Тот факт, что Белоруссия в последнее время вышла на первые строчки международной повестки дня, вызывает следующие вопросы: становится ли эта страна ареной борьбы за влияние между Западом и Россией, почему Белоруссия ближе к России, станет ли Белоруссия причиной нового кризиса подобно украинскому, почему отношения между Россией и Европейским союзом (ЕС) стали напряженными? Чтобы понять все это, необходимо проанализировать политические события, возникавшие в Белоруссии в ходе исторического процесса.

Белоруссия, также известная как «Белая Русь», является закрытой страной в Восточной Европе, которая не имеет выхода к морю и с распадом Советского Союза провозгласила свою независимость, подписав Беловежское соглашение. Белоруссия, поначалу проводившая либеральную политику под руководством тогдашнего президента Станислава Шушкевича, в первой половине 1990-х годов не смогла добиться какого-либо экономического прогресса, и уровень доходов населения резко упал. Закрытие многих заводов и предприятий в стране, рост безработицы и инфляции вызвали бунт народа против первого правительства, отделившего страну от Советов. В этих условиях бывший член Верховного совета Александр Лукашенко, пообещавший воссоздать модернизированную советскую систему, получил мощную поддержку народа. Так, придя к власти в 1994 году, Лукашенко обеспечил принятие адаптированной к условиям того времени бывшей советской конституции. Государственный герб и флаг советского периода были немного изменены и вновь введены в качестве герба и флага Белоруссии. Также были восстановлены достижения и социальные гарантии советской эпохи.

В отношении Белоруссии, которая сближалась с Россией и отдалялась от Запада, ЕС в 1997 году принял первое решение о санкциях. В рамках санкций, запретивших контакты на уровне министров, процесс партнерства и сотрудничества с ЕС также приостановился. Запрет на въезд в ЕС, введенный в отношении президента Лукашенко и других государственных служащих, а также экономические санкции против некоторых государственных компаний повторно вводились с незначительными изменениями в 1998, 2004, 2005, 2006, 2011, 2012, 2014 годах. К санкциям ЕС против Белоруссии в 2004 году присоединились и США. После этих санкций Белоруссия в 2008 году отозвала своего посла в Вашингтоне и выслала американского посла из страны.

Белоруссия — ближайший союзник Российской Федерации из числа стран Содружества независимых государств (СНГ). Белоруссия создала с Россией надгосударственное образование под названием «союзное государство». Посредством этого образования, созданного двумя странами, по многим вопросам претворяются в жизнь общие практики. А в отношениях с другими странами Белоруссия держится на расстоянии. Процесс восстановления 2000-х годов дал главе белорусского государства Лукашенко, за которым закрепился образ авторитарного лидера, еще больше власти. В 2002 году Белоруссия присоединилась в качестве члена-основателя к Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), в которую также вошли Армения, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан, и до сих пор является членом этой организации. Страны, входящие в данную организацию, не могут быть частью какого-либо другого военного союза или группы стран. Нападение на любую из этих стран расценивается как совершенное против всех государств-членов.

С другой стороны, арест президентом Белоруссии Лукашенко 32 российских граждан, которые, как он утверждал, являются российскими наемниками, нацеленными на дестабилизацию обстановки в Белоруссии за несколько дней до президентских выборов в стране, а также то, что Лукашенко долгое время не удовлетворял запроса России о создании крупной военной базы в Белоруссии, в свое время были причинами недовольства России. Кроме того, осторожные усилия Белоруссии по сближению с НАТО, рассмотрение вопроса о совместных учениях в рамках некоторых программ НАТО, а также поощрение действий Лукашенко со стороны ЕС в ответ на это и постепенная отмена санкций, введенных против политического руководства Белоруссии, также не оставались без внимания России. Прием, оказанный Лукашенко американским официальным лицам, тоже долгое время вызывал резонанс в России. Однако, несмотря на это сближение с западными странами, Белоруссия с момента обретения независимости поддерживает прочные отношения с Россией.

