Сначала в космос отправилась собака Лайка, потом — Юрий Алексеевич. Многие его товарищи тоже хотели стать первыми в космосе.


Первым космонавтом вполне мог бы стать Виктор Васильевич Горбатко. Журналистка газеты «Илта-Саномат» (Ilta-Sanomat) встретилась с Горбатко в Москве в 2011 году. Космонавт скончался в 2017 году в возрасте 82 лет.


Эта статья была опубликована в 2011 году в выпуске газеты «Илта-Саномат», посвященном теме истории Советского Союза


Горбатко входил в первую группу космонавтов, которых выбрали для осуществления космической программы Советского Союза в 1959 году.


Сын кубанских колхозников, он уже успел получить профессию военного летчика, когда его отправили в командировку в Москву. Перед этим состоялся тайный допрос.


«Меня неожиданно вызвали к партийному руководителю нашего отряда и дали подписать бумагу о том, что я обязуюсь не разглашать все то, что мне будут говорить дальше», — рассказывал Горбатко «Илта-Саномат» в московском Музее космонавтики.


Затем Горбатко спросили о его карьерных мечтах.


«Я рассказал, на каких самолетах я хотел бы летать и как хотел бы подняться на истребителе на 20 километров. „А не хотите ли подняться на 100 километров или даже выше?" — спросили меня. Я удивленно на них уставился и спросил: „На спутнике?"»


В октябре 1959 года Горбатко отправили в московский военный госпиталь для прохождения тестов. Поездка в сказочную столицу считалась большой честью, и молодой мужчина, который вырос в провинции, страшно собой гордился.


Космическая программа была настолько секретной, что Горбатко не мог рассказать о ней даже своей жене. Супруга ждала второго ребенка, но Горбатко лишь спокойно сообщил ей, что отправляется на курс дополнительного обучения для летчиков.


Несколько дней Горбатко провел в больничной палате один, но позже к нему подселили соседа.


«„Старший лейтенант Юрий Алексеевич Гагарин", — представился молодой человек, вошедший в комнату. С этого момента началась наша дружба», — вспоминает Горбатко.


Здоровье военных летчиков проверяли разными способами. Сейчас такие опыты назвали бы нерезультативными и жестокими, но тогда никто не знал, насколько сильное влияние на организм человека будут оказывать нагрузки в космосе.


«Никто даже не знал, как нас называть. В конце концов, было принято решение использовать термин „космонавт", поскольку в США уже употреблялось название „астронавт", хотя на самом деле никто еще не успел побывать в космосе».


Летчиков подвергали испытаниям в центрифуге, поднимали на высоту 14-15 километров без скафандра, только с кислородной маской.


«Только самые стойкие выдерживали перегрузку в 12 единиц. От нас требовали все, что можно было бы требовать от человеческого организма».


Для первых тестов отобрали в общей сложности 45 человек, из которых только семь человек смогли продолжить участие в испытаниях. Горбатко и Гагарин были в их числе.


Дружба кандидатов в отряд космонавтов окрепла во время обучения, и Горбатко особенно хорошо запомнилось интересное чувство юмора Гагарина. Его шутки скорее походили на мальчишеские розыгрыши.


«Во время медицинских испытаний нам часто делали, например, клизмы. Однажды, когда наши товарищи после такой процедуры побежали в туалет, они обнаружили, что все кабинки были заперты — и это, конечно, придумал Гагарин!» — смеется Горбатко.


Об этой закулисной человечной стороне Советского Союза мы в странах Запада практически ничего не знали. Советский Союз казался суровой военной державой, неулыбчивые руководители которого готовили мировую революцию. В разгаре была холодная война, и все хорошо помнили, как СССР подавил мятеж в Венгрии в 1956 году при помощи танков.


Кроме гонки вооружений шло беспощадное соревнование по освоению космоса. СССР отстал от США в создании ядерной бомбы и, в соответствии с логикой Кремля, свой статус можно было вернуть только при помощи победы в космической гонке.


СССР уже одержал одну победу в этой сфере в 1957 году, запустив в космос первый в мире искусственный спутник Земли.


Еще один розыгрыш Гагарина связан с автомобилями, которыми и сам космонавт очень увлекался.


