Наверное, уже пора привыкнуть, что свободные люди рукоплещут диктаторам, а хоккеисты играют в их честь. Это цивилизационное изменение: тот, кто все еще требует свободы (например, политзаключенных), превращается в досадное напоминание о старых временах, которое уже не стоит и зевка.

Том Стоппард, Лори Андерсон и другие деятели искусства призывали хоккеистов на Чемпионате мира в Белоруссии после матча повязать на шею красно-белый шарф в знак протеста против диктатора Лукашенко. Только вот ждать от хоккеистов такого жеста бессмысленно. Профессиональный хоккеист, по сути, политический профан, потому что большую часть жизни он проводит, гоняя шайбу по льду или играя в компьютерные игры. Горизонт свободы хоккеиста заканчивается у ограждения катка, которое он пытается пробить ничем иным, как телом своего соперника.

Понятно, деятели искусства могли обратиться хотя бы к болельщикам на трибунах, правда, с условием, что телекамеры Лукашенко на всякий случай в эту сторону смотреть не будут. Только вот хоккейные фанаты, отправляющиеся в Белоруссию, чтобы поддержать свои национальные команды, в политическом плане еще тупее самих игроков. Ждать от них, что они хоть на секунду задумаются о режиме, который они пришли почтить своим присутствием, — это грубое непонимание нынешнего времени.

Молодой оппозиционер Дмитрий Дашкевич за два года прошел через 12 белорусских тюрем, в изоляторах он жил месяцами. «Там холодно: изо рта идет пар, и ты трясешься от холода в хлопчатобумажной робе. Ты спишь на голых досках только в этой робе. Ты постоянно просыпаешься от холода. Потом на полчаса от изнеможения ложишься и встаешь, чтобы согреться. Если немного согреешься — снова на час можешь заснуть. После месяца в изоляторе ты превращаешься в машину. И для этого (в том числе) ты там и находишься!»

Но почему же какой-нибудь хоккеист или болельщик должен читать о таких вещах? У него на это нет ни времени, ни желания. Он живет — впрочем, как и всё большая часть общества, — в своем собственном вакууме. Свободное общество добровольно и самостоятельно ограничивает свою свободу — оно не проявляет интереса ко тому, что может его взволновать.

Дашкевич просит болельщиков, раз уж они приехали, поднять на стадионе плакаты с текстом: «Свободу политическим заключенным Белоруссии!». Дорогой друг, ты не понимаешь, что, даже если бы кто-то из этих ликующих фанатов и прочитал твою просьбу, он возненавидел бы тебя за то, что ты отбираешь у него право радоваться! Он же приехал в Минск не бороться за свободу, а наслаждаться хоккеем!

А тех, кто читал твою просьбу и попытался оболгать белорусский режим — протестуя против несвободы под предлогом восторга от хоккея, этот режим мгновенно распознал. Норвежские политики Эмиль Андре Эрстад и Линэ Нордхавг были немедленно сняты с поезда на литовско-белорусской границе как «нежелательные лица», как и глава шведской правозащитной организации Мартин Угла.

Мы живем в особое время, когда свобода в нашей части света бесплатна. Истории это явление, можно сказать, еще не знакомо. Для сохранения свободы, видимо, было бы достаточно просто не поклоняться диктаторам. Было бы достаточно их игнорировать, раз уж мы не хотим выступать против них. Но не стоит этого ждать от хоккеистов и их болельщиков.

Я удивляюсь только тому, что они все еще верят, что их команда может выиграть чемпионат. Не может. Победитель - все равно Лукашенко.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.