«Браки между иммигрантами из бывшего СССР и израильтянами-сабрами». Так гласит заголовок научной статьи, на которую я наткнулась буквально на днях. Перечитав слово «иммигранты» трижды, я поняла, что исчезнуть ему, похоже, не суждено.

Судите сами: французы — они репатрианты (ну да, именно сионизм двигает ими сегодня, когда они толпами бегут из Франции, куда некогда перебрались из Алжира и Марокко). И эфиопы — они тоже репатрианты (и пусть кто-то попробует сказать что-то другое, сразу будет обвинен в расизме, антисемитизме и вообще всех смертных грехах). Американцы, британцы — да кто угодно — все репатрианты. И только русские — иммигранты.

Будто не было в СССР отказников, будто не делали в подвалах наши бабушки мацу на Песах, будто не ходили раввины — под страхом быть сосланными — по домам, чтобы сделать еврейским младенцам брит-милу. Будто вообще не было у советских евреев прошлого, а вспомнили они о том, что они евреи, где-то с четверть века назад — в самолете «Эль-Аль», в воздухе над Тель-Авивом.

Самый же большой абсурд заключен в том, что статья эта, как выяснилось, написана русскоязычными авторами. Оба — выходцы из бывшего СССР. Так почему же они отказывают своим дважды соотечественникам в праве на возвращение и, по сути, приравнивают нас к эритрейцам и суданцам?

К слову, еще в 2004 году Министерство абсорбции выпустило некий труд, в котором подробно перечислялись причины, «почему выходцы из бывшего СССР скорее являются репатриантами, чем иммигрантами». Вы где-то видели подобную работу о выходцах из Эфиопии, Европы или США? Лично я — нет. Но удивляться не приходится.

В научной среде уже много лет проходит своеобразный диспут, суть которого сводится к тому, «считать ли репатриантами эту колбасную алию или нет». Причем зачастую именно видные исследователи, «гуру социологии», используют по отношению к русскоязычным израильтянам термин «иммигранты». Вот и наши авторы предпочли влиться в мейнстрим вместо того, чтобы утруждать себя ломкой негативных стереотипов.

Думаю, в данном случае наиболее подходящим является термин — самодискриминация. А как иначе назвать планомерный отказ от самоидентификации, бесконечные попытки забыть о собственном прошлом и старательное замалчивание вклада советских евреев в становление государства Израиль. Если сами русскоязычные израильтяне отчаянно отрицают самих себя, то можно ли ожидать, что кто-то другой поймет их и примет? Как писала активистка сионистского подполья в СССР Това Перельштейн, «если сам не уважаешь свое прошлое, то и другие не уважают его».

«Стеклянные потолки» и дискриминация, запрет в школах на чтение и разговор на русском языке — все это результат внутриобщинной политики. И винить тут  стоит в первую очередь самих себя.

Если бы сегодня не подрастало второе поколение репатриантов из бывшего СССР, можно бы было продолжать игнорировать происходящее. Однако дети репатриантов, тех самых, которые приехали в Израиль в детском возрасте, когда-нибудь тоже подрастут. И начнут искать себя. И не найдут. Так как у всех, включая выходцев из Марокко и Эфиопии, прошлое есть, а у них его, как выясняется, нет. Они  — люди без корней. А у людей без корней не только нет прошлого — у них еще и нет будущего.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.