Российская сборная встречается в одной восьмой финала с Испанией. Москве не понравилась шутка испанского журналиста, сказавшего, что российские футболисты могут быть спокойны, потому что, даже если они проиграют, их не будет ждать Гулаг. Далее мы расскажем судьбе Эдуарда Стрельцова. Это история о футболе и о Гулаге.


Его нашли на заводе, где он чинил двигатели. Это был юноша, которому едва исполнилось 15, с проворным взглядом, немного хвастливый. Школу он бросил довольно рано, предпочтя трудиться на Заводе имени Сталина (ЗИС) за хлеб и за мотоцикл, чем корпеть над книгами в обмен на хорошие оценки. Он страстно увлекался ездой на мотоцикле, когда волосы развеваются на ветру, скорость, восхищенные взгляды девушек. Он очень любил эти взгляды. Освободившись после работы, он ходил смотреть на мотоциклы, мечтал, что сядет когда-нибудь за руль, покорит сердца тысяч девушек. Воображения ему хватало, и недоставало всего нескольких рублей, чтобы воплотить свою мечту. А когда он не мечтал о будущем, он ходил на поле у завода с четырьмя приятелями попинать мяч, и никто не представлял, что рядом с ними был феноменальный талант, Эдуард Стрельцов, которого все называли просто Эдик.


Мир полнится слухами, и вскоре они доходят до тренера заводской футбольной команды, который приглашает его к себе и зовет играть в команду. Ему даже предлагают платить за это на пару рублей больше. Он соглашается. Так все и началось. Ведь у парня талант, и московская команда «Торпедо» немедленно замечает его, зовет его к себе, он колеблется, ему предлагают мотоцикл, и он вступает в команду.


Это 1953 год, Сталин недавно умер, а советский футбол с облегчением выдохнул — призрак чисток, когда Советский Союз должен был побеждать и доминировать, казалось, далеко. Об этом знали в олимпийской сборной, проигравшей во втором туре турнира в матче против Югославии Тито, несмотря на отыгрыш четырех голов за 15 минут. Первый матч завершился со счетом 5:5, а переигровка закончилась со счетом 3:1 (в то время не давалось дополнительного времени и серии пенальти, и матчи, завершившиеся ничьей, переигрывались). Многие вышедшие тогда на поле спортсмены больше не надевали красной майки сборной СССР.


Стрельцов дебютирует в 1954 году в майке команды «Торпедо-Москва», которая была «пролетарской кузницей» профсоюза ЗИС, но недостаточно пролетарской, чтобы нравиться всем. Не такой, как «Спартак», поистине народной команды, основанной центральными профсоюзами. Эта команда всегда играла с достоинством, с азартом, но она была бесконечно далека от экономического и политического влияния, которым обладал клуб ЦСКА (команда Красной армии), «Динамо», находившийся под контролем министерства внутренних дел, «Локомотив», принадлежавший министерству транспорта.


Стрельцову нет еще и 17 лет, но с мячом он проделывает невероятные трюки, на которые мало кто способен. Спортивный комментатор газеты «Комсомольская правда» Алексей Д. рассказывает, что этот танк, «получающий мяч на границе штрафной, мощно обгоняет бомбардира, изящно избегает решительной атаки второго противника и, проведя ложную атаку и обманув вратаря, точным ударом отправляет мяч в ворота». Однако это еще не все, есть и другие эпизоды, лучше. Потому что Стрельцов «ждет мяч в центре штрафной площадки и парит в воздухе, мощно ударяя по летящему мячу. Против такой демонстрации мастерства вратарь бессилен». Это пятый матч, который бомбардир играет в высшем дивизионе советского чемпионата по футболу, его первый дубль.


Стрельцов был высокий, сильный, но при этом был грациозен в движениях, обладал мощным ударом и «исключительной способностью обманывать бомбардира противника». Этот уникальный талант проявлялся в дриблинге и в ударах пяткой. Как в матче на Олимпиаде 1956 года в Австралии против Болгарии, это было чудо, не только изменившее ход игры, но ставшее еще и антономазией: с тех пор в России удар пяткой будут называть «Стрельцовым». Тот матч казался бесконечным: ни одного гола в течение 90 минут, никаких больших ударов. Зато драки были. И много. В одной из них сломали ключицу советскому защитнику Николаю Тищенко. В команде СССР остается десять дееспособных игроков (замены тогда не были разрешены), Болгария атакует и на 95-й минуте открывает счет: гол забил Иван Колев.


Сборная СССР, тем временем, теряет еще одного игрока, Валентина Кузьмича Иванова, товарища Стрельцова по нападению в команде «Торпедо», он повредил ногу и не может ни бежать, ни бить по мячу, он остается на поле, но не может сделать практически ничего, только смотреть на игру коллег. Однако он подходит к Эдику и говорит ему: «Только ты можешь помочь всем избежать проблем, когда мы вернемся в Москву». Стрельцов смотрит на него и говорит, что никаких проблем нет. На 112-й минуте он получает мяч, передает его крайнему нападающему и бросается к штрафной площадке. Сильный навес, мяч летит к воротам. Стрельцов прыгает, белокурый чуб спадает ему на лицо, он бьет по мячу пяткой и отправляет его за спину болгарского вратаря: счет 1:1, команда спасена, но этого недостаточно. Чтобы избежать переигровки, нужен еще один гол. Четыре минуты, и сборная СССР вновь передает мяч Стрельцову, который обгоняет двух игроков, передает пас направо, и Татушин забивает, счет 2:1. Победа и попадание в финал.

