В последние 30 лет неуклонно ухудшается положение среднего класса развитых стран. Особенную остроту этот негативный процесс приобрел после мирового финансового кризиса 2008 года. Брукингский институт (Brookings Institution) отмечает, что средний класс стран Запада оказался чрезвычайно уязвим перед лицом этого кризиса, и сегодня, десять c лишним лет спустя, ситуация продолжает ухудшаться. Именно ухудшающееся положение среднего класса стало причиной социального недовольства и протестных движений, таких как движение «желтых жилетов» во Франции, оно лежит в основе таких явлений как Брексит, избрание Дональда Трампа президентом США, приход к власти популистов в Италии и подъем националистических движений в странах Европы. Французская деловая газета «Эко» (Les Echos) пишет: «Средний класс Запада уже не синоним благополучия, его доходы падают. Малый и средний бизнес исчезает под напором транснациональных корпораций и стартапов. Это может иметь катастрофические последствия для общества».

Действительно, безудержная глобализация положила конец благополучию среднего класса на Западе. Перенос производства в страны Азии, прежде всего в Китай, сопровождался деиндустриализацией старых промышленных держав. Практически «убиты» европейское судостроение, текстильное производство, электроника и другие отрасли. Как отмечает французский еженедельник «Марианн» (Marianne), уничтожена трудовая культура целых поколений, рабочий класс Европы оказался выброшен на улицу. Становятся ненужными не только рабочие, но также кустари, работники малого бизнеса, ремесленники. Деклассированный пролетариат, перешедший в сферу услуг, утратил связь с марксистской идеологией. Рухнули некогда могучие партии рабочего класса, прежде всего компартии Италии и Франции. Умами деидеологизированных народных масс завладели правые популисты всех оттенков — от лидеров «Национального фронта» во Франции и «Лиги» в Италии до президента США Дональда Трампа. Одновременно в результате глобализации произошло колоссальное обогащение правящих элит. Национальное богатство сконцентрировалось в финансовых центрах западного мира, в то время как провинция осталась в стороне от основных денежных потоков. Все стремительнее нарастают процессы поляризации общества, возникла непреодолимая пропасть между узким слоем сверхбогатых и широкими народными массами, куда входят не только социальные низы, но и средний класс.

Средний класс, или слой граждан средней зажиточности существовал в странах Запада всегда, однако его количественный рост связан с «золотым веком» капитализма — с середины 40-х до середины 70-х годов прошлого века. Французский историк Жан Фурастье назвал этот период «славным тридцатилетием» (les Trente Glorieuses). Это был период, когда до смерти напуганные советской угрозой западные элиты решили «поделиться с народом». В результате, средний класс охватил до 50-60% населения, в том числе значительную часть рабочего класса. Однако два фактора разрушили возникшее «общество всеобщего благоденствия» (welfare society): финансовый либерализм и глобализация (с 1980 года), а также распад СССР и «соцлагеря» (начало 90-х годов прошлого века). Выдающуюся роль в этом процессе сыграла премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер, которая открыто заявила в 1987 году: «Общества как такового нет, есть только мужчины, женщины и семьи». Тэтчер планомерно уничтожила британскую промышленность и профсоюзы, сделав страну постмодернистским обществом, основанном на сфере услуг, прежде всего финансовых. С тех пор весь западный мир развивался в рамках либерального проекта, импульс которому дали Тэтчер и президент США Рональд Рейган.

