Из-за коронавирусного кризиса наша семья сейчас сидит на даче — то есть в летнем домике в 50 километрах от Санкт-Петербурга, на Карельском перешейке.

В пятницу мы плотно забили машину вещами и отправились в путь. На заднем сиденье расположились двое младших детей-школьников. Двое постарше, студенты университета, остались дома — пока.

Официально эпидемии коронавируса в России нет. На сегодняшний день в стране 367 зараженных (сейчас уже 438 — прим. перев.). Один человек умер. Власти заверяют, что все под контролем.

Но в прошлую среду жизнь, по крайней мере, в нашей семье сильно изменилась.

После двухдневных колебаний город решил, что ученикам больше необязательно присутствовать на учебе. Кроме того, на следующей неделе уже начинаются весенние каникулы. Так что школы можно закрыть.

Но теперь говорят, что школы останутся закрытыми значительно дольше и откроются не раньше 12 апреля. Город пообещал организовать дистанционное обучение через интернет.

Университеты решили сделать то же самое. Но их планы сильно разнятся от заведения к заведению. Наш старший ребенок ходит в Академию художеств, и там учебный процесс продолжается как обычно. Наш студент помладше изучает медицину, и они перешли на дистанционное обучение еще в начале недели.

По гречке можно понять все

В среду утром я пошел в продуктовый магазин за едой. Сейчас, в преддверии Пасхи, пост, и я хотел купить гречки. Это отличное блюдо для замотанного родителя, у которого дома сидят два голодных школьника.

Но гречки в магазине не оказалось. Люди уже начали запасаться. Гречка занимает очень важное место в рационе россиян. Если вы видите, что на полках магазинов ее нет, это верный признак, что российский народ сильно встревожен.

А сейчас, конечно, есть причины для беспокойства. Но большинство людей переживают не из-за вируса, а из-за собственного финансового положения. Об этом свидетельствуют и последние опросы общественного мнения.

За последнюю неделю рубль потерял в цене 20%, по мере того как падала стоимость нефти. А россияне хорошо знают, как у них работает эта математика. Раз падает рубль, значит, обязательно начнутся увольнения и рост цен — это лишь вопрос времени. Мантра властей о том, что «все под контролем», только ухудшает ситуацию.

Итак. Каждый, у кого сейчас есть какая-то сумма в запасе, предпочитает действовать и совершать покупки. Будь то гречка или жилье. Разницы нет.

Даже мой обычно такой бережливый 21-летний сын поддался закупочной истерии. На этой неделе у него внезапно появилось время поразмышлять о более прозаичной стороне жизни, поскольку культурная жизнь города более или менее остановилась (он учится на скульптора).

«Надо вложить во что-то стипендию! — заявил он взволнованно. — Цены ведь растут!»

Так как он отличник, он получает 12 000 тысяч. Обычно у студентов эта сумма гораздо меньше. Он ринулся в интернет и купил дрель и новый рюкзак.

Не трогайте пенсионеров!

После обеда мне пришлось бежать в музыкальную школу, где наша младшая учится играть на скрипке. Она, как обычно, забыла ноты.

Музыкальная школа работала как всегда, в гардеробе привычная Ольга Васильевна принимала верхнюю одежду. Ольга Васильевна — типичный представитель пенсионеров этой страны: работающая женщина.

«Ей не следовало быть здесь», — подумал я. Очень уж велик риск заразиться со всей этой мелюзгой, которая швыряет ей свои куртки.

На самом деле Ольга Васильевна такая не одна. Сейчас целая армия пенсионеров продолжает ходить на работу. Даже сегодня, в воскресенье. Подозреваю, что большинство даже не задумываются о том, что могут заболеть. Зарплата для них гораздо важнее, не говоря уже о социальной общности.

В этой стране власти не издавали никаких указов, велящих пенсионерам запереться у себя в квартирах. Да я и не думаю, что это имело бы значение. Российские пенсионеры все равно всегда будут поступать только так, как хотят сами, потому что им лучше знать, как надо.

Погреть задницу на Бали

В ту же среду у нашей старшей дочери был день рожденья. Ей исполнялось 20 лет, и она хотела отпраздновать это событие на даче в компании десяти друзей. Но одна из ее лучших подруг Люба не могла приехать. Ее родители тревожились из-за вируса и запретили ей пользоваться общественным транспортом.

Днем наша дочь пошла в салон красоты сделать маникюр. Рядом с ней на стуле оказалась успешная дама лет сорока, которая хвасталась своими сделками с недвижимостью. Но не только этим.

«Боже, как я устала от всей этой болтовни о коронавирусе! — говорила она. — Они же закрывают все границы. Это ужасно! Но я не собираюсь торчать здесь и жевать гречку. Нет, завтра я полечу из Москвы на Бали. Надо же где-то погреть задницу».

Эта дама не одинока. Еще в начале недели многие российские туристы наплевали на все рекомендации и радостно отправились за границу в отпуска, которые планировали всю зиму. И каков результат? 100 тысяч россиян, застрявших по всему миру и громко жалующихся, что МИД никак их не выручает.

Анархист вырвался на волю

Праздник по случаю дня рожденья моей дочери шел полным ходом, когда в десять часов вечера вдруг зазвонил телефон. Это была подруга Люба.

«Я еду, я в электричке», — сообщила она гордо.

Люба сбежала из дома. Весь вечер она взвешивала все «за» и «против». И сделала простой вывод: ну конечно же, она должна быть на этом празднике!

В то же время в Москве молодая женщина, чьи анализы показали заражение коронавирусом, наплевала на карантин и сбежала домой. Она добежала до ближайшего метро, проделала в нем весь путь до дома (интересно, скольких она заразила по пути?) Там она забаррикадировалась.

Власти были вынуждены выломать дверь и силой отправить ее обратно в больницу.

На Западе есть нахальная поговорка: «Загляни в русского поглубже и найдешь азиата». Это не так. Ты найдешь анархиста.

Потемкинские теледеревни

Вечером в ту же среду я уселся перед телевизором, чтобы посмотреть новости. Видимо, я уже был доведен до отчаяния.

Внезапно я решил, что власти должны поступить ответственно и проинформировать граждан о коронавирусном кризисе, дав конкретные советы, как вести себя в такой ситуации.

Мои надежды не оправдались.

Первые 20 минут (из 30) речь шла о поездке президента в Крым, где он разговаривал с народом обо всем и ни о чем.

Оказалось, что президент тоже обеспокоен, но прежде всего из-за своего референдума по новой конституции, который, возможно, придется отложить.

Но вот, наконец, начался сюжет о ситуации на коронавирусном фронте. Я увидел репортера в защитной экипировке, который сидел в машине московской скорой помощи и брал интервью у врача (тоже в защитном костюме). Тот заявлял, что «все под контролем».

Тогда я просто выключил дурацкий ящик и начал собирать вещи.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.