Кто выиграл от истории с Врбетице? Американцы нас, конечно, хвалебно похлопали по плечу, но это единственное «приобретение» для Чехии. Российская разведывательная деятельность в нашей стране не прекратится, но зато мы надолго парализовали отношения с одной из держав. Об этом в своем комментарии пишет политолог и бывший дипломат Петр Друлак.

В последние годы чешско-российские отношения проходили испытание на прочность. Российская агрессия против Украины неизбежно сказалась на них, как и на отношениях с другими государствами Европейского Союза и НАТО. Тем не менее большинство из этих стран поддерживают с Москвой по возможности практичное и взаимовыгодное сотрудничество, в том числе строят с ней газопроводы и АЭС, покупают ее вакцину. До середины апреля Чехия хотя бы стремилась к чему-то подобному. Но потом правительство под давлением обстоятельств похоронило чешско-российские отношения на неопределенный срок. Выбор момента, причины и последствия вызывают некоторые вопросы.

Все началось с драматичного выступления премьера Андрея Бабиша и министра Ян Гамачека, которое спешно организовали, опасаясь утечки информации. Они сообщили о серьезных подозрениях насчет того, что более шести лет назад взрыв на складе боеприпасов в Врбетице организовали российские агенты.

Также они сообщили, что Чехия вышлет 18 сотрудников российского посольства. Россия ответила высылкой 20 сотрудников чешского посольства в Москве. Последовал чешский ультиматум и очередная высылка: к концу мая российское посольство лишится более 60 сотрудников, а Чехия в Москве потеряет большую часть местных кадров.

Вопросы, сплошные вопросы

Выступление наших высших руководителей вызывает ряд вопросов. Откуда наша контрразведка получила эту информацию? Чем она подкреплена? Почему она появилась в момент обострения конфликта между США и Россией? Как эта информация от спецслужб дошла до СМИ? Почему наши руководители не оставили больше времени на проверку данных и отреагировали так резко?

Через неделю, которая ушла на проверку, президент Милош Земан, исходя из всей доступной, засекреченной и открытой информации, подтвердил всю серьезность подозрений и сказал о том, что решающих доказательств по-прежнему нет. Для сравнения вспомним, что администрация Байдена несколько месяцев продумывала ответ за «удар по американской демократии», чтобы наконец выслать десять российских дипломатов.

Сомнения уместны. Во время международных кризисов общественность с завидной регулярностью успешно обманывают с помощью намеренных «утечек» информации от спецслужб. Потом эту «информацию» обрабатывают журналисты, выступающие в роли пропагандистов. Так происходит даже в тех странах, которые гордятся свободой слова, расследовательской журналистикой и демократическим контролем над правительством и спецслужбами.

Более 20 лет назад косовские террористы и бандиты вдруг превратились в борцов за демократию и права меньшинств. Через несколько лет Ирак якобы грозил всему миру оружием массового поражения; американский противоракетный радар должен был защитить мир от иранской угрозы; все химические атаки в Сирии списывались на Асада. Отдельная и тревожная глава — деятельность американских спецслужб против Дональда Трампа в Белом доме. Тогда не гнушались ни криминализацией его советников, ни обнародованием конфиденциальных бесед и ни приданием достоверности фальшивым новостям.

Того, кто во время дезинформационной волны сомневается в официальной версии, объявляют агентом или изменником. Когда впоследствии выясняется, что правда отличается, никто уже не обращает на это внимание: дезинформация уже достигла своих целей, и манипуляторы лишь пожимают плечами, рассказывая о своих благих намерениях. Бывают ситуации, когда все работает так, как надо. Разведка предоставляет проверенную и полную информацию политикам и никому другому. Они ее оценивают с точки зрения долгосрочных интересов государства и принимают решение. Затем СМИ все объективно освещают, о ком бы ни шла речь.

Но в истории с Врбетице весь этот порядок был нарушен. Если же, несмотря ни на что, высказанные подозрения будут доказаны, то нам стоит потребовать от России компенсации.

Однако уже сегодня можно констатировать, что мы, основываясь на подозрениях, отказались от собственных интересов в отношениях с Россией. Мы были заинтересованы в том, чтобы россияне приняли участие в тендере на достройку АЭС «Дукованы». Мы хотели получить российскую вакцину. Мы предлагали себя в качестве хозяев американо-российского саммита. Теперь ни о чем подобном и речи идти не может.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.