Украина не может потребовать, чтобы Россия вернула ей аннексированную территорию или земли, захваченные ее наемниками, но становится все более вероятно, что она может лишить превосходящего ее по масштабам соседа чего-то, возможно, не менее ценного — его власти над прихожанами украинской православной церкви, а вместе с ней и претензии Москвы на главную роль в православном мире.

Встречи высших сановников Константинопольской православной церкви обычно не являются предметом политического интереса. Патриарх Варфоломей I, дальний наследник глав византийской церкви, не является в православии фигурой, равной папе римскому. Будучи первым среди равных, он играет скорее символическую, нежели организационную роль.

В понедельник, однако, президент Украины Петр Порошенко написал восторженный твит о решении, принятом на такой встрече в Стамбуле. Группа священников подтвердила полномочия патриарха Варфоломея на признание автокефалии местной церкви, то есть право ее самого главного епископа подчиняться исключительно Богу.

Единственная причина, по которой патриарху требуется подобное подтверждение, — это разрешение, чтобы он признал автокефалию украинской православной церкви. Если это произойдет, это станет настоящим тектоническим сдвигом.

Украинская православная церковь находилась под опекой московского патриархата с XVII века. Когда Филарет, митрополит Киевский, проиграл политическую борьбу за пост московского патриарха в 1992 году, он отделил часть украинской церкви, которая встроилась во вновь получившую независимость Украину.

Москва боролась с расколом; Филарета поносили в российских СМИ и впоследствии отлучили от московской патриархии. Вселенский патриархат Константинополя изначально выступал на стороне Москвы, не признавая независимую украинскую православную церковь так, как он признает греческую, сербскую, болгарскую и румынскую церкви.

Отсутствие официального статуса не позволяло многим православным священникам примкнуть к раскольнической церкви Филарета. В организационном и финансовом отношении Украина продолжает играть невероятно важную роль для московского патриархата.

В 2013 году, за год до того, как Россия аннексировала Крым, в него входило около трети из 33489 церквей и 30430 священников патриархии. Крупнейший и наиболее почитаемый монастырь в Киеве, Киево-Печерская Лавра, принадлежит Московской патриархии. Украинская православная церковь с 3500 священников — меньше и беднее.

Цифры имеют политическое и идеологическое значение. Московская и Константинопольская патриархии обе связаны с имперским наследием, и Москва хотела бы считаться лидером православного мира. Эти амбиции являются одним из краеугольных камней неоимпериалистской идеологии, провозглашаемой президентом Владимиром Путиным, который сам является ревностным православным.

При Путине церковь приблизилась к государству больше, чем когда-либо со времен революции 1917 года. Неудивительно, что та же хакерская группа, которую обвиняют в США во взломе серверов Национального комитета Демократической партии, недавно проявила значительный интерес к патриарху Варфоломею и его суду: украинская автокефалия нанесет мощный удар по притязаниям России на духовное лидерство среди православных.

Автокефалия может подтолкнуть многих, если не большинство, священников московской патриархии к дезертирству. Как только украинская церковь получит признание духовенства, у священников не будет причин оставаться в организации, которую местное правительство считает российской пятой колонной.

Что касается самих верующих, то две трети украинцев, считающих себя православными христианами, в большом количестве покинули возглавляемую Москвой церковь. Порошенко, сам будучи активным прихожанином, перешел в украинскую патриархию. Одной из причин тому послужило то, что киевская церковь активно поддерживала в 2014 году революцию достоинства, и ее священники помогали на улицах протестующим, в то время как московская церковь была более осторожна.

Патриарх Московский Кирилл ездил в Стамбул в прошлом месяце на встречу с Варфоломеем. Один из присутствовавших на встрече епископов сказал, что, хотя окончательное решение по украинской автокефалии принято не было, сейчас процесс зашел слишком далеко, чтобы обратить его вспять. Российские священнослужители предупреждают, что предоставление независимости украинской церкви может привести к глобальному расколу, но патриарх Варфоломей недавно отверг эту риторику. «Мы никому не угрожаем, и нам никто не угрожает, — сказал он. — Мы боимся только Бога».

Утратившая позиции московская патриархия лишь усилит положение Варфоломея и его способность говорить от лица православного мира. Консервативная русская церковь ослабила попытки сблизиться с католической церковью и лично с папой римским Франциском.

Церковные дела не должны настолько политизироваться, как это происходит в результате российско-украинского конфликта. С другой стороны, вторжение Путина на Украину явно пошатнуло позиции церкви, к которой он принадлежит и которую он пытался укрепить как в России, так и по всему миру. Он не сможет возместить этот ущерб, отправляя танки.

В то же время путь, на который становится в результате Украина, зависит от территориальных потерь и побед меньше, чем от идей, доминирующих в умах украинцев. И это делает дипломатическую битву за автокефалию фундаментальной для Порошенко.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.