Мы ждем Василия Ломаченко в недрах коридоров спортивной арены О2, где плакаты величайших звезд украшают стены подобно охотничьим трофеям. И мы разговариваем. Несмотря на разные акценты, прилагательные у нас одни и те же. Сенсационный. Невероятный. Особенный. По словам Тони Беллью, Ломаченко выделяется тем, что его бои против выдающихся бойцов кажутся легкими, дающимися ему без напряжения. Джефф Пауэлл, освещающий соревнования по боксу в «Дейли Мейл» почти полвека, считает Ломаченко самым техничным боксером из всех, кого он видел. А Боб Арум, до сих пор активно и гордо тянущий свою промоутерскую лямку, несмотря на приближающийся 88-й день рождения, утверждает, что место этого украинца в пантеоне звезд рядом с Мухаммедом Али, Марвином Хаглером, Шугаром Рэем Леонардом, Флойдом Мейвезером, Оскаром Де Ла Хойя и Мэнни Пакьяо.

Но когда Ломаченко начинает далеко за полночь беседовать с нами, на контакт он идет нелегко. «Я не хочу, чтобы люди спрашивали, считаю ли я себя великим, — говорит он устало, что вполне понятно. — Пусть об этом говорят другие, пусть они решают. Мое мнение не имеет значения».

Это как освежающее дуновение ветра в современном боксе, где даже самый заштатный боксер научит Дейла Карнеги, как показать товар лицом. Но в субботу 18 тысяч душ на арене О2 уважительно — и вполне справедливо — с ним не согласились. В эти дни мощной турбулентности и внутренних распрей, Брексита и Бориса, сбоев в работе парламента и шарлатанства мало что может сплотить британцев. Но в тот день арена слышала одни и те же возгласы — как с шикарных мест в первых рядах, так и с галерки: «Лома! Лома! Лома-ченко! Лома-ченко!» Это было всеобщее признание спортивной гениальности.

Пауэлл, следящий за спортом с тех дней, когда отец тайком провел его в Эрлс Корт посмотреть, как Рэндольф Терпин одержит верх над Шугаром Рэем Робинсоном, сказал, что он не видел ничего подобного на британском ринге. Невозможно было не восхищаться тем, как Ломаченко обезвреживает мины, расставляемые Люком Кэмпбеллом, который имел преимущество и по размаху рук, и по росту, и казался гигантом на фоне украинца. Так оно и бывает в спорте: вот толпа с ревом поддерживает Кэмпбелла, а в следующую минуту она уже приветствует Ломаченко, желая насладиться мастер-классом и одновременно мечтая о чуде.

Да, это было далеко не лучшее выступление Ломаченко. Он сам так сказал. Он считал, что выиграл примерно семь раундов из десяти, хотя хотел посмотреть запись, так как не был уверен. Тем не менее, он взял верх над одним из лучших в мире бойцов легкого веса в 11 раундах по карточкам двух судей и в 10 по карточке одного. Кэмпбеллу было очень непросто, хотя он прилагал невероятные усилия.

Со стороны было заметно, как Ломаченко сохраняет спокойствие, попадая под огонь соперника, как он умело перемещается по рингу и убирает голову так, что Кэмпбелл либо промахивался, либо не доставал. В своей спортивной молодости Ломаченко научился украинским танцам, занимался гимнастикой, играл в баскетбол, футбол и теннис. Он считает, что все это помогло ему работать ногами. С ним было невозможно поспорить, наблюдая за этим бойцом по кличке «Матрица» (это потому что он подчиняет своей воле время и пространство на ринге).

Но Ломаченко также продемонстрировал свою недооцененную ударопрочность. Согласно компьютеризированной системе оценки ударов Compubox, которая отслеживает каждый удар в крупных поединках, обычно Лома пропускает примерно каждый шестой нацеленный на него удар. В бою с Кэмпбеллом он пропустил примерно каждый третий (131 из 420). Однако украинец все выдержал и отвечал очень увлеченно. В этом плане показателен седьмой раунд, когда возникло впечатление, что он поплыл от прекрасного удара в корпус, и толпа почувствовала, как запахло жареным. Но Лома ответил серией дьявольских комбинаций, из-за которых Кэмпбелл отлетел назад.

Более того, Ломаченко не является естественным легковесом, хотя он в 2020 году несомненно добавит чемпионский титул IBF к своим поясам WBA, WBC и WBO. На самом деле, у него полулегкая или вторая полулегкая категория. И тем не менее, он продолжает свой марш к величию. Насколько далеко он зайдет? Ну, единственное поражение на любительском ринге из 396 боев и две олимпийские золотые медали — это рекорд. А потом он быстрее всех начал завоевывать чемпионские титулы в трех весовых категориях как профессионал. Что, ничего особенного?

Нет, он особенный. При оценке боксеров Compubox использует простые показатели: плюс, минус. По сути дела, это количество успешных ударов минус количество пропущенных. Это основное наставление в боксе: бей, а сам удары не пропускай. Лома превратил его в алгоритм. Согласно Compubox, у него соотношение плюс/минус самое высокое среди нынешних бойцов — 18,9%. За ним идет Теренс Кроуфорд с 14%.

Кстати, это лучший показатель со времен Мейвезера. Но хотя Мейвезер был несомненно блестящим боксером, его гениальность склонялась в сторону обороны, и он часто ограничивался необходимым минимумом. Ломаченко, в отличие от него, хорош и в нападении, и в защите. А еще он хочет вызывать острые ощущения у зрителей не меньше, чем побеждать.

Арум считает, что Лома обогатит свои достижения, отправившись в мировое турне, как в 60-х годах поступил Али, а также переходя из одной весовой категории в другую: из полулегкой во вторую полулегкую, а потом в легкую. «Этот человек будет драться одновременно в трех весовых категориях, как Генри Армстронг, — прорычал Арум. — Именно такие надежды мы возлагаем на Лому». И кто теперь осмелится поставить против него после такого сенсационного поединка?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.