После того как ученик старших классов Алтай на уроке истории выступил против армянских тезисов по событиям 1915 года в Османской империи, преподаватель и администрация школы пригрозили ему тюрьмой.

Во Франции старшеклассник Алтай (Altay), турок по происхождению, подвергся нападкам за отрицание утверждений своего преподавателя по событиям 1915 года в Османской империи на уроке истории. Сам преподаватель и руководство школы пригрозили подростку штрафом и арестом, заявив, что это преступление, после чего спецслужбы допросили ученика на предмет мусульманской идентичности и экстремизма.

Несмотря на то, что возражение против обвинений армян по событиям 1915 года в Османской империи, в соответствии с французским законодательством, не считается преступлением, Алтай, не согласившийся с армянскими тезисами и обвинениями в геноциде, озвученными его учителем на уроке истории 2 июня, столкнулся с угрозами ареста, запугиванием, а также обвинениями в радикализме.

Алтай и его семья, не называющие своей фамилии из соображений безопасности, рассказали корреспонденту «Анадолу» (Anadolu) о произошедшем.

Алтай, проживающий в регионе Бургундия — Франш-Конте, поведал, что из двух часов урока преподаватель посвятил целый час обвинениям армян и на протяжении 40 минут повторял, что «турки убивали мирных армян».

«В конце концов я не выдержал и тихо спросил, есть ли доказательства. Преподаватель разозлился и ответил: "Как ты можешь это отрицать?" Я спокойным тоном сказал ему то, что знаю о событиях того времени. Тогда на меня стал кричать один из учеников. Я вновь сохранил спокойствие», — сказал Алтай.

По словам Алтая, преподаватель начал угрожать ему тюремным заключением за отрицание обвинений в адрес Турции.

После этого администрация учебного заведения пригласила отца Алтая в школу 4 июня и заявила, что сына могут посадить в тюрьму сроком до одного года за «отрицание геноцида армян».

Алтай подчеркнул, что по сути отрицание геноцида, согласно французским законам, не является преступлением, так как Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) не обязывает признавать события 1915 года в Османской империи «геноцидом». А 9 июня разведслужбы вызвали подростка на допрос.

Вызвали из-за армянского вопроса, допрашивали на предмет радикализма и мусульманской идентичности

Алтай рассказал, что сотрудники разведки обращались с ним хорошо и сказали, что он не совершил ничего противозаконного. Однако, несмотря на это, у него спросили имена членов семьи, их аккаунты в социальных сетях и пароли от них.

«Спросили, мусульманин ли я, исповедую ли свою религию, совершаю ли намаз. Также спросили, не связан ли я с какой-либо группой. Я ответил отрицательно», — сообщил Алтай.

За это время подросток пережил сильный стресс, не мог сосредоточиться на экзаменах и даже стал серьезно опасаться за свое будущее.

«Я не хочу разговаривать с кем-либо в школе, поднимать руку на занятиях. Мне даже не хочется ходить туда, все знают о случившемся», — поделился Алтай.

Отец Алтая Айдын (Aydın) рассказал, что преподаватель отправил ему сообщение, в котором попросил срочно перезвонить. После этого Айдын связался со школой, и директор сказал ему: «С вашим сыном случился очень неприятный инцидент, его могут оштрафовать или посадить в тюрьму». «Они сделали из мухи слона», — добавил Айдын.

Придя в школу, Айдын подчеркнул, что во Франции люди имеют свободу слова, и возразил: «Вы не можете ограничивать свободу слова моего сына». «Не ломайте самооценку моему ребенку, сейчас крайне важно, чтобы он говорил, выражал свое мнение в школе», — призвал Айдын.

«Если это преступление, наложите дисциплинарное взыскание»

Айдын, говоря о том, что преподаватель охарактеризовал поступок Алтая как серьезное преступление, возмутился: «Если это преступление, почему бы вам не назначить дисциплинарное взыскание, отстранить от школы на две недели», — на что директор сказал, что это невозможно.

Отметив, что сотрудники разведки, вызвавшие их на допрос на следующей неделе, были достаточно вежливы, Айдын рассказал: «Об армянском вопросе мы говорили всего одну минуту, а все остальное время — о радикализме, религии. Они задавали такие вопросы, как "религиозны ли вы", "к какому обществу принадлежите", "совершаете ли молитвы", "что вы делаете после работы", "занимаетесь ли спортом", "не подвержены ли радикальному влиянию"».

Айдын сказал, что они обычные мусульмане и не делают ничего предосудительного.

По словам Айдына, генконсульство Турции в Страсбурге и юристы, связавшиеся с ними, посоветовали не нагнетать обстановку и сохранять спокойствие относительно будущего Алтая. Со дня произошедшего семья находится в состоянии сильного стресса из-за раздувания шума вокруг несуществующей вины и угрозы тюремного заключения.

«С того дня меня не покидает состояние подавленности и беспокойства. На работе мне дали отпуск. Психическое состояние сына ухудшилось. Никто во Франции не поддержал нас в этом вопросе, поддержали только мои коллеги. Никто из французской администрации мне не позвонил», — сказал Айдын.

Попытки Франции, законодательно закрепившей армянские обвинения, ввести наказание за их отрицание разбились о стену свободы слова

Мать Алтая — Айсель (Aysel) также серьезно обеспокоена по поводу будущего сына и боится возможных нападок на улице.

«Мой ребенок никого не убил, не ранил, не ограбил», — говорит Айсель. По ее словам, она чувствует что ее дети подвергаются отчуждению, однако полностью уверена в их добропорядочности.

Во Франции события 1915 года в Османской империи были признаны так называемым «геноцидом» в соответствии с законом, принятым 29 января 2001 года. При этом закон, повелевающий наказывать тех, кто отрицает это, в 2012 году был отклонен Конституционным советом страны как противоречащий свободе слова.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.