судьба оппозиционера Алексея Навального. Примером трансформации политической позиции Европы на фоне конкуренции восточного и западного блоков является турне председателя Европейского Совета Шарля Мишеля по ряду республик бывшего Советского Союза. Речь идет о Молдове, Грузии и Украине.

В то же время сохраняется атмосфера взаимного страха. Европа, как западная, так и северная, с осторожностью относилась к русскому противнику на протяжении многих веков, когда Россия находилась под властью монархов. В тот исторический период она всегда представляла угрозу для соседних стран, включая скандинавские государства, и эта навязчивая идея, кажется, укоренилась в сознании европейцев и существует по сей день. Это объясняет, почему европейцы сформулировали так называемые «принципы сотрудничества с Москвой» в качестве дорожной карты для разработки стратегии и политики на российском направлении. Кремль также всегда готов к неминуемой опасности, которую видит в лице своего врага — НАТО, и, несмотря на все это, европейская и российская стороны стремятся не скатываться к крупномасштабной конфронтации. Каждая из сторон убеждена, что семена конфликта находят почву во многих внутри и внешнеполитических вопросах. Тем не менее ужесточение позиции обоих игроков в последнее время на фоне европейских и американских санкций против Москвы указывает на глубокий кризис, вырисовывающийся на горизонте их отношений. Это сопровождается гармонизацией и сближением между Брюсселем и Вашингтоном, что рассматривается Кремлем в качестве угрозы коллективного давления.

Российско-европейские отношения выражаются во множестве аспектов и форм и выстроены в контексте так называемого «политического диалога между Россией и институтами Европейского Союза», служащего каналом для их сотрудничества. Москва поддерживает сбалансированные двусторонние отношения с рядом европейских государств, но разногласия возникают, когда речь идет о Европе как едином блоке под знаменем Европейского Союза.

В любом случае мудрые люди в европейских кругах согласятся, что диалог с Россией лучше отсутствия такового, поскольку он обеспечивает хотя бы минимальный уровень сотрудничества, не подталкивая стороны к нежелательным последствиям. Как следствие, они настаивают на продолжении диалога с Москвой по самым сложным для них файлам. Речь идет об украинском кризисе, возглавляющем повестку дня обеих сторон. Так, русские считают Украину жизненно важной сферой влияния и всеми силами препятствуют преднамеренному продвижению НАТО к своим границам. Тем временем европейская сторона стремится полностью вырвать Киев из российских объятий и интегрировать в структуры и институты Европейского Союза.

Как демонстрирует опыт отношений европейцев с Путиным, в течение двух десятилетий хозяин Кремля, не колеблясь, применял силу, а иногда и чрезмерным образом, как это произошло в Грузии в 2008 году. Тогда он ощутил, как неминуемая опасность надвигается на его страну и ее стратегическое окружение.

Каждый игрок считает, что противоположная сторона представляет для него стратегическую угрозу. При этом и Москва, и Европа демонстрируют желание достичь взаимопонимания и заключить соглашение о политическом, экономическом партнерстве, а также сотрудничестве в области безопасности и разведки. Российская стратегия в отношениях с Западом основана на твердом убеждении, что Европа — это НАТО с его военной структурой и антироссийской идеологией. Что касается западной стратегии, то в ее основе лежит следующая идея — Россия является законной наследницей бывшего Советского Союза со всеми его военными структурами и антизападной идеологией.

Таким образом, уравнение обусловлено историческим наследием, по-прежнему влияющим на ход конфликта между ними, но в то же время оно не отменяет взаимный геостратегический параметр. Россия с ее военным и экономическим весом, географической близостью к европейскому континенту и огромными запасами природного газа представляет собой важное пространство для европейцев. То же самое можно сказать о значении Европы с ее географическими, военными и экономическими опорами и открытыми для России рынками, которые представляют для нее большую поддержку. Так почему же они движутся к конфронтации? Проще говоря, наряду с вышеупомянутыми противоречиями следует учитывать американский фактор. Он является источником отрицательного и положительного влияния на российско-европейские отношения в зависимости от того, чего требуют интересы и стратегические цели Вашингтона. С помощью своего военного и экономического веса он навязывает политическую волю европейским партнерам.

Согласно перечисленному выше, будущий этап российско-европейских отношений можно назвать эскалацией конфликта. Альтернативный путь возможен при условии опоры сторон на прагматизм и исторический опыт управления кризисами, а это говорит о возможности контролировать развитие отношений, даже если в какой-то момент Москва и Европа окажутся на краю пропасти.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.