«Каждый живой немец будет убивать женщин, детей и стариков. Мертвый немец безвреден. И если я убью немца, значит, я спасу жизни», — сказала однажды Людмила Павличенко.


Когда нацистская Германия в июне 1941 года вторглась в Советский Союз, множество женщин встали на защиту своей родины.


Более 550 тысяч служили в вооруженных силах СССР во время войны. Большинство — в ПВО, многие во вспомогательных частях в тылу. Но примерно 100 тысяч воевали на фронте.


Женщины были летчиками, водили танки, стреляли из пулемета. А еще они были снайперами.


Лучшей из них была Людмила Павличенко. За войну она уничтожила 309 врагов.


Недавно Ольга Ширнина, переводчик из Москвы, раскрасила и опубликовала фотографии Павличенко и других женщин-снайперов и тем самым дала своими потрясающими работами новую жизнь некоторым из забытых солдат войны.


«Иногда фотография говорит больше, чем слова, и я буду рада, если больше людей лучше узнают Россию и русских благодаря моим раскрашенным фотографиям», — сказала Ольга Ширнина в беседе с Daily Mail.


«Это был настоящий феномен: ни одна другая страна не имела столько солдат-женщин, снайперов, летчиков и медсестер».


Она была добровольцем


Людмила Павличенко родилась под Киевом на Украине в 1916 году. Позднее она описывала себя как настоящего «сорванца», не отличавшегося большим усердием в школе, но она никогда не могла согласиться с тем, что мальчишки в чем-то лучше, чем она.


«Когда один соседский мальчишка начал хвастаться, как хорошо стреляет, я решила показать, что девчонки могут быть не хуже. И я стала много тренироваться».


В 1937 году она начала учиться в Киеве в университете. Когда разразилась война, она изучала историю. В начале войны женщин в Красную Армию не брали, так что ей пришлось исхитриться, чтобы ее в армию взяли.


Ее попытались определить в медсестры, но со временем ей удалось продемонстрировать свои снайперские навыки.


И это решило дело.


Она стала служить в 25-й стрелковой дивизии, и ее направили прямо на фронт.


«Меня ничто не могло остановить»


Но когда она попала на фронт, ее немедленно парализовал страх — пока немецкая пуля не убила одного из ее товарищей.


«Он был такой хороший, веселый парень. И его убили — а он был прямо рядом со мной. После этого меня уже ничто не могло остановить».


Позднее в тот же день она убила двух своих первых немцев из снайперской винтовки — винтовки Мосина, калибр 7,62.


Павличенко стала одной из примерно 2 тысяч женщин-снайперов в СССР, она воевала в Молдавии и недалеко от Одессы, а потом ее подразделение оттеснили в Севастополь на Крымском полуострове.


По мере того, как росло число уничтоженных ею врагов, она получала все более рискованные задания, в частности, связанные с уничтожением вражеских снайперов. И она вышла победителем по меньшей мере в 36 подобных дуэлях со своими немецкими противниками.


«Это было одно из самых потрясающих впечатлений в моей жизни», — рассказывала она об этих опасных заданиях.


Уже в мае 1942 года на ее счету были 257 убитых врагов. И никакого «внутреннего конфликта» она не испытывала.


«Единственное чувство, которое у меня было, это чувство удовлетворенности охотника, свалившего добычу», — рассказывала она в одном из интервью после войны.


Ее направили в США


В июне 1942 года Павличенко была ранена во время минометного обстрела. Но она становилась все более известной, и ее отозвали с фронта и направили на реабилитацию.


В конце 1942 года ее вновь отозвали с фронта, поэтому ее не было в Севастополе, когда он пал. В тот раз ее направили в США в пропагандистскую поездку, чтобы обеспечить американскую поддержку открытию «второго фронта» против Германии.


Сталин хотел, чтобы западные союзники вторглись в страны, оккупированные немцами, и в Германию — чтобы уменьшить огромное немецкое давление на Красную Армию. Но произошло это, впрочем, не раньше, чем после высадки союзников в Нормандии 6 июня 1944 года, и гораздо позже того, как военная удача изменила немцам на Восточном фронте.


Людмиле Павличенко было 25 лет, она не говорила по-английски, но стала первым гражданином СССР, принятым в Белом доме.


Жена президента Элеанора Рузвельт пригласила ее в поездку по США, чтобы она рассказывала о своих впечатлениях. Многие из собственных слов Павличенко сохранились в газетных вырезках того времени.


Многие тогдашние журналисты обращали внимание на ее (недостаточную) женственность, писали, что она не пользуется косметикой, а форма ей не по размеру…


Журналист из Washington Post написала даже, что было странно, что Павличенко настолько не заботилась о том, как она выглядит.


«Разве то, что успешный солдат должен гордиться тем, как выглядит, не часть военной философии?» — писала Мальвина Линдсей (Malvina Lindsey).


Плохо скрытые негативные комментарии заставляли Павличенко чувствовать, что ее провоцируют.


«Я ношу свою форму с гордостью. На моей гимнастерке орден Ленина, на ней кровь войны. Наверное, в Америке самое главное, чтобы женщины под формой носили шелковое белье. Они не знают, что значит форма», — заявила она Time Magazine.


Она стала Героем Советского Союза


За время турне по США вместе с Элеанорой Рузвельт она научилась говорить с трибуны гораздо смелее, по словам Гилберта Кинга (Gilbert King) из Смитсоновского музея, проанализировавшего газетные вырезки с ее интервью.


«Господа, мне 25 лет, и я уничтожила 309 фашистских оккупантов. Не кажется ли вам, господа, что вы уже достаточно долго прячетесь за моей спиной?» — спросила она многочисленную аудиторию, собравшуюся в Чикаго.


Когда Павличенко вернулась домой, в Советский Союз, она получила награду Герой Советского Союза, ей присвоили звание майора, была выпущена почтовая марка с ее изображением.


Она больше не принимала участия в прямых боях с немцами, но вместо этого стала работать инструктором и обучала советских снайперов вплоть до окончания войны. После войны получила образование историка. Умерла в 1974 году, ей было всего 58 лет.


Около 200 тысяч солдат-женщин были награждены во время войны. 89 из них было присвоено высшее звание Героя Советского Союза.


А вот высших постов в советских вооруженных силах женщины удостаивались редко. Официально мужчины и женщины были равны, но патриархальная система существовала несмотря ни на что.


И хотя в Советской Армии женщин было много, в процентном отношении их было мало, в мужской среде они часто были существами инородными.


Советский пропагандистский аппарат был заинтересован в приукрашивании существование советских женщин. Но о том, как им на самом деле жилось на войне, известно мало.