Несмотря на периодические взлеты и падения в отношениях с Россией, в Белоруссии существует значительное российское влияние, и политика Белоруссии, которая держится ближе к России, вызывает реакцию Запада. С санкционными решениями, принятыми ЕС, были запрещены торговые отношения государств-членов с Белоруссией. Поэтому страна в основном осуществляет торговлю с постсоветскими государствами. Торговые ограничения и санкции, введенные США и ЕС в отношении Белоруссии, привели к снижению доходов страны и возникновению проблем у правительства Лукашенко с экономической точки зрения. Несмотря на это, самыми влиятельными политическими силами в стране являются Лукашенко и Коммунистическая партия. Так, на парламентских выборах в Белоруссии в 2016 году победу одержали Лукашенко и Коммунистическая партия.

Этот успех Александра Лукашенко также наблюдался в ходе президентских выборов в Белоруссии 9 августа 2020 года. Лукашенко, который долгое время находится у власти, был переизбран на шестой срок и, согласно официальным результатам, набрал 80% голосов. Лукашенко, хотя и выиграл президентские выборы, как было объявлено, с большим отрывом, подвергся обвинениям в фальсификации выборов со стороны оппозиции в стране и международного сообщества, в результате чего давление на него усилилось и вновь был дан зеленый свет введению санкций в отношении Белоруссии. В ходе протестных акций, начавшихся в стране с объявлением о победе Лукашенко на президентских выборах в августе 2020 года, которые оппозиция и Запад сочли сфальсифицированными, было задержано более 35 тысяч человек. США и ЕС на фоне кризиса ввели множество новых санкций в отношении ключевых отраслей белорусской экономики.

В силу того что к западу от Белоруссии расположены такие члены НАТО, как Польша, Литва и Латвия, на юге страна граничит с Украиной, а на востоке — с Россией, в связи со столь важным геополитическим положением Белоруссии, между ЕС и Россией время от времени происходит конфликт за влияние в регионе. В этом контексте президент Белоруссии Александр Лукашенко в 2020 году заявил, что НАТО наращивает силы у западных рубежей Белоруссии, поэтому для обеспечения безопасности в стране может потребоваться поддержка ОДКБ, и отдал белорусской армии приказ о проведении учений у западной границы. Президент России Владимир Путин объявил, что Россия в случае необходимости выполнит свои обязательства, вытекающие из коллективного военного союза, и готова оказать военную поддержку Белоруссии. В ответ на утверждения Лукашенко генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг заявил, что НАТО находится в этих странах «исключительно» для «защиты» и «сдерживания» от возможных атак на альянс, при этом в Белоруссии пытаются создать внешнюю угрозу. Для России важен не Лукашенко, чья народная поддержка ослабевает день ото дня, несмотря на продолжительное пребывание у власти, а чтобы Белоруссия оставалась пророссийским государством. Президент Белоруссии Лукашенко выразил готовность пригласить на свою территорию российские войска для обеспечения безопасности своей страны и России.

Причины, сближающие Белоруссию с Россией

Сегодня западные страны обвиняют Белоруссию в антидемократических практиках, политических арестах в стране, а также содействии потоку мигрантов в Литву и Польшу. Оппозиционер и соперник Лукашенко на последних президентских выборах в стране, руководитель дочерней компании «Газпрома» в Белоруссии Виктор Бабарико был задержан после того, как выдвинул свою кандидатуру на пост президента. Министр обороны Польши Мариуш Блащак (Mariusz Blaszczak) заявил, что попытка 2,1 тысячи человек с Ближнего Востока проникнуть в Польшу через Белоруссию — это «грязная игра» президента Белоруссии Лукашенко и Кремля против санкций ЕС.

