О важности уменьшения социальных контактов во время эпидемии коронавируса постоянно говорят и в России, но в коммуналках это требование соблюдать довольно непросто.

Петербургская пенсионерка Надежда Аверьянова (71 год) живет в центре Санкт-Петербурга в комнате в квартире, где всего восемь комнат — то есть в коммуналке. Сейчас в этой коммунальной квартире живут около 14 человек — точного числа Аверьянова не знает, потому что жильцы часто меняются.

У соседей общая кухня, ванная и туалет. Графика их уборки нет. Все общие помещения убирает Надежда Аверьянова.

«Сегодня я вымыла с хлоркой ванную комнату, хотя я самый больной и самый старый житель этой квартиры. Ванная была ужасно грязная. В квартире живет так много людей!» — рассказывает Аверьянова по телефону из Санкт-Петербурга.

Коммунальные квартиры, которые появились в Петербурге еще в советское время — распространенная форма совместного проживания, хотя городская администрация и некоторые жители коммуналок считают это проблемой. Личное пространство нарушается, за общими помещениями никто не следит.

Больше десяти лет назад город запустил программу по расселению коммуналок и улучшению условий проживания, но она продвигается медленнее, чем ожидалось.

Сейчас около 69 тысяч квартир в Санкт-Петербурге зарегистрированы как коммунальные. По информации города, в них проживает около 230 тысяч семей.

Система коммуналок сохранилась, потому что проживать в таких квартирах довольно выгодно. К тому же они находятся в центре города. Минус коммуналок — приходится терпеть соседей.

Городские власти знают о проблемах коммунальных квартир, но в период эпидемии коронавируса для жильцов не делают послаблений и не вводят особые условия.

Надежда Аверьянова думает, что ей никто не собирается помогать. Она живет в своей комнате уже 40 лет, хотя и стоит в очереди на получение собственной отдельной квартиры уже многие годы — пока безрезультатно.

Жизнь в коммуналке — настоящий стресс. Два года назад Аверьяновой сделали операцию в связи с раком груди. Кроме этого, у пенсионерки больное сердце и хроническая венозная недостаточность.

«Я еще заболею от всего этого, я очень боюсь. Я сижу дома и никуда не хожу».

Последние девять лет Аверьянова делит комнату площадью 22 квадратных метра со своим сорокалетним сыном и его супругой. Женщина рада, что оказалась на карантине рядом со своим сыном. Он о ней заботится.

С уборкой соседи Аверьяновой не помогают, и она их толком даже не знает. В одной комнате живет женщина — офисный работник, у нее собака. В другой — четыре гастарбайтера из Средней Азии, в третьей — четыре солдата.

«Никто не хочет убираться. „Уберитесь сами, вы ведь не работаете, у вас много свободного времени", — говорят мне. Так было еще до коронавируса», — рассказывает Надежда Аверьянова.

Во избежание споров она моет квартиру хлоркой сама. Кажется, ее труд никто не ценит, как и долгие годы работы в строительной сфере. Сейчас Аверьянова 43-я в очереди на квартиру.

«Я пишу городским властям, но ничего не происходит. Мне, больному человеку, приходится жить в коммуналке», — говорит Аверьянова и начинает плакать.

«В углу комнаты у меня маленький диван, на нем я и живу. А я должна жить в своей квартире», — со слезами рассказывает Надежда Аверьянова.

Санкт-Петербург — один из очагов эпидемии коронавируса в России. 26 апреля в городе был зафиксирован 151 случай заражения.

В общей сложности в Санкт-Петербурге зарегистрировано больше трех тысяч человек, зараженных коронавирусом. Считается, что на самом деле число заболевших гораздо выше.

Успешность изоляции в коммунальных квартирах во многом зависит от соседей. В этом вопросе Елене Козловой (42 года) очень повезло.

В ее коммунальной квартире в центре города живут восемь человек в возрасте от 30 до 70 лет, которые хорошо друг друга знают.

Ее соседи — безработный графический дизайнер, повар, медсестра, строитель, пенсионеры и архитектор, который арендовал одну комнату под рабочий кабинет и во время карантина перестал в нее приезжать.

Жителям этой коммунальной квартиры удалось договориться об «общих правилах игры». Раньше полы мыли по очереди раз в неделю, теперь полы моют три раза в неделю. После возвращения из общих помещений Козлова всегда пользуется антибактериальным гелем.

На улицу выходят только в случае необходимости, гостей никто больше не приводит.

«Мы соблюдаем карантин по максимуму, чтобы хорошо защитить себя», — говорит Елена Козлова по телефону.

Жизнь дизайнера-графика Марии Петуниной (33 года), которая сидит без работы с осени, с вводом карантина почти не изменилась. Ей нравилось проводить время дома и раньше. Она по-прежнему ищет работу в интернете и выполняет фриланс-заказы.

Цены растут, доход снижается, но пока денег на аренду комнаты ей хватает. За свою комнату площадью 30 квадратных метров она платит 11 тысяч рублей в месяц.

«За себя я не беспокоюсь, я всегда могу найти удаленную работу. Только вот хочу, чтобы зал для аэробики скорее открыли. Сейчас тяжелее тем, кто из-за коронавируса потерял работу», — рассуждает Петунина.

Карантин, введенный Владимиром Путиным, продлится по меньшей мере до конца апреля.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.