Краеугольным камнем победы была американская машина. Массовое промышленное производство Америки дало необходимые средства для ее союзников. Без этого победа была бы невозможной, и воля Германии никогда не была бы сломлена.


Изречение Наполеона о том, что «моральных дух в три раза важнее физической силы» получило подтверждение весной 1945 года, когда немецкое сопротивление внезапно рухнуло, и война в Европе закончилась через пять лет и восемь месяцев беспрецедентной борьбы.


Точная дата окончания войны с Германией будет еще долго обсуждаться историками. Первое соглашение о капитуляции было подписано 7 мая в Реймсе, Франция; затем «пересмотрено» в Берлине 8-9 мая, и все боевые действия должны были закончиться 9 мая. Фактически 13 мая некоторые немецкие войска все еще сражались с советскими. Но, по сути, война закончилась в апреле со взятием Эльбы американцами и вхождением в Берлин силами СССР. В то время казалось, что сопротивление Германии по всей Европе может быть ожесточенным и, возможно, затяжным. Немецкий фанатизм и воля уже затянули войну — несмотря на безнадежность немецкой позиции и огромное превосходство союзников. Весной 1945 года союзники, как правило, были осторожны в своих прогнозах. Но пересечение Эльбы, вторжение в Берлин, и, прежде всего, объявление о смерти Адольфа Гитлера 1 мая подорвало моральный дух Германии. Массовые капитуляции также были порождены крахом нацистского режима в Италии.


Наконец, попытка еще одного завоевателя покорить весь континент задавлена, и опасная философия, где цели оправдывали любые средства, задохнулась в возмущении народов всей Земли. Борьба с Гитлером была, пожалуй, самой успешной коалиционной войной современности, и сотрудничество Соединенных Штатов с Британской империей было самым результативным за всю историю предыдущих войн союзников. Два огромных фактора привели к поражению Германии: британское мужество; российская сила и ширь ее территорий. Но краеугольным камнем победы была американская машина. Массовое промышленное производство Америки дало необходимые средства для ее союзников. Без этого победа была бы невозможной, и воля Германии никогда не была бы сломлена.


Война закончилась поражением Германии — она была самой разбитой и поверженной нацией, возможно, со времен Карфагена. Но эта победа досталась дорогой ценой. Только в Соединенных Штатах пострадали более 800 тысяч человек, в том числе более 155 тысяч были убиты. Америка потратила на борьбу от 150 до 200 миллиардов долларов. И Европа, в том обличье, в которой она тогда существовала, исчезла навсегда.


«Победа» — не самый подходящий термин для описания той выжженной земли, в которую превратилась Европа. Политически и экономически, морально и психологически Европа стала потерянной землей. Поэтому радость Дня Победы на всей территории Соединенных Штатов была омрачена осознанием огромных трудностей и страха того, что «Четыре всадника» могут снова колесить по Европе.


Окончательное поражение Германии в ретроспективе стало очевидным результатом вторжения союзников в Западную Европу. Возможно ли, что Германия пала бы без этого вторжения? Нельзя сказать наверняка; в любом случае, война, несомненно, затянулась бы.


Плоды союзнических операций были огромными — около 2 миллиона 100 тысяч немецких солдат были взяты в плен с 6 июня 1944 года до конца боевых действий в районе Рура, 19 апреля 1945 года, плюс неописуемое количество немцев были убиты, ранены и пропали без вести. В этот период успехи союзников были настолько значительны, что стратегическое положение Германии стало безнадежным; она была лишена большинства своих промышленных зон; больше не обладала стратегическими барьерами или сплошной границей на западе; а американские интенсивные бомбардировки подорвали мобильность немецкой армии.


Одной из крупных побед США и Великобритании стала Арденнская операция. Из заявлений захваченного немецкого командующего, фельдмаршала фон Рундштедта, мы знаем, что цель Третьего Рейха состояла в том, чтобы облегчить давление союзников в районе Кельнской равнины и, по возможности, добраться до Льежа и Мааса, прорвав тем самым многие союзные линии снабжения через Бельгию. Это наступление потерпело неудачу в своей максимальной цели, но преуспело в минимальной — сбросить давление в Кельне и выиграть время. Но успехи фашистов, которые были временными, были немедленно сметены под силой масштабного наступления Красной армии, которое пронеслось от Вислы до Одера. Немцы отозвали около 20 дивизий с западного фронта, чтобы отбить восток. В то же время США запоздало прилагали все силы, чтобы дать своим сухопутным войскам необходимое превосходство.