Для предотвращения потока мигрантов Польша намерена возвести трехметровую стену на границе с Белоруссией и нарастить военное присутствие. С другой стороны, Литва также начала строить на границе с Белоруссией стену высотой три метра на участке длиной 508 километров. Возведение стены планируется завершить в сентябре 2022 года. Европейский совет решительно осудил принудительную посадку самолета Ryanair в Минске 23 мая 2021 года, ставящую под угрозу безопасность пассажиров, задержание белорусскими властями журналиста Романа Протасевича и Софьи Сапеги, и ввел санкции за «государственный терроризм».

Белоруссия тоже периодически делала ходы против западных стран. Примером этого может служить то, что Министерство иностранных дел Белоруссии приняло решение о санкциях против США, потребовав сократить штат посольства США в Минске. На фоне санкций и реакций Запада, обвиняющего Белоруссию и президента страны, отношения Белоруссии с Российской Федерацией стали еще крепче и теснее.

На днях президент России Владимир Путин и президент Белоруссии Александр Лукашенко обменялись мнениями о ситуации в Афганистане в связи с выводом американских войск из этой страны, а также политическом, военном, экономическом сотрудничестве и стратегических учениях «Запад-2021». Заместитель Государственного секретаря Совета безопасности Белоруссии Владимир Арчаков заявил, что присутствие США в Афганистане было направлено на усугубление давно продолжающейся конфликтности в стране и втягивание России в эти конфликты. Арчаков отметил, что высок риск появления кризисных точек в восточноевропейском регионе и, если наркотики, оружие, нелегальные мигранты новой волной двинутся в Европу, то это коснется и Белоруссии. «США и Запад пытаются погрузить Россию и ее союзников в пучину таких вот тлеющих конфликтов, чтобы не мешали управлять миром», — сказал Арчаков. Отметив, что США в последнее время наращивают военное присутствие в Польше, на границе с Белоруссией, Арчаков продолжил: «Сейчас на польской территории развернут американский контингент численностью примерно 4 тысячи человек. Вдобавок к этому в прошлом году было подписано соглашение об увеличении количества военных. Также будет построена инфраструктура для размещения 20 тысяч американских военнослужащих. Судя по всему, США готовятся остаться в Польше надолго».

Станет ли Белоруссия Украиной?

Ответ на вопрос «станет ли Белоруссия Украиной» на самом деле очевиден: нет. Белоруссия по сравнению с Украиной не имеет такой сильной национальной идентичности и с точки зрения языка является русифицированной страной. Кроме того, Белоруссия занимает прочное место в Евразийском экономическом союзе и военном блоке ОДКБ во главе с Россией. В этом смысле Белоруссия не нейтральна. Можно сказать, что периодически возникающий кризис в Белоруссии служит поводом для геополитических опасений, хотя он менее тенденциозен, нежели украинская революция 2013-2014 годов. Протестующие против правящего режима в Белоруссии проводили демонстрации не для того, чтобы присоединиться к западным институтам, таким как НАТО или ЕС.

Вместе с тем сегодняшние события последовали за конфликтом на почве Украины, который существенно повлиял на уровень доверия между Москвой и западными столицами, оставил Белоруссию последней буферной страной для России. Если Москва потеряет своего последнего регионального союзника, ее способности оставаться ведущим и надежным игроком в сфере безопасности в Европе будет нанесен серьезный удар, и в контексте тезиса о том, что «культурные границы русского мира простираются за пределы Российской Федерации», Москва сместится в плоскость, не связанную с идентичностью великой державы. Вместе с тем, вместо того чтобы использовать союзную Белоруссию для изоляции Балтии через соседний Калининград, России в предположительной войне против НАТО, вероятно, придется защищать весь свой фронт.

