Восстание «желтых жилетов» во Франции оживило в европейской прессе дискуссию вокруг складывающейся в ряде стран Запада революционной ситуации и дальнейших путях развития современного капитализма. Главный вопрос — сможет ли «коллективный Запад» преодолеть системный кризис, особенно ярко обозначившийся после финансового краха 2008 года?

Почти все наблюдатели указывают на интеллектуальную «импотенцию» западных элит, которые неспособны ответить на вызовы сегодняшнего дня. На страницах испанской «Паис» (El Pais) журналист Андреа Рицци написал: «После кризиса 1929 года президент США Рузвельт запустил „Новый курс", после Второй мировой войны американцы разработали „план Маршалла", и это буквально спасло мировую капиталистическую систему. Что могут предложить лидеры западного мира сейчас, когда множатся признаки системного кризиса? Ответ очевиден: пока что — ничего. Калибр нынешних политических руководителей явно не дотягивает до уровня Рузвельта, Де Голля и Аденауэра. В результате — политическое пространство осваивают правые популисты, националисты, левые радикалы». Журналист отмечает, что в период холодной войны, чтобы противостоять коммунистической экспансии, правящие элиты Запада пошли на значительные уступки, было создано «общество всеобщего благоденствия», укрепился многочисленный средний класс. Однако после распада СССР наступило торжество финансового капитализма, социальные «завоевания трудящихся» стали ненужной роскошью. Западные общества сами нарушили социальный договор, на котором держались их стабильность и благополучие всю вторую половину 20 века. Сейчас, и это подтверждают научные исследования, уровень неравенства приблизился к угрожающей отметке, ученые констатируют социальный регресс в большинстве развитых стран.

Суть нынешнего кризиса — в недовольстве широких народных масс, которое достигло критического уровня. Капитализм, который в послевоенные десятилетия подарил гражданам западных стран неслыханный уровень благосостояния, в 21 веке перестал давать то, к чему они привыкли. Их материальное положение ухудшается. В дополнение к этому — вопиющий рост социального неравенства, наплыв мигрантов и безудержная гей-пропаганда. Все это выводит западного обывателя из себя, он начинает злобно реагировать и поддерживать популистов. Обозреватель немецкого журнала «Шпигель» (Der Spiegel) Якоб Аугштайн пишет в этой связи: «Либеральные элиты сознательно игнорируют реальность, навязывая обществу чуждые для большинства граждан ценности, такие как политкорректность, мультикультурализм, солидарность с ЛГБТ, мигрантами и т.д. Вот почему будущее за такими партиями, как «Альтернатива для Германии», которые выражают интересы «маленького человека». Все те, кто еще несколько десятилетий назад, составлял основу «среднего класса» (рабочие, крестьяне, служащие, мелкие лавочники) превратились в глазах правящих классов и СМИ в некую массу неудачников — «лузеров». Неолиберальные СМИ и правительства с презрением относятся к мнению большинства граждан, продвигают диктатуру меньшинства. Именно постоянное унижение стало одной из главных причин народного возмущения во Франции и антисистемного голосования в Италии.

Французский исследователь Кристоф Гийу считает, что выступления «желтых жилетов» (ЖЖ) открывают новую страницу в истории Запада и всего мира. Движение ЖЖ не похоже на классовые бои 19 и 20 веков, оно — симптом нашей эпохи, его корни — в социальной и культурной маргинализации рядовых граждан Запада начиная с 80-х годов прошлого века, когда глобализация вступила в активную фазу. Здесь нет деления на «левых» и «правых»: это низовая форма протеста и самоорганизации, она воплощает исторический разрыв между элитой и народными массами. Гийу отмечает, что впервые выступления начались не в городских центрах, как раньше, а в глубинке — «периферийной Франции». Именно периферия, угнетаемая алчными банкирами метрополий, заявила о себе в ходе последних протестов во Франции и других странах. Именно угнетаемая периферия избрала президентом США Дональда Трампа, проголосовала за Брексит в Великобритании, выступила против миграционной политики Ангелы Меркель в Восточной Германии. Протестный электорат и демонстранты организуют свои акции через социальные сети. Постепенно к ним приходит сознание, что разворачивается не просто социальный конфликт, а «культурная конфронтация», они создают альтернативную власть. Западноевропейские аналитики призывают в этой связи правящие классы Запада пока не поздно осознать драматизм ситуации и пойти навстречу гражданам — как это было во времена Рузвельта, «плана Маршалла», а также в период холодной войны.