Один из кандидатов на участие в космическом полете смог купить «Волгу», что тогда считалось грандиозным достижением даже для военного летчика. Стоимость машины в соотношении с уровнем зарплат была очень высокой, и их даже не было в свободной продаже. Простые граждане дожидались своей очереди на автомобиль годами.


Гордый владелец новой машины забыл поставить ее на ручной тормоз. Гагарин позвал пару товарищей, и они вместе откатили автомобиль на километр вперед.


«Бедолага два дня искал свою машину и даже подал заявление в милицию, а мы и виду не подавали. Тогда Гагарин намекнул, где автомобиль может стоять».


Горбатко признает, что мужчины соревновались друг с другом, и что он тоже хотел быть первым человеком в космосе.


Создатель космической программы СССР и конструктор космической техники Сергей Королёв тем не менее выбрал Гагарина.


«Когда Королёва привели знакомиться с нами, он сразу же заговорил с Гагариным. Похоже, наши преподаватели хвалили Гагарина. Выбор Королёва тоже остановился на Гагарине».


По словам Горбатко, причин было множество, и выбор был сделан правильно, хотя выбранным мечтал стать каждый.


«Гагарин выделялся в группе своим характером. У него была харизма. Кроме этого, он был спортивнее остальных, увлекался спортом, в том числе и в свободное время, и потому был крепче».


Когда в итоге Гагарин стал первым человеком, совершившим космический полет 12 апреля 1961 года, он стал незаменимой пиар-персоной для советского аппарата пропаганды. Образ Гагарина использовали максимально, и даже на Западе он стал героем многих детей 1960-х годов.


«Тогда начали говорить о знаменитой улыбке Гагарина. Я знал, что у него веселый характер, но только тогда я почувствовал, что в его улыбке и смехе было что-то особенное», — рассказывает Горбатко.


Космонавты занимали в Советском Союзе элитное положение, но молодые люди тогда не понимали, что это значит.


«Вначале мы не понимали и не думали о том, что наша работа может считаться чем-то героическим».


Один очень популярный миф Горбатко хотел бы развенчать.


«Готов поклясться чем угодно, что Гагарин был первым. Для отработки полетов в космос отправляли собак, манекены, но Гагарин действительно был первым человеком в космосе».


После своего полета Гагарин больше не бывал в космосе. Он трагически погиб в авиакатастрофе в 1968 году.


Согласно теориям заговора, от Гагарина хотели избавиться преднамеренно, потому что он начал обходить по популярности советских государственных лидеров.


Горбатко не комментирует причины несчастного случая, но говорит, что смерть Гагарина была большой потерей.


«Из Гагарина мог бы получиться отличный политик. Если бы он входил в руководство нашего государства, СССР бы не распался».


Полет Горбатко в космос откладывался из-за различных неудач вплоть до 1969 года.


Он много раз числился в запасном составе и контролировал полеты, но всегда, когда подходила его очередь лететь, возникали технические проблемы или же в его сердце обнаруживались неопределенные изменения.


Наконец в октябре 1969 года настала очередь Горбатко, и он провел в космосе четыре дня. Полет 1977 года был самым продолжительным — тогда он провел в космосе около 17 суток. Третий и свой последний полет он совершил с вьетнамцем Фам Туаном (Pham Tuan) в 1980 году.


Из своих полетов он в первую очередь запомнил красоту Земли.


«Днем космос напоминает туман, но ночью он очень красив. На земном шаре четко выделяются моря и горы, кажется, что на Земле совсем нет жителей».


Горбатко готовили и к пилотируемому полету на Луну, но Советскому Союзу пришлось отказаться от этой мечты из-за отсутствия средств и технических проблем.


Американскую космическую программу Горбатко тем не менее оценивает высоко.


«Я верю, что американцы были на Луне, и они это доказали, хотя теории заговора это опровергают. К тому же я надеюсь, что где-то в космосе есть еще жизнь, кроме нашей», — говорит он.


Еще в 2011 году Горбатко был популярным докладчиком на мероприятиях по теме космоса.


Свои космические полеты он продолжал совершать по ночам.


«В своих снах я уже был на Луне. Я прохожу через атмосферу, хотя в то же время понимаю, что уже должен был бы сгореть. Но во сне возможно все».