Учитывая, что любая война между НАТО и Россией не ограничится определенным регионом, а, скорее всего, будет вестись на всем европейском фронте, такие соображения очень важны для военного планирования Москвы. Одним словом, Россия никогда не допустит вероятности выхода Белоруссии из-под ее контроля, как в случае с Украиной, в пользу Запада. «Отдалив» Украину от российской геополитической регулирующей орбиты, ЕС не только пережил раскол в отношениях с Москвой, но и в то же время сделал более хрупким европейский порядок безопасности. Это неизбежный побочный продукт Европы периода после холодной войны, которая сталкивается с настойчивыми требованиями малых государств ЕС относительно права выбора своей ориентации (с геополитическими последствиями) и призывами Москвы к «равноправным отношениям», а также окружена конкурирующими представлениями о порядке.

Запад, возможно, планировал поддерживать вето в отношении ориентации этих государств. Некоторые круги, считающие, что Россия недостаточно активно реагирует на региональное вмешательство ЕС в странах, которые являются частью доктрины Ближнего зарубежья и относятся к задворкам России (отсутствие реакции на вмешательство в армянскую революцию рассматривается как показатель того, что Россия может оставаться пассивной до тех пор, пока протестующие откровенно не становятся на сторону западных институтов), не могут видеть это на примере Белоруссии и Украины. Потому что Белоруссия — это восточнославянское государство, которое находится непосредственно на европейской сцене. В этом смысле геополитические и психологические риски для России намного выше. Вместе с тем полезно отметить, что уровень одобрения российского правительства в обществе после международных военных интервенций действительно снизился — за исключением аннексии Крыма, которую ЕС счел нарушением международного права, но которая, как предполагается, исправила историческую несправедливость в глазах российского народа.

Это также верно в отношении российско-грузинской войны 2008 года и вмешательства в сирийскую гражданскую войну в 2015 году, как показывают результаты опросов, проведенных Всероссийским центром изучения общественного мнения. Так, есть все основания полагать, что российское общество не отнесется благосклонно к ситуации, когда Кремль поставит геополитические соображения выше национальных социально-экономических трудностей, особенно учитывая роль России в субсидировании сильно зависимой белорусской экономики. Хотя отношения между Лукашенко и Кремлем охладели в последние годы из-за того, что Белоруссия постепенно шла к тому, чтобы объявить о своей независимости от России, в прекращении конфликта между президентом России Владимиром Путиным, протестующими и белорусским режимом также сыграли роль конфликты внутри США. Чрезвычайно персонализированный характер российско-белорусских отношений во время правления Лукашенко делает ситуацию еще более серьезной для России, и, если охлаждение затянется, то риск ухудшения имиджа России в глазах белорусского народа может возрасти. Однако все это предположения. В условиях нынешней конъюнктуры Россия и Белоруссия — взаимозависимые партнеры.

По сравнению с геополитическими вопросами вокруг места России в Европе и вопросами идентичности опасения по поводу того, что возможная революция в Белоруссии может создать прецедент для возможного развития событий в России с переизбранием Путина в 2024 году, в конечном итоге являются вторичными динамиками. Это должно дать передышку тем, кто утверждает, что идеологическое соперничество между либеральным Западом и нелиберальной Россией является главной движущей силой нынешнего соперничества относительно системы евроатлантической безопасности. Напротив, последовательное смещение России в сторону нелиберального политического режима отчасти было результатом консолидации евроатлантических институтов, которые в значительной степени отгородились от России, и это побудило Кремль обезопасить свои отношения с Западом через предполагаемые угрозы как на международном, так и на национальном уровне. Эти угрозы рассматриваются как экзистенциальные риски для режима Путина, силы России, а также ее устойчивости и даже выживания.

Российские элиты стремятся предотвратить повторение украинского кризиса, поскольку, несмотря на военные действия на Донбассе, Киев продолжил идти по пути интеграции с Западом. В этом контексте, если потребуется вмешательство в Белоруссию, это, вероятно, будет иметь и внутриполитические издержки для России. Белоруссия после Лукашенко, который периодически предпринимает шаги для углубления связей с Западом, во многом усиливает чувство опасности для России, при этом поддерживаемое Россией давление на протестующих повлечет за собой еще большее ухудшение отношений между Россией и ЕС. Очевидно, что в обоих случаях напряженность повысится, а ситуация с европейской безопасностью продолжит оставаться хрупкой. В то время как западные столицы не могут принять идею о том, что будущее Белоруссии будет определяться Москвой — или посредством Москвы — независимо от воли белорусского народа, Кремль озадачен тем, как Запад воспринимает вмешательство во внутренние дела Белоруссии.

