Самая трагическая страница в истории Загоровского Рождество-Богородицкого монастыря связана с событиями восьмого — одиннадцатого сентября 1943-го года. В то время здесь произошел ожесточенный бой между отрядом воинов УПА* (запрещенная в России организация — прим. ред.) и эсэсовскими карателями.

Новый Загоров — небольшое село в Локачинском районе Волынской области. Основная его достопримечательность — Загоровский монастырь. Монастырь был основан в XVI столетии Петром Загоровским. Первое упоминание о монастыре датируется 1566 годом, где сообщается, что шляхтич Загоровский за свое исцеление от болезней начал строительство каменного храма на месте деревянного. Следующий владелец Нового Загорова — Фаддей Чацкий пристраивает к алтарной части новый монастырский двухэтажный братский корпус. Монастырь до 1719 года был православным, затем принял унию.

Из Визитации (ревизия и инспекция церковного имущества в странах с католическим вероисповеданием XIII-XIX веков — прим. перев.) 1824 года узнаем, что местные жители из унии перешли в православную веру. В 1886 году, во время экспедиции по Волыни, Загоровский монастырь посетил профессор Адриан Викторович Прахов. Он снял ряд фотографий, фиксируя общий вид главного монастырского сооружения и его интерьер, которые можно считать первым известным нам иконографическим материалом святыни.

До 1917 года Загоровский монастырь не претерпел никаких изменений. Известно, что по состоянию на 1908 год в монастыре существовало три церкви: главная — Рождества пресвятой Богородицы, присоединенная Трех святых (на первом этаже юго-восточного монастырского корпуса) и Воздвижения Честного Креста — в южном монастырском корпусе. Тогда же в монастыре существовала начальная школа в память 900-летия Волынской епархии.

После гражданской войны земли Западной Украины, в том числе Владимир-Волынского уезда, куда входило село Новый Загоров, перешли под юрисдикцию Польского государства. В 1921 году Загоровский монастырь снова вернули греко-католикам.

Летом 1943-го года немецкие оккупанты объявили Украину «зоной антипартизанских операций». К борьбе с украинскими повстанцами был привлечен Эрих фон дем Баха-Зелевски — командующий немецкими силами, выступающими против партизанских формирований на Восточном фронте.

В начале июня 1943 года отряды УПА прогнали немецкую администрацию и установили свое правление в нескольких регионах Волыни — Турийске, Мациеве, Голобах, Шацке. Население этих районов оказывало им всестороннюю помощь как настоящим хозяевам родной земли.

Украинские патриоты нападали на железные дороги, нарушали расписание движения поездов, которыми оккупанты пытались своевременно доставлять военную технику и военную силу для подкрепления своих сил на том или ином участке фронта, где терпели неудачу.

Так, в ночь с двадцать третьего на двадцать четвертое июня 1943 года было прервано сообщение по железнодорожной линии между станциями Немовичи-Малинск по пути Ровно-Сарны. В первых вагонах ехало сто пятьдесят гестаповцев. Они возвращались после погрома польских и волынских сел. А в последних вагонах были пушки, танки, амуниция и всякие припасы.

Заспанные гестаповцы еще не успели открыть двери своих вагонов, чтобы узнать причину остановки поезда, как в первых двух вагонах раздались выстрелы. Сотенный командир Ярема с другом Дорошем стреляли по карателям. Гестаповцы попытались бежать через окна, но меткие выстрелы не давали врагам вырваться из ловушки. Утром повстанцы с оружием и амуницией вернулись в лес.

В мае и июне 1943 года отряды УПА в постоянных боях с гитлеровцами уже контролируют все Полесье и Волынь, ограничивая владение оккупантов исключительно территориями главных шоссейных дорог и железнодорожных линий.

В начале августа 1943 года отряд УПА напал на непрошеных гостей, грабивших население Гнидавы (Луцкий район). В начавшемся ожесточенном бою повстанцы грабителей уничтожили, а награбленное имущество было возвращено населению.

В ночь с девятнадцатого на двадцатое августа произошло нападение повстанцев на город Камень-Каширский. В результате ожесточенного боя победили повстанцы и получили ценные трофеи: свыше двадцати тысяч патронов, пять пулеметов, четыре машины, более сотни пистолетов, шестнадцать печатных машинок, четыре радиоприемника, одиннадцать лошадей с седлами, семь мотоциклов, одну легковую машину, пятнадцать пленных и много продуктов. Враг потерял сто человек убитыми.

Днем восьмого сентября 1943-го года повстанческая чета (тактическая боевая единица УПА, примерно соответствующая взводу в регулярной армии — прим. перев.) особого назначения под руководством Андрея Марценюка («Березы») вошла в Новый Загоров. Повстанцы расположились возле Загоровского монастыря, который на случай встречи с немцами должен был стать надежной точкой обороны.

Долго «гостей» ждать не пришлось. Против четы из сорока четырех повстанцев была брошена рота немецкой жандармерии, рота донских казаков и рота полиции из фольксдойчей — всего около четырехсот человек. Неосторожно приблизившись к повстанческим позициям, они попали под шквальный пулеметный огонь, потеряв около сорока бойцов.

Немцы попытались поджечь факелами монастырь и осуществить штурм. Однако, все это оказалось безрезультатным — кроме новых потерь, оккупанты не добились ничего.

«Застучали минометы, затарахтели пулеметы, автоматы… Одна за другой взрывались гранаты, все слилось в один ужасный гул. Бой кипел, немцы лезли как саранча, а вместе с ними власовцы и „фольксдойчи‟.

Бой продолжался целую ночь. До повстанцев доносились крики немецких радистов, вызывавших помощь. Когда стало светать, бойцы увидели, что к немцам прибыли новые машины с солдатами. „Береза‟ оценил ситуацию и дал приказ отступить из шанцев (небольшое земляное фортификационное сооружение — прим. перев) в монастырь».

Тогда немцами было принято решение запросить подкрепление. Повстанