За месяц до начала чемпионата англосаксы полным ходом готовят своих футбольных болельщиков к настоящему кошмару, который им предстоит пережить на Кубке мира. Здесь, в Великобритании, полиция предупреждает английских фанатов, чтобы они не переусердствовали, восторженно размахивая своими национальными флагами, ведь так они рискуют выставить себя «едва ли не империалистами». По словам Марка Робертса (Mark Roberts), отвечающего за охрану правопорядка во время футбольных мероприятий, подобные действия могут «спровоцировать антагонизм» — как будто антагонизм противоречит тому, чем по сути является турнирный футбол, да и весь спорт в целом.


По другую сторону океана комментатор «Лос-Анджелес Таймс» выразился еще категоричнее. «Есть большая вероятность того, — написал Жюль Бойкофф (Jules Boykoff), бывший футболист, переквалифицировавшийся в тренера, — что нынешний чемпионат мира продемонстрирует уродливую сторону России: нетерпимость, ксенофобию и ультранационализм».


Да, такая вероятность есть. Когда он отмечает в прессе «издевательства» над спортсменами, гомофобию и призывающие к агрессии речевки, Бойкофф не ошибается. Равно как не ошибается британская полиция, когда советует болельщикам перед началом первого матча Англии в Волгограде (Сталинград) не украшать российские военные памятники флагами с крестом Святого Георгия. Рекомендации проявлять особую осторожность, адресованные болельщикам с более темным цветом кожи и нетрадиционной ориентации — к сожалению — тоже имеют под собой основания.


Нетерпимость и гомофобия существуют в сегодняшней России, как есть они и в ряде других стран бывшего восточного блока — и как, не стоит забывать, раньше были в Великобритании, в том числе на ее футбольных стадионах, причем не так давно.


Однако существует возможность — вполне реальная — что российские власти приложат максимум усилий, чтобы воспрепятствовать разгулу нетерпимости и избежать конфронтации. Если, как сообщает британская полиция, от поездки в Россию уже удалось удержать более 1700 фанатов так называемого повышенного риска из опасений, что они могут неадекватно себя вести, тем более вероятно, что российские власти делают то же самое. Такие меры предосторожности не исключают возможности неприятных инцидентов.


Абсурдная идея о том, что русские скинхеды в Марселе напали на английских болельщиков якобы по приказу Кремля, затмила очевидную реальность того, что никакие приказы здесь не нужны: крутые молодчики — каковыми они сами себя, похоже, считают — хотят помериться силами с другими крутыми молодчиками. Именно по этой причине у русских и английских фанатов всегда может найтись повод для драки, и Кремль — а также империализм или, если на то пошло, еще более странный случай с отравлением Скрипалей — тут ни при чем.


Но стоит также обратить внимание на положительные моменты. Россия — и Владимир Путин, который только что вступил в президентскую должность на свой, по-видимому, последний срок — направляют огромные ресурсы на то, чтобы этот чемпионат мира прошел цивилизованно и без сбоев. Путин — откровенный фанат спорта. Не только Кремль, но и российское общество в большинстве своем негодовало по поводу того, как, с точки зрения России, ее западные враги стремились опорочить последнее крупное мировое событие — зимние Олимпийские игры 2014 года. Все, начиная с коррупции в ходе строительства, недостроенных объектов, причудливого дизайна туалетов и заканчивая правами ЛГБТ и допингом, было обращено против русских. Они не захотят, чтобы это повторилось снова.


Чемпионат мира сопряжен с большими рисками, но он предоставляет и больше возможностей. Поскольку матчи рассредоточены по 11 городам, Россия откроется иностранным гостям в невиданных ранее масштабах. Почти половина этих городов в период холодной войны имели статус «закрытых», то есть иностранцам и многим россиянам было запрещено их посещать: Калининград, где Англия будет играть свой третий матч группового этапа против Бельгии; Нижний Новгород, где она сыграет свой второй матч с Панамой, Екатеринбург (ранее Свердловск), Самара (ранее Куйбышев) и Казань.


Поэтому у многих русских довольно небогатый опыт взаимодействия с чужаками, ограниченный последними 25 годами или вроде того. Их ценности носят консервативный и местечковый характер, их почти не затронули современные западные тенденции. Внешний мир все еще может вызывать у них подозрения. Напрашивается параллель — хотя многие с обеих сторон откажутся ее признать — с отдельными регионами Соединенных Штатов.


С точки зрения инфраструктуры и удобств, российские города после окончания коммунизма претерпели значительные изменения. Вы найдете там приличные гостиницы, более чем приличные кафе и рестораны, супермаркеты с широким ассортиментом товаром и торговые центры, а также — о чудо! — банкоматы, которые принимают западные банковские карты и выдают рубли!


Самый большой вопрос заключается в том, будут ли российские принимающие города достаточно восприимчивы к тому, что для многих станет новым опытом, готовы ли они побороть в себе впитавшуюся в кровь и плоть за годы советской власти сдержанность и не стесняться демонстрировать свое расположение. Будут ли люди дружелюбными, любопытными, гостеприимными, или же они с угрюмым видом потерпят у себя нарушителей спокойствия, пока те не уедут? Я надеюсь и делаю ставку на то, что русские покажут себя с наилучшей стороны — подобно жителям почти всех стран, в недавнем прошлом проводивших у себя это крупнейшее международное мероприятие.


Взять тот же Чемпионат Европы по футболу 2012 года. К сожалению, в памяти британцев тот турнир, который проводился совместно Польшей и Украиной, затмили Олимпийские игры в Лондоне. Ему предшествовали зловещие предупреждения о возможных нападениях расистов, общей враждебности и находящейся в плачевном состоянии инфраструктуре, включая отсутствие дорог. Между тем большинство болельщиков привезли домой радостные воспоминания об увлекательной поездке и о теплом, великодушном приеме, который оказали им местные жители, с радостью обнаружившие себя в центре внимания всего мира. То, что Донецк, один из принимающих городов того года, ныне опустошен войной, а его новый аэропорт, построенный специально для того мероприятия, пребывает в руинах, иначе как трагедией не назовешь.


Но, возможно, наиболее ярким примером стал Чемпионат мира 2006 года в Германии. Вероятно, будет справедливым сказать, что тогда никто не сомневался: организация турнира будет суперэффективной, а все инфраструктурные объекты будут соответствовать высочайшим стандартам качества. Чего многие не ожидали, в том числе и сами хозяева, так это тепла, с которым немцы принимали у себя гостей со всего мира, и того чувства национальной гордости в лучших ее проявлениях, которое это событие вызвало у местных жителей. Для тех, кто тогда впервые посетил Германию, Кубок мира 2006 года стал откровением; однако он стал не меньшим откровением и для тех, кто давно знаком со страной. Это было своего рода взросление.


Наверное, не стоит возлагать слишком много надежд на такое же благотворное постижение друг друга в России, куда в следующем месяце съедутся болельщики со всего мира — или из некоторых его частей. Слишком глубоко укоренились подозрения; слишком громко звучат предупреждения. Скорее всего, российских скинхедов и английских ура-патриотов не удастся развести. Но, возможно, что те, кто впервые посетит Россию, обнаружат, что эта страна более дружелюбна и более им близка, чем они думали. И, может быть, русские хозяева испытают новое чувство национальной гордости, не подразумевающее никакой угрозы для других.


В конце концов, такие грандиозные спортивные праздники, как Кубок мира, служат не только для того, чтобы гости открыли для себя много нового, но и для того, чтобы что-то новое узнали о себе сами местные жители.