25 июля президент Владимир Путин произнес в Санкт-Петербурге воодушевляющую речь, посвященную 325-й годовщине со дня основания российского военно-морского флота. Выступая перед памятником основателю флота (и любимому царю Путина) Петру Первому, он заявил: «Сегодня у военно-морского флота есть все необходимое для гарантированной защиты родной страны, наших национальных интересов. Мы способны обнаружить любого подводного, надводного, воздушного противника и нанести ему, если потребуется, неотвратимый удар».

Выступление Путина сопровождалось впечатляющим парадом военно-морской техники, подтверждающей его слова и успехи российской военной модернизации за последние 20 лет. Возрождение России как военно-морской державы наделало больше всего шума в Черном море, где она стремится создать новую сферу влияния. Действия Москвы в Черном море, включая совершенствование сил Черноморского флота и ее притязания на чужие территориальные воды вокруг Крыма, грозят нарушить баланс сил в этом регионе и в восточном Средиземноморье в целом. Эти поползновения могут также подвергнуть опасности свободу судоходства, причем не только в этих водах, но и во всем мире.

Россия возвращается

На протяжении столетий Россия считала Черное море центральным элементом своей безопасности. В 1783 году Екатерина Великая отняла Крым у турок-османов и присоединила его к России. Ее фаворит князь Григорий Потемкин в том же году создал в Севастополе Черноморский флот. В XIX веке Россия соперничала с ведущими европейскими державами и с Османской империей за влияние на Черном море и вокруг него. Но лишь с началом холодной войны Советский Союз как следует взял этот регион в свои руки, а противовес ему создавала только член НАТО Турция. Советы также использовали Черное море для демонстрации своей силы в восточном Средиземноморье.

Но когда распался Советский Союз, удача резко отвернулась от России. Грузия и Украина обрели независимость и начали стремиться к сближению с Западом, а Болгария с Румынией в 2004 году вступили в НАТО. В результате Россия лишилась доступа к тем частям черноморского побережья, которые она прежде контролировала напрямую или опосредованно. Россия и Украина договорились о разделе Черноморского флота, штаб и база которого остались в Севастополе. В 2010 году Киев продлил Москве срок аренды этой базы до 2042 года; но когда пророссийский президент Виктор Янукович в феврале 2014 года  бежал с Украины, а власть перешла к новому прозападному правительству, Путин испугался, что Киев откажется от выполнения заключенного соглашения.

Так началось агрессивное возвращение России в Черноморский регион. В марте 2014 года Москва аннексировала Крым и забрала себе большую часть украинских кораблей в Севастополе, после чего украинский флот был вынужден перенести свой штаб в Одессу. Путин, оправдывая эти действия, сказал: «Натовские корабли могли в итоге оказаться в городе русской военно-морской славы Севастополе». Имеется в виду, что это стало бы неизбежностью, не захвати Россия Крым в качестве упреждающего действия. С тех пор Россия фактически в три раза увеличила протяженность своей береговой линии на Черном море и укрепила ракетные силы в этом регионе. Свои позиции там Москва консолидирует за счет военных, дипломатических, экономических, энергетических средств и информационной тактики.

Свое господство на Черном море Москва утверждает и за счет значительного наращивания военно-морской группировки. Придя 20 лет назад в Кремль, Путин начал восстанавливать российскую военно-морскую мощь, остановив катастрофический упадок на флоте и создав более современную, маневренную, и универсальную корабельную группировку. Но после аннексии Крыма в 2014 году Россия пошла дальше, разместив на Черном море новые корабли, войска и системы вооружений. Это, в свою очередь, помогло ей усилить свое влияние в восточном Средиземноморье, которое является для Москвы важнейшим театром, так как именно оттуда она оказывает поддержку сирийскому президенту Башару Асаду. Россия также модернизировала свою военно-морскую базу в сирийском Тартусе, сделав это в рамках возвращения на Ближний Восток.

В то же время Москва заявила свои претензии на территориальные воды вокруг Крыма, назвав их российскими и постаравшись установить там свой контроль. Например, 23 июня британский эсминец «Дефендер» на непродолжительное время вошел в 12-мильную морскую зону вокруг Крыма, воспользовавшись своим правом мирного прохода в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву. Соединенное Королевство запланировало эти учения и взяло на борт журналистов, оспорив российские притязания на воды вокруг Крыма и попытавшись утвердить свободу навигации. Но Россия отреагировала злобно, открыв предупредительный огонь по британскому эсминцу, а позже осудив «британско-американскую провокацию». Это была прелюдия военно-морской конфронтации, которая может стать повседневностью, так как Россия намерена заставить мир признать аннексию Крыма и вместе с Китаем стремится разрушить давно уже установившиеся морские нормы.

Репетиция парада ВМФ в Севастополе

Нервные соседи

Агрессивные действия Москвы нервируют другие черноморские страны, в том числе, Грузию и Украину. Россия уже совершала на них нападения, дабы помешать их вступлению в НАТО, и продолжает оккупировать часть их территорий. В результате у обеих стран враждебные отношения с Москвой, и обе они сотрудничают с Североатлантическим альянсом, чтобы укрепить свою оборону на море. Путинские заявления о том, что украинцы и русские — это «один народ», и что сотрудничество Киева с НАТО создает угрозу национальной безопасности России, еще больше усилили напряженность, вызвав страх перед масштабным вторжением Москвы на Украину.