За годы украинского кризиса конфликт между Россией и Западом вокруг формы европейской архитектуры безопасности оставался в рамках более общего соперничества крупных держав в глобальном масштабе. Растущий напор Китая с пандемией covid-19 побудил Россию оставить страны ЕС вне своей зоны влияния и, признав ЕС исключительно уделом американской мощи, отдать приоритет конкуренции с Вашингтоном. Отравление Алексея Навального и ситуация в Белоруссии еще более обострили отношения между ЕС и Россией. Германия, одна из самых влиятельных стран ЕС, уже больше не может сохранять баланс между обязательством по защите ЕС, возникшим с разделом Берлина в результате внешней политики времен холодной войны, и желанием поддерживать особые отношения с Россией, которые имеют долгое прошлое.

В этом контексте давление президента Франции Эммануэля Макрона в пользу сближения Европы с Россией не смогло получить особого импульса. Эта инициатива Макрона, совместившаяся с его спорными соображениями о «смерти мозга» НАТО, явно направлена на продвижение видения «геополитически» и «стратегически» автономной Европы. Вместе с тем Франция сама по себе не контролирует внешнюю политику ЕС и оставляет России очень мало причин для смягчения ее более широкомасштабного конфликта с Западом в обмен на более благоприятные отношения с ЕС. Стремление Макрона к этому сближению созрело с самого начала его правления. Учитывая, что согласие России с Китаем послужило ключевым фактором силы для Кремля в контексте сохраняющихся и, возможно, устойчивых враждебных отношений с США, первоначальные надежды на то, что Россию удастся отдалить от Китая, были нереалистичными. Вместо этого Франция, будучи лишь одним из многих участников ЕС и по своей природе основоположником многополярной Европы, выступая в качестве посредника урегулирования зачастую конфликтующих интересов, начинает проявлять больший интерес к политическим приоритетам стран — членов ЕС на востоке и пытается представить диалог с Россией в более реалистичных терминах. Франция в поисках устойчивого баланса, но при этом единства, включая в том числе ее собственные интересы, гибко взаимодействует со всеми лагерями и, беря на себя роль, которую играла Великобритания в XIX веке, стремится занять центральное место в европейской системе безопасности. Таким образом, в контексте натянутых отношений с Россией и растущей системной конкуренции с Китаем у ЕС есть ожидание своего рода инструментальной выгоды от построения партнерства с США по крайней мере для создания противовеса потенциальным угрозам и вызовам с востока. Голлистский подход, при котором более глубокие связи с Россией рассматриваются как способ поддержать независимость Европы от США, не может обеспечить полное решение проблем ЕС в XXI веке. Вместе с тем, если Европа будет чересчур полагаться на США, это может привести мир к жесткому и нестабильному биполярному соперничеству между трансатлантическим альянсом, с одной стороны, и Китаем — Россией, с другой.

В условиях, когда глобальная политика все больше формируется под влиянием соперничества между США и Китаем, ЕС и Россия имеют общие интересы в многополярном мировом порядке, который дает им возможность самостоятельно принимать решения и подбирать термины для сотрудничества. Кроме того, упор ЕС на взаимодействие, основанное на правилах, определенным образом согласуется со стремлением России к использованию сильных многосторонних институтов и механизмов, таких как ООН, где сила Москвы как постоянного члена Совета Безопасности ООН признается непререкаемой. В этой связи поворот США к Китаю — это одновременно и шанс, и вызов для ЕС. Шанс сформировать более устойчивое и менее враждебное американское присутствие в Европе в то же время означает возможность включения США в холодную войну.

