129-й танковый батальон (Panzer-Abteilung 129), входивший в состав немецкой 6-й армии, в конце 1942 года с боями продвинулся советскому городу Сталинграду, и был вынужден действовать в суровых зимних условиях. В ноябре того же года в ходе контрнаступления Красной армии с участием одного миллиона солдат, немцы были атакованы с двух направлений и взяты в гигантские клещи.


Оказавшись в ловушке, солдаты батальона попытались укрыться и согреться в одной из деревень, поскольку деревенские дома предоставляли хоть какую-то, пусть даже незначительную, защиту во время регулярных советских атак.


Последние дни существования 129-го батальона были невероятно жестокими и ужасными. Об этом рассказывает историк Джейсон Марк (Jason Mark) в первом томе из получившей весьма высокую оценку серии под общим названием «Танковая война — немецкие бронетанковые операции в Сталинграде» (Panzerkrieg: German Armored Operations at Stalingrad). В этой книге день за днем отражена история 6-го танкового батальона на основе первичных источников и рассказов тех людей, которые были непосредственными свидетелями боев под Сталинградом.


«Постепенно потери становились чувствительными, — отметил военный корреспондент Парцифаль Кеммерих (Parzival Kemmerich) в декабре 1942 года. — Каждую ночь, а иногда и днем солдаты в деревне погибают или получают ранения. К этому следует добавить отсутствие достаточного количества танковых экипажей. Последнее по счету, но не по значению — все более заметным становится психологический стресс, возникающий в результате вынужденного бездействия».


«Ожидание, вкупе с бездействием, является, вероятно, самым плохим вариантом для немецкого солдата. В такой ситуации его охватывают грустные мысли, а солнце начинает светить более тускло».


Вскоре после написания Кеммерихом этого сообщения 129-й батальон стал готовиться к движению назад для того, чтобы помешать продвижению советских сил, оказавшихся в тылу 6-й армии. Однако одной из самых серьезных проблем для большинства немецких солдат была простая усталость, недостаточное питание, а также — погода. Ужасный, страшный холод. Несмотря на то, что это уже была вторая зима для немецкой армии в войне против Советов, у солдат 129-го танкового батальона не было зимней одежды. Частично это было связано с тем, что советские части уничтожили несколько складов, с которых осуществлялись поставки.


«Обычно, только командир боевой машины имел защищавшую от холода одежду, а также пару войлочных сапог, которые были абсолютно необходимы, поскольку башня танка часто была открыта, и на него дул ледяной ветер, а еще работала система охлаждения двигателя, — сообщал Кеммерих. — Без специальной одежды он бы быстро замерз».


Накануне Нового года немецкие солдаты играли в карты, пили коньяк, уклонялись от авиабомб и ели собак. Через два дня 129-й батальон начал движение на запад через заснеженное пространство, которое один из солдат назвал «бесконечной белой поверхностью смерти», напоминавшей ему рассказы полярных исследователей, который он читал в детстве.


В конечном итоге 129-й танковый батальон, пытаясь защитить себя от нападения с северо-западного направления, окопался вблизи деревни Дмитриевка, которую Советы должны были захватить для того, чтобы выйти к деревне Карповка, расположенной дальше в южном направлении, где находилась железнодорожная станция, а также важный аэродром, который был необходим немцам для осуществления снабжения. На северо-востоке от 129-го танкового батальона располагались 29-я, 44-я и 76-я пехотные дивизии, а на юго-востоке — 3-я пехотная дивизия.


«Это было обычное боевое построение, способное оказать упорное сопротивление — на бумаге, — подчеркивает Марк. — В реальности, однако, многие факторы были против немцев».


Его описания ландшафта, полученные им из первых рук, являются апокалиптическими по своему характеру. Вокруг было очень много трупов лошадей и людей, что оказывало еще большее деморализующее воздействие на немецких солдат, которые и без того уже страдали от голода и холода.


Положение усугублялось тем, что 129-й танковый батальон испытывал недостаток во всем, особенно в боеприпасах. Оставшиеся силы были вынуждены сдерживать финальное советское наступление в направлении Сталинграда в рамках операции, получившей название «Кольцо». В секторе своей ответственности 129-й танковый батальон противостоял советской 21-й армии, приближавшейся с северо-востока.


Когда 10 января 1943 года началось наступление, Советы открыли огонь из 8 тысяч артиллерийских орудий — это была самая масштабная артподготовка на тот момент, а затем по всему фронту перешли в наступление три советские армии.


Именно в этот момент повествование Марка становится фрагментарным. И в этом нет его вины — просто трудно понять, что на самом деле происходило в том хаосе. Шок от советского наступления оказался настолько сильным, что 129-я танковая рота перестала существовать как организованная боевая единица. Оставшиеся в батальоне танки были дезорганизованы, они потеряли связь друг с другом и смешивались с другими немецкими частями, вместе с которыми они оказывались все глубже в образовавшемся котле.


Однако в разрозненных сообщениях говорилось о проведении немцами ночной контратаки, заставшей Советы врасплох. В результате предпринятых действий, как отмечает Марк, основываясь на материалах из российских архивов, Советы потеряли большое количество бронетехники, участвовавшей в операции «Кольцо», в общей сложности десятки танков, то есть больше, чем считали послевоенные историки.


14 января три или четыре оставшихся немецких танка прошли через деревню и направились к ближайшему холму под названием «Высота 2.0», которую занимали советские танки. Этот порыв настолько поразил «скопище» остававшихся в тылу и скрывавшихся в деревне немецких солдат, что они присоединились к наступлению своих танков. Солдаты полагали, что таким образом они смогут вырваться из окружения.


Предпринятое немцами наступление поразило и советских солдат, которые вынуждены были оставить высоту. Однако дальше немецкие танкисты либо не хотели продвигаться, либо не могли уже этого сделать, и поэтому танковые экипажи заняли оборонительные позиции. «Сопровождавшие их немецкие солдаты были разочарованы и вернулись в свои укрытия», — отмечает Марк.


Советские солдаты вернулись на следующий день и подавили немецкие позиции. После этого, как подчеркивает, Марк, 129-я танковая рота, по сути, перестала существовать, а оставшиеся в живых солдаты бежали в сторону Сталинграда. Никто из солдат и офицеров этого батальона не вернулся живым в Германию.


Эта статья первоначально была напечатана на веб-сайте War is Boring.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.