Париж — Французский писатель Габриэль Мацнефф (Gabriel Matzneff) никогда не скрывал, что занимался сексом с девочками и мальчиками-тинейджерами, включая подростков совсем юного возраста. Он написал множество книг, в которых подробно описывал свои ненасытные похождения и хвастал о них, выступая на телевидении. «До шестнадцати лет» — так называлась одна из его первых книг, написанная вполне недвусмысленно.

Однако он ни дня не провел в тюрьме за свои действия и не понес за них никакого наказания. Напротив, он заявлял о них снова и снова. Многие десятилетия литературная и журналистская элита Франции прославляла его и его творчество. Сейчас господину Мацнеффу 83 года, и в 2013 году он получил важную литературную премию, а всего два месяца назад одно из крупнейших издательств Франции опубликовало его последнее литературное творение.

Опубликованный в прошлый четверг, 2 января, рассказ одной из его жертв, Ванессы Спрингора (Vanessa Springora), неожиданно подлил во Франции масла в огонь в дискуссию о ее исторически терпимом отношении к подростковому сексу. Ее свидетельства также пролили свет на период, когда ряд ведущих литераторов и изданий Франции — в числе которых ни много ни мало Фуко (Foucault), Сартр (Sartre), «Либерасьон» (Libération) и «Ле Монд» (Le Monde) — активно отстаивали секс с подростками как форму освобождения человека или, по меньшей мере, защищали его от обвинений «пуритан».

Спустя день после публикации книги мисс Спрингоры «Согласие» («Le Consentement»), которую быстро раскупили во многих парижских книжных, страсти не утихли, а возросли. Прокуратура Парижа заявила, что, «проанализировав» содержание книги, она приступила к расследованию и будет искать других жертв во Франции и за ее пределами.

Во Франции сексуальные отношения между взрослым человеком с несовершеннолетним в возрасте младше 15 лет запрещены законом. Но они не считаются автоматически изнасилованием, в отличие от стран, где действуют законы о статутном изнасиловании, подразумевающие, что несовершеннолетние не способны дать свое согласие на подобные отношения.

В атмосфере меняющегося отношения к сексу и к гендерному равенству, Франция ужесточила законы о сексуальных преступлениях в 2018 году, а также расширила срок давности для таких преступлений с 20 до 30 лет: это позволит жертвам предъявлять обвинения до достижения ими 48 лет. Так что новый закон, не имеющий обратной силы, не будет применим к делу госпожи Спрингора.

Накануне публикации ее книга «Согласие» поставила многих во Франции в неудобное положение перед лицом никогда не скрывавшейся проблемы.

Бывший ведущий одной из известнейших литературных телевизионных программ Франции с трудом пытался объяснить, почему он и другие гости — кроме, как и следовало ожидать, единственной гостьи-нефранцуженки — от души подшучивали над пристрастием господина Мацнеффа к несовершеннолетним. Большинство его давних сторонников, много лет защищавших его от обвинений, ныне хранят молчание, но несколько из них все же выступили в его защиту, в том числе бывший редактор книжного раздела газеты «Ле Монд».

Министр культуры Франции Франк Ристер (Franck Riester) заявил, что поддерживает жертв господина Мацнеффа. Он также обещал, что правительство пересмотрит выплачиваемое Мацнеффу писательское пособие. Это говорит о резкой смене позиции властей. В 1995 году, уже спустя много лет после того, как Мацнефф написал о своем прошлом, министр культуры того времени присудил ему Орден искусств и литературы.

«Вся эта информация находилась в широком доступе, современники Мацнеффа были в курсе происходившего, по этим вопросам проводились исследования в университетах. Но потребовалось свидетельство жертвы, чтобы начался процесс серьезного расследования», — говорит историк Анн-Клод Амбруаз-Рандю (Anne-Claude Ambroise-Rendu), автор книги «История педофилии».

На данный момент 47-летняя госпожа Спрингора, ныне возглавляющая издательский дом «Жульяр» (Julliard) — единственная из жертв, выступившая с публичным заявлением. Как она рассказала французским новостным СМИ, она несколько лет колебалась, прежде чем решилась нарушить молчание, возмутившись вручением Мацнеффу в 2013 году литературной премии «Ренодо» (Renaudot).

В своей книге «Согласие» госпожа Спрингора рассказывает, как в возрасте 14 лет ее соблазнил знаменитый писатель, которому на тот момент было за 50. Она познакомилась с ним благодаря собственной матери, влюбилась в него и разочаровалась, лишь обнаружив его писания, где он описывал отношения со множеством других девочек и мальчиков, в том числе тех, с которыми он встречался во время секс-туров по Юго-Восточной Азии.

Писатель Габриэль Мацнефф

Она также рассказывает, что пережила депрессию и другие психологические проблемы в результате этих отношений. Оказывается, ей потребовались годы, чтобы вернуться к нормальной жизни.