Валентин Иванов и Эдуард Стрельцов

Все ждут Эдика, но Иванову плохо, и Стрельцов укладывает его на скамью. Всему виной технический диктат Гавриила Качалина, который хотел, чтобы в сборной бок о бок работала пара нападающих, та же, что играла вместе в команде. Это решение не отразилось на результате. СССР одерживает верх над сборной Югославии и получает золото. Медалей, однако, только 11, они присуждаются игравшему составу. Никита Симонян, замена Стрельцова, предлагает ему свою медаль. Он прекрасно знает, что сборная попала в финал только благодаря Эдику. Тот отказывается: «Я выиграю другую, не волнуйся", — говорит он. Но он еще не знает, что этому случиться не суждено.


Вот как корреспондент «Комсомольской правды» Алексей Д. рассказывает о возвращении сборной в Москву. «Толпа хором приветствовала чемпионов. Больше всего аплодировали Эдуарду Стрельцову, ему же предназначались и воздушные поцелуи молодых поклонниц, влюбленных в его белокурый чуб и советское мастерство владения мячом, отражающее радостное строительство социализма в Советском Союзе». В этих строках полно пафоса. Но весь Советский Союз действительно радовался победе, а сам журналист был в хороших отношениях с Эдиком, не просто в связи с футболом, но и в обычной жизни. Алексей — красивый молодой человек, он на семь лет старше Стрельцова и так же, как и он, любит сладкую жизнь. Они часто проводят вместе свободное время, ходят по ресторанам, на вечеринки. Вместе они развлекаются по ночам, находят женщин. Один из таких вечеров станет для журналиста роковым. В конце 1956 года его арестовывают. Проведя вечер в одном заведении в центре Москвы, он возвращается домой с девушкой, тело которой два дня спустя найдут в Москве-реке. Что произошло за эти два дня — неизвестно, как бы то ни было журналист оказался в Сибири.


Эдика крах ждет позже, но начинается раньше этого инцидента. Олимпийская делегация приглашена в Кремль. Стаканы наполняются водкой, звучат тосты. Екатерина Фурцева, видный деятель ЦК коммунистической партии, фаворитка Хрущева, пожимает руку Стрельцову, говорит ему, что ее дочь является его большой поклонницей, и сама она не была бы против их брака. Эдик в шоке, он прекрасно знает, кто такая дочь Фурцевой, он видел ее снимки в газетах. Ей он говорит, что это не очень уместно, ведь девушка еще очень юна. Председателю федерации футбола же он сообщает, что «никогда не женится на этой обезьяне». Его слова доносят сначала Фурцевой, потом они попадают в печать. Разражается скандал, но голы сборной СССР спасают Стрельцова от линчевания в прессе. Все возвращается на круги своя. Но ненадолго.


В конце советского чемпионата 1957 года «Торпедо» занимает второе место после «Динамо-Москва». Стрельцова называют лучшим футболистом турнира. Его зовут и в «Динамо», и «ЦСКА». Однако он отказывается. Он не хочет вступать ни в ряды милиции, ни, тем более, в армию. «Я останусь в "Торпедо", это мои родные цвета, я не сменю их ни на что в мире». Принципиальность, о которой с ностальгией вспоминают сегодня, в Советском Союзе значила еще меньше. По крайней мере, если речь шла о небольших командах. Милиции и армии не понравились заявления Стрельцова, а Хрущев до сих пор злился из-за безобразия с Фурцевой. На все это накладываются нарушения в режиме, когда сборная готовится к Чемпионату мира 1958 года.


Говорят, Стрельцов навещал жену какого-то высокопоставленного чиновника. Тренер предупреждает его, чтобы он был осторожен, что в воздухе пахнет жареным. Но Стрельцову наплевать. Он же лучший, он звезда национальной сборной. Ведь это его назовут «белым Пеле». Последнее нарушение станет для него роковым. Он покидает с двумя женщинами ресторан. На следующий день в его гостиницу приходит милиция. Его обвиняют в изнасиловании. Он не помнит, что было той ночью. Был слишком пьян. Девушка же рассказывает все в деталях. Милиция говорит ему, что, если он подпишет признательные показания, ему позволят сыграть на Чемпионате мира. Он подписывает. И оказывается на семь лет в лагере в Сибири. Его приговорили к 12 годам, но за хорошее поведение пять скостили.


Многие видели в этом деле заговор, другие — справедливый финал развратного поведения. Точно одно: когда он вернулся, время «самого талантливого футболиста в Советском Союзе» (как называет его великий тренер Валерий Лобановский) уже прошло.


Стрельцов был не единственным, чья футбольная карьера завершилась подобным образом. Та же судьба была и у Николая Старостина, нападающего 30-х годов, из-за напряженных отношений с будущим главой НКВД Лаврентием Берией. То же самое случилось и с вратарем ленинградского «Динамо», подравшегося с противником и пославшего его куда подальше. Противник был братом генерала Красной армии. А футболист провел в Сибири 16 лет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.