В последующие тридцать с лишним лет глобализация последовательно разрушала социально-экономическую структуру западных обществ: вслед за уничтожением рабочего класса настала очередь самозанятых работников, ремесленников, мелких лавочников и чиновников. Известный французский социолог Кристоф Гилюи (Christophe Guilluy) в своем бестселлере «Нет общества: конец западного среднего класса» (No society, la fin de la classe moyenne occidentale) так описывает сложившуюся ситуацию: «Брексит и избрание Дональда Трампа в США не являются случайными явлениями в британской и американской истории. Это протестный выбор, вопль отчаяния среднего класса этих стран». Во Франции и Германии благодаря более «уравнительной» социальной традиции до последнего времени удавалось избежать столь вопиющего роста неравенства, но и в этих странах процесс идет по нарастающей. Восстание «желтых жилетов» во Франции — четкий сигнал социального недовольства, результат обнищания широких слоев французского общества. Эрозия французского среднего класса продолжается: все больше людей попадает в разряд малоимущих, особенно на периферии. Так, в «глубинной» Франции «чистая» месячная зарплата составляет менее полутора тысяч евро (в целом по стране — 1637 евро для служащих и 1717 — для рабочих). При том, что аренда скромной квартирки может стоить 1 тысячу евро. Возник термин «периферийная Франция», «глубинная Америка». По мнению Кристофа Гилюи, французы становятся свидетелями восстания заброшенной и забытой периферии. Именно американская периферия избрала президентом Дональда Трампа, британская периферия проголосовала за Брексит, итальянская периферия привела к власти правых и левых популистов, а французская периферия подняла восстание «желтых жилетов» против ставленника международного финансового капитала Эмманюэля Макрона. Причина социальных потрясений — падение уровня жизни и неравномерное распределение национального богатства. Нью-Йорк, Лондон и Париж замкнули на себе финансовые потоки и обеспечили высокий уровень жизни транснациональной элите, цены на жилье в этих метрополиях достигли запредельных значений. Богатство, прежде всего финансово-спекулятивное, сделало эти центры новыми Вавилонами, в то время как периферия погружается в депрессию.

Западные политики, ученые и журналисты внимательно следят за негативными процессами — ростом неравенства, задолженности, безработицы, но уверяют всех и самих себя, что несколько дополнительных процентов экономического роста решат эту проблему. Они отказываются понимать, что процесс классового расслоения неумолим и никак не связан с экономическим ростом. Главная проблема — распределение национального богатства. Эта проблема актуальна не только для Запада, но и для всех стран мира. Достаточно взглянуть на Китай, где высокие темпы экономического роста не отразились на колоссальной степени имущественного расслоения, еще большего, чем на Западе. Бенефициары мировой глобализации прекрасно себя чувствуют и не намерены менять несправедливый порядок вещей. А деклассированные рабочие и деградирующий средний класс Запада неспособны дать организованный отпор неолиберальному порядку. Кристоф Гилюи констатирует: «За последние 30 лет средний класс Запада потерял свой статус обладателя американского и западноевропейского образа жизни, превратившись в социального лузера».

Американский политолог Марк Лилла (Mark Lilla) отмечает, что американские неолиберальные элиты, и в первую очередь Демократическая партия, отказались от поддержки среднего класса и низовых американцев. Они заключили пакт с этническими, религиозными и сексуальными меньшинствами — феминистками, афроамериканцами, латиносами, представителями ЛГБТ и т.д. Это вызвало колоссальную поляризацию в обществе и привело к победе Дональда Трампа как представителя «глубинной Америки» на президентских выборах 2016 года. Повсюду на Западе все четче вырисовываются два блока идеологического противостояния. С одной стороны — городские транснациональные элиты, менеджеры, финансисты, всевозможные меньшинства и маргиналы, офисный планктон и мигранты. С другой — остатки рабочего класса, фермерства, мелкие лавочники и ремесленники, низовые работники госаппарата и полиции. Иными словами, исповедующий неолиберальную идеологию новый паразитический класс и присосавшиеся к нему городские маргиналы противостоят традиционным структурам общества — трудящимся и производительному национальному капиталу. Это противостояние заметно во всех странах Запада. Так, президент Франции Эмманюэль Макрон в значительной степени опирался в ходе президентских выборов на голоса «новых» французов арабского происхождения и мигрантов. Есть ли выход из создавшейся ситуации? По мнению Кристофа Гилюи, средний класс Запада в нынешних условиях обречен. Деклассированные массы будут голосовать за правых и левых популистов, будь то в США, Италии, Франции, Австрии и даже в Швеции, где «скандинавская модель» доживает последние дни. Это значит, что наиболее вероятной альтернативой неолиберализму может стать «новый тоталитаризм» — в правой либо левой оболочке. Не стоит забывать, что именно пауперизация населения стала в начале 20 века главной причиной возникновения коммунизма и фашизма.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.