«Он был нехорошим человеком, — пишет Спрингора. — Он был тем, кем нас пугают с самого детства — великаном-людоедом».

В сообщениях изданию «Ле Паризьен» (Le Parisien) господин Мацнефф написал, что представленное содержание книги является «несправедливым и чрезмерным», а также поведал о «красоте любви, пережитой нами вместе, — мной и Ванессой».

А в длинном бессвязном письме, адресованном госпоже Спрингора и опубликованном в «Л'Экспресс» (L'Express) в четверг, он написал, что не будет читать эту книгу, потому что она «слишком глубоко его ранит», обвинив женщину в стремлении «нанести ему вред» и «уничтожить его».

Попавший в водоворот меняющегося отношения к сексу в сегодняшней Франции, господин Мацнефф является порождением и выгодополучателем движения мая 1968 — социальной революции, которую студенты и профсоюзы развязали против старого порядка во Франции.

Вооружившись лозунгом «Запрещено запрещать!», движение восстало против власти и боролось с империализмом, капитализмом, расизмом, сексизмом и гомофобией. Некоторые его участники также отстаивали упразднение законов о возрасте согласия, утверждая, что это освободит детей от доминирования их родителей и даст им возможность на полноценную сексуальность.

Господин Мацнефф был одним из ведущих писателей, выступавших за легализацию секса с детьми. В книге «До шестнадцати лет» он пишет: «Спать с ребенком — это священный опыт, обряд крещения, сакральное приключение». Впервые книга была опубликована в 1974 году, в 2005 она была переиздана.

Левые мыслители той эпохи — например, Мишель Фуко (Michel Foucault), Ролан Барт (Roland Barthes), Жан-Поль Сартр (Jean-Paul Sartre) и Симона де Бовуар (Simone de Beauvoir) — выступали в защиту этой практики и людей, обвиненных в сексуальных отношениях с лицами младше возраста согласия во Франции.

Газета «Либерасьон», одним из основателей которой был Сартр, выступала в защиту педофилов как дискриминированного меньшинства и публиковала личные объявления взрослых, желавших вступить в сексуальные отношения с подростками.

В газете публиковались «возмутительные» статьи о педофилии вплоть до конца 1980-х годов, а в редакции числились активисты, боровшиеся за право вступать в «сексуальные отношения с детьми», признал в редакционной статье на этой неделе ее редактор Лоран Жоффрен (Laurent Joffrin), добавив, что теперь издание выступает против подобного образа жизни.

Впрочем, толерантность к сексу с детьми была свойственна не только левым.

В течение многих лет гораздо более консервативное издание, чем «Либерасьон», центристская газета «Ле Монд» публиковала еженедельную колонку господина Мацнеффа и статьи в защиту лиц, обвинявшихся в сексуальных отношениях с малолетними партнерами: авторами одной из таких статей в 1977 году были Сартр, де Бовуар и Барт. И хотя лидеры правых партий выступали против педофилов, некоторые из этих лидеров в личном плане были близки к Мацнеффу.

Пьер Вердраже (Pierre Verdrager), социолог и автор книги «Запретное дитя», посвященной изменениям политики в отношении педофилии в 1970-е годы, утверждает, что сторонников педофилов объединяло убеждение, что во Франции существует «аристократия», не связанная обычными нормами поведения.

И хотя у обычных французов апологеты педофилии вызывали отвращение, писатели считались частью этой самой не связанной всеобщими нормами аристократии, этой элиты. От них как бы ожидали, что им по работе можно совершать действия, у других считавшиеся бы моральным разложением, говорит господин Вердраже.

«Существовала аристократия сексуальности, элита, объединенная стремлением и призывом к новому отношению и новому поведению в области секса, — говорит господин Вердраже. — При этом они были невероятно предубеждены против обычных людей, которых считали идиотами и дураками».

Некоторые из числа давних сторонников господина Мацнеффа, например, Жосиан Савинё (Josyane Savigneau), книжный редактор «Ле Монд», публично выступили в его защиту. «Охота на ведьм продолжается», — написала она в Твиттере.

Бернар Пиво (Bernard Pivot), несколько раз приглашавший господина Мацнеффа на свою литературную телепередачу «Апострофы» (Apostrophes), говорил в 1980-е годы, что «литература важнее морали».

«Мы являемся интеллектуальным и моральным детищем страны и, особенно, времени, в котором мы жили», — говорил он, добавляя, что сожалеет о нехватке «нужных слов» во время интервью господина Мацнеффа.

В одной из передач в 1990-м году гостем, выступившим с критикой в адрес господина Мацнеффа, была единственная присутствовавшая на программе иностранка — канадская писательница Дениз Бомбардье (Denise Bombardier): она назвала писателя «жалким», а его творение — «скучным».

«Сейчас, — заявила она, выслушав игривые речи и шуточки ведущего и других гостей с господином Мацнеффом по поводу его тяги к несовершеннолетним девочкам, — я чувствую себя так, как будто попала на другую планету».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.