Таким образом, Европа и глобальный порядок больше не поддерживают друг друга. В то время как нынешняя глобальная динамика не способствует сближению ЕС и России, хрупкость европейской системы безопасности делает любой модус вивенди явно неопределенным.

Наиболее тревожным для Российской Федерации развитием событий является расширение ЕС своей политической зоны влияния, проведение ЕС активной политики в тех регионах, где Россия влиятельна исторически, а также размещение в этих регионах США в рамках НАТО. Еще один важный момент, который следует отметить, — это озабоченность Российской Федерации по поводу того, что ее господство и политическое давление в отношении Европы благодаря природному газу и нефти могут разрушиться. Прекращение Россией поставок газа на Украину и в Белоруссию в 2007 году вызвало беспокойство у Европы и подтолкнуло европейские страны к новым поискам источников импорта энергоносителей. В свете этих событий политика Кремля заключалась в том, чтобы делать ходы по ослаблению евроатлантического блока и при необходимости без колебаний использовать жесткую силу (hard power) в соответствии со своими национальными интересами. Военное вмешательство Российской Федерации в Грузию в 2008 году на почве южноосетинской проблемы на фоне сближения Грузии с НАТО и ЕС, поддержка Россией пророссийских сепаратистов на Донбассе и аннексия Крыма в результате событий, вспыхнувших на Украине в 2014 году, служат примерами применения Российской Федерацией жесткой силы в ее новейшей истории. В частности, позиция Российской Федерации в отношении Украины и аннексия Крыма вызвали бурную реакцию со стороны ЕС, и санкции против Российской Федерации не заставили себя ждать. В рамках этих решений Европа закрыла свой рынок капитала для российских банков, начала вводить санкции на поставки оружия Российской Федерации, решила ограничить экспорт оборудования, важного для нефтяной промышленности Российской Федерации, и продажу продуктов чувствительных технологий. В ответ на это Российская Федерация прекратила импорт продовольственных продуктов из ЕС, хотя Россия является вторым важнейшим рынком для ЕС с точки зрения экспорта продовольствия.

Таким образом, Белоруссия, хотя и не станет новой Украиной, еще долго будет оставаться предметом конфликта между ЕС, США и Россией. ЕС постоянно применяет санкции с намерением вывести из российской зоны влияния страну, которую он желает притянуть на свою орбиту. Делая это, ЕС даже не приводит оснований. Поддержка в этом отношении исходит и от неправительственных организаций. Правозащитники отмечают, что Белоруссия переживает тяжелейший период политических репрессий за последний век, и критикуют политику минской администрации в отношении оппозиции, проводя аналогии со сталинским правлением во времена Советского Союза.

По данным правозащитных организаций, в тюрьмах Белоруссии в качестве политических заключенных находятся 608 человек разных возрастных групп и профессий, включая студентов, врачей, журналистов, рабочих, пенсионеров. В их числе — 17-летний Никита Залатару, который был приговорен к четырем с половиной годам лишения свободы в феврале этого года за участие в протестах.

Все это показывает, что снижение напряженности в Белоруссии — весьма далекая перспектива. В последние годы российская внешняя политика все чаще рассматривается через призму провозглашенного Москвой «поворота на восток» и ее углубляющегося стратегического партнерства с Пекином. Тем не менее двухматериковая география России продолжает быть ключом к ее притязаниям на статус великой державы. Россия намерена оставаться ведущим игроком в сфере безопасности в Европе не только потому, что это место, где находится значительная часть ее населения и ее основные интересы, но и в силу того, что это необходимость, связанная с национальной идентичностью. Россия никогда не одобрит выхода стран ближнего зарубежья на западную орбиту и их членства в НАТО. От внимания западных стран не должна ускользать точка зрения о том, что без Белоруссии и Украины не может быть России, а значит, Россия не сможет отказаться от этих стран.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.