Стойкая союзница НАТО Румыния также с опаской наблюдает за укреплением военного потенциала России и с подозрением относится к ее намерениям. У члена НАТО Болгарии с Россией более близкие и более сложные отношения, но она решительно настроена на дальнейшую интеграцию с Западом. Румыния и Болгария выступают за расширение американского и натовского присутствия в их регионе.

Но больше всего на стремление Путина установить российское военно-морское господство в регионе влияет отношение к России Турции, которая также является черноморским государством. У двух стран долгая история войн и конфликтов, большая часть которых разыгрывалась на Черном море. Но после неудачной попытки государственного переворота в Турции в 2016 году, предпринятой против турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана, эти страны сближаются, в основном потому что Путин поддержал версию Эрдогана о перевороте и не критикует его, когда тот закручивает гайки политическим противникам. Новым признаком сближения стала покупка Турцией современных российских зенитно-ракетных комплексов С-400, что вызвало гнев у НАТО и заставило Соединенные Штаты исключить Турцию из своей программы по созданию истребителя F-35.

Российско-турецкие отношения не совсем дружеские. Эти страны поддерживают противоборствующие военные группировки в Ливии и Сирии. Во время недавней войны в Нагорном Карабахе Турция поддержала Азербайджан, а Россия выступила посредницей между Арменией и Азербайджаном. После прекращения огня Россия была вынуждена согласиться на присутствие Турции в качестве миротворца в своем «ближнем зарубежье». Напряженность усилилась и из-за мощной поддержки Киева Эрдоганом, а также из-за его публичных заявлений о принадлежности Крыма Украине, а не России. В июле Турция поставила свой первый боевой беспилотник военно-морским силам Украины, продемонстрировав углубление военных связей между двумя странами, что не может не вызвать раздражение у России.

Анкара обладает значительными рычагами влияния на Москву, потому что может пускать, а может и не пускать натовские корабли в Черное море. Последние 85 лет Турция регулирует проход в это море и из него торговых судов и военных кораблей, действуя в соответствии с Конвенцией Монтрё, согласно которой судоходство по турецким проливам в мирное время осуществляется свободно. Но есть ряд условий для прохождения военных кораблей. Например, Турцию необходимо уведомлять об этом заранее. Анкара проявляет последовательность и беспристрастность в выполнении этого договора, время от времени запрещая проход натовским кораблям.

В последние годы Соединенные Штаты призывают Турцию более свободно толковать Конвенцию Монтрё, чтобы НАТО могла расширить свое присутствие в Черном море. Пока Турция эти призывы отвергает, но она может в корне изменить положения этого договора по собственным причинам. Эрдоган предложил построить канал западнее Стамбула, чтобы пустить по нему морские суда и освободить перегруженный пролив Босфор. Условия Конвенции Монтрё на новый канал распространяться не будут, а это значит, что теоретически боевые корабли НАТО смогут беспрепятственно проходить в Черное море. Естественно, Путин раскритиковал этот проект и потребовал от Эрдогана соблюдать Конвенцию Монтрё.

Противодействуя Москве

Администрация Байдена должна решить, как ей реагировать на усиление военного присутствия Кремля в Черном море и на его попытки контролировать воды вокруг Крыма. Ставки здесь очень высоки, потому что речь идет не только о России и Черном море. Судьба территориальных вод Крыма может оказать большое влияние на ситуацию в Южно-Китайском море, где Пекин стремится установить суверенитет над большей частью его территориальных вод.

Чтобы оказать противодействие России, стремящейся установить свое военно-морское господство в Черном море, потребуется участие Турции, поскольку она контролирует вход в это море. Пока администрация Байдена проявляет крайнюю осторожность в отношении Анкары, согласившись не соглашаться с ней по таким вопросам как отход Турции от демократии и нарушения прав человека. Вместе с тем, она сформировала рабочие отношения с правительством Эрдогана по ряду важных для США вопросов, включая терроризм. Но выход из тупиковой ситуации, возникшей из-за покупки С-400 с последующим исключением Турции из программы F-35, пока не найден. Эрдоган не хочет подвергать опасности свои связи с Москвой, какими бы сложными они ни были, хотя себя он преподносит как необходимого Вашингтону партнера в его отношениях с Россией. Но администрации Байдена придется оказывать давление на Турцию, чтобы та в сотрудничестве с НАТО активнее противодействовала России в Черном море.

В среднесрочной и долгосрочной перспективе Соединенные Штаты и Североатлантический альянс должны продолжать оказание политической и военной поддержки Болгарии, Грузии, Румынии, Турции и Украине, помогая им повышать сопротивляемость против России на Черном море. Они должны содействовать Грузии и Украине в модернизации их вооруженных сил в рамках расширенного сотрудничества с НАТО, и что крайне важно, выявлять российскую дезинформацию, нацеленную на ослабление позиций США и НАТО в регионе, и противостоять ей.

В более долгосрочной перспективе Вашингтону следует убедить все черноморские государства соблюдать условия действующих соглашений, обеспечивающих свободу судоходства и право на мирный проход территориальных вод. Отказ от таких соглашений в Крыму создаст угрозу региональной безопасности, мировой торговле и существующему мировому порядку.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.