Заметное ослабление немецких сил, укрепление наших войск, а также потепление в феврале, марте и апреле, которое позволило США полностью использовать свое превосходство в воздухе, в какой-то мере объясняют быстроту окончательных успехов. Но хорошее лидерство и гибкая тактика, а также умение и решимость американской армии внесли существенный вклад в победу.


Заключительная кампания в Германии была предварена февральскими боевыми действиями к западу от Рейна. Захват Первой армией плотин, контролирующих уровень реки Рур, не успел предотвратить наводнение этой долины отступающими немцами. В результате, наступление Девятой армии через Рур к Дюссельдорфу и Мюнхен-Гладбаху, первоначально приуроченное к канадскому и британскому продвижению в направлении Клива и Эммериха, было отложено до конца февраля. Однако 23 февраля, когда оно началось, оно окупило все ожидания. Девятая армия, несмотря на паводковые воды, направилась на северо-запад, чтобы встретить англичан и канадцев с севера. Вскоре они встретились, и 6 марта Девятая армия — в то время часть Двадцать первой группы фельдмаршала сэра Бернарда Л. Монтгомери — достигла Рейна, за исключением севера, где немецкие десантники удерживали плацдарм на западном берегу у города Везель.


Во время этой части операции было взято в плен около 52 тысячи вражеских солдат и около 60 тысяч были убиты и ранены. Одновременно с пересечением Рура Девятой армией, Первая американская армия — «рабочая лошадка» американских войск в Европе — отправилась на восток в направлении Кельна и Бонна. Затем она повернула на юго-восток, чтобы объединиться с Третьей американской армией.


Затем произошел один из тех исторических инцидентов, которые, хотя и не изменили ход войны, возможно, сократили ее и, несомненно, уменьшили наши потери. 9-я бронетанковая дивизия Первой армии достигла железнодорожного моста через Рейн в Ремагене после того, как немцы его повредили, но до того, как смогли его уничтожить. Командир взвода, видя удобную возможность, послал через него своих людей, и за ним быстро последовали другие силы. По личному приказу генерала армии Дуайта Д. Эйзенхауэра генерал-лейтенант Кортни Ходжес из Первой армии поспешно отправил по крайней мере пять дивизий через мост, и к 24 марта у нас был прочный и широкий плацдарм на восточном берегу. Мост впоследствии рухнул от совокупного ущерба, но, как сказал генерал-лейтенант Уолтер Б. Смит, начальник штаба генерала Эйзенхауэра: «Он просуществовал недолго, но стоил своего веса в золоте».


Впоследствии Первая и Девятая армия состыковались в Падерборне, так что Рур, последний из великих промышленных районов Германии, был окружен. Это был решительный удар. Генерал Смит назвал Рурское окружение «самым большим двойным охватом в военной истории».


И, конечно же, ни один рассказ о конце войны в Европе не был бы полным без изъявления уважения бойцам Восьмой и Девятой армий ВВС в Западной Европе и Двенадцатой и Пятнадцатой в Средиземноморье. Американская воздушная мощь сама по себе не могла победить Германию, но без нее победа была бы невозможной или намного более дорогостоящей. Военно-воздушные силы сильно ослабили стратегическую мобильность немецкой армии. На решающих этапах наземной кампании — особенно при переходе через Рейн — она сильно осложнила немецкую тактическую мобильность, значительно замедлила поставку боеприпасов и заставила перенаправить большую часть немецких ВВС из России на запад (таким образом, облегчив бремя России), а затем уничтожила ВВС Германии. Воздушная сила США разрушила немецкие линии связи, вынудила немцев выделить около два миллиона человек для защиты от воздушного нападения и закрепила «внутреннюю блокаду» Рейха, что значительно усугубило нехватку рабочей силы и невыносимые тяготы войны.