Этот. Чемпионат. Мира. Хорош. Я достаточно удачно провел время в Нижнем Новгороде на матче Англия-Панама, завершившемся со счетом 6:1 (не потеряйте свои шляпы), в Санкт-Петербурге на встрече Аргентина-Нигерия, итог которой — 2:1 (у Месси — нога бога), а также в Калининграде, где Бельгия вышла на поле против Англии (в полном смысле слова бесполезная игра). Я получил возможность написать в «Гардиан», чтобы рассказать о своем личном опыте, который убедил меня в том, что чемпионат мира в России убийственно хорош, и это серьезный шаг вперед для шпионов в «Зиззи» (сеть пиццерий в Великобритании, в одной из которых была совершена попытка отравления Сергея Скрипаля, — прим. перев.). Организация этого турнира оказалась фантастической, и предстоит серьезно поработать, чтобы найти кого-то, кто скажет иначе. И это не потому, что они являются двойными агентами или ботами в «Твиттере», а потому, что это правда.


Газетные заголовки «Кровожадные хулиганы поклялись убивать», «Русские ультрас: детские тренировочные лагеря» и «Русские хулиганы предупреждают поклонников Англии: „Готовьтесь умереть"». Документальный фильм BBC под названием «Российская армия хулиганов». Министерство иностранных дел предупреждает о «повышенных рисках насилия». Что общего у этих вещей? Ну, все это звучит как бормотание во сне Росса Кемпа. Но вместе с тем — это сообщения в британских средствах массовой информации, которые вызывают отвращение у многих англичан, имеющих такой же как у меня опыт, а также возможность убедиться самим, какая страна выписывает нам штрафы.


То, что люди были замечательными, звучит банально. (Меня раздражает, когда кто-то, возвращаясь из какой-нибудь страны, говорит: «люди были замечательные», как будто они замечательными быть не могут, и где-нибудь в Мозамбике должен найтись хотя бы один козел — прим. автора.) Но реакция русского населения на фанатов Англии оказалась полярной противоположностью тому, чего нам рекомендовали опасаться. Глава британской футбольной полиции Марк Робертс предостерегал от того, чтобы брать с сбой в Россию английский флаги, дабы не показаться слишком империалистичными и подстрекающими к насилию. Он мог бы чувствовать себя несколько глупо на площади Победы в Калининграде, где кресты Святого Георгия покрывали каждый дюйм паба «У Гашека», а местные посетители аплодировали куче одетых в «Умбро» английских любителей пива, поющих адаптированные песни группы «Атомик Киттен» («Southgate you're the one, you still turn me on… football's coming home again» — прим. автора). Если флаги представляют собой универсальные сигналы о властных намерениях, расскажите это русскому подростку, который просил всех фанатов, встречавшихся ему на пути, оставить запись о том, откуда они. Осквернив священные цвета родины словами «Джефф, Гримсби» вы, похоже, избежали ГУЛАГа.


И если все это звучит слишком волшебно, чтобы быть правдой, то ощущается оно именно так. Когда многие россияне спрашивали, почему нам говорят не приезжать в их страну — однажды выразились и вовсе душераздирающе: «Почему вы нас не любите?» — я сначала переживал, что это какой-то государственный декрет, который Путин вложил в их умы, чтобы обмануть нас. Но быстро стало очевидно, что это я нахожусь в плену дезинформации, опасаясь подвергнуться нападению, будучи в футболке английской сборной. Мой первый хозяин в «Айрбиэнби» сказал, что очень рад встретить англичанина, поскольку его любимым автором является Стивен Фрай. Он рассказал, что ему очень понравилась адаптация «Войны и мира» в исполнении «Би-Би-Си», и что русские чувствуют большую близость к британцам, поскольку у них в прошлом тоже была великая империя, но теперь они гораздо менее сильны и сейчас испытывают что-то вроде кризиса идентичности. Я попытался произнести комплимент в ответ, но я так мало читаю, что пришлось сказать, как было здорово, когда Андрей Аршавин забил за «Арсенал» четыре мяча.


Да, в России явно есть проблемы с расизмом, гомофобией и хулиганством, что вряд ли могло повлиять на мою поездку, учитывая, что я гетеросексуальный белый человек. Эта страна была поражена британской культурой 30 лет назад, и возникает вопрос, где россияне набрались таких идей. Но эти темы, казалось, не имели отношения к чемпионату мира — точно так же, как на Олимпийских играх 2012 года воспринимались вопросы разграбления Великобританией иракской нефти или настороженного отношения к мигрантам. Ощущать себя футбольным болельщиком в России — не только для меня, но и для сенегальцев, нигерийцев, панамцев и людей BAME (black, Asian, and minority ethnic; чернокожие, азиаты и этнические меньшинства — прим. перев.), с которыми я божественно провел время в фан-зонах ФИФА — было так удивительно и захватывающе, что обогащало душу.


Огромное спасибо нужно сказать правоохранительным органам, в задачи которых входило сдерживать как самых боевитых русских, так и самых боевитых англичан, чтобы их присутствие не чувствовалось. Но тем, кто отвечает за заголовки, в которых СЛИШКОМ МНОГО ЗАГЛАВНЫХ БУКВ, должно быть стыдно. Не только за лишение всего этого английских болельщиков, но и за демонизацию русских людей. В действительности это позволяет Путину спекулировать на данной теме, чтобы другие русские люди поддерживали его риторику, направленную против нас. Каждый англичанин, который имеет опыт позитивного взаимодействия с русскими, находится на шаг дальше от того, чтобы позволить тем, кто находится у власти, обратить нас друг против друга… Это то, что я, напившись пьяным, бормотал на ухо Анастасии за несколько минут до того, как узнал, что у нее есть муж, и спустя несколько минут после того, как она сказала, что в России нет хороших компьютерных хакеров, а также примерно через 20 минут после того, как я пел «Football's coming home». Я полагаю, мы все живем в мире собственных фантазий.


Том Розенталь — актер и комик, больше всего известен по ролям в сериалах «Ужин в пятницу вечером» и «Плебс».