Почему на Западе не удается запустить механизм роста, сплотить общество на демократических началах? Причин много, в их числе глобализация, деиндустриализация, «беспредел» финансового капитализма, который надувает спекулятивные пузыри. В западноевропейских обществах наблюдается полное отчуждение элит, остановка социальных лифтов. И на все это наложилась нелегальная миграция. Рядовой гражданин Западной Европы оказался брошенным на произвол судьбы: нет больше могучих профсоюзов и левых партий, чтобы защитить его права. Наверху — бездушная элита, которая безмерно богатеет и навязывает сомнительные неолиберальные ценности, а снизу напирают голодные и озлобленные мигранты, которые хотят урвать свою долю у беднеющего «общества всеобщего благоденствия». Как разрешить сложившуюся «квадратуру круга»? Печатать деньги и наращивать долги мешают нормы Маастрихта. Обеспечить быстрый экономический рост невозможно ввиду дороговизны труда и конкуренции азиатских экономик. В сравнении с другими регионами мира Европа становится зоной экономической стагнации и социальных конфликтов. А запасы благосостояния, накопленные за послевоенные десятилетия, проедаются быстро. Изменить же подход к труду (больше работать и затянуть пояса) мешает установившаяся в «жирные годы» иждивенческая мораль. Особенно четко это видно на примере Франции — классической стране «социальных завоеваний». До прошлого года пенсионный возраст здесь составлял 60 лет и лишь под давлением обстоятельств повышен до 62-х лет. Разрешить сложившуюся в Западной Европе ситуацию может лишь политик, готовый на радикальные реформы и обладающий необходимым авторитетом в обществе. Но на нынешний день таких политиков в Европе не просматривается. Герхард Шредер был последним, кто смог осуществить радикальную реформу Agenda 2010 в 2003 году, которая обеспечила Германии стабильный экономический рост в последние 15 лет. Но за эту смелость Шредеру пришлось поплатиться постом канцлера, который заняла «оппортунистка» Ангела Меркель.

Сможет ли «коллективный Запад» найти в себе интеллектуальные и волевые ресурсы, чтобы ответить на нынешний вызов? Ведь проблема — не в росте ВВП и не в торговле, необходим проект развития, который смог бы консолидировать общество. Нужна идея, чтобы выйти из кризисного состояния. Потому что нынешнее активное поколение на Западе видит, что живет хуже, чем вчера, а завтрашний день будет еще хуже. Именно это большинство, которое ощутило, что почва уходит из-под ног, стало голосовать за националистические, популистские и праворадикальные силы. Известный швейцарский социолог Жан Зиглер указывает, что демократические институты Запада разрушаются под напором глобального капитализма. Планетой управляют финансовые олигархи, а демократия является лишь формой прикрытия. Олигархи неподконтрольны ни парламентам, ни государственным органам, ни профсоюзам. Все решения принимаются главами крупных банков или транснациональных компаний. Они создали «людоедский» мировой порядок, при котором богатства принадлежат кучке избранных, а большинство граждан борется за существование. По данным Всемирного банка, 500 частных транснациональных компаний контролируют 52,8% мирового ВВП. Зиглер признает, что капитализм несмотря ни на что является самой изобретательной, самой динамичной формацией в истории человечества. Однако его целью остается получение прибыли любой ценой, и это ведет к разрушению демократии, а также окружающей среды на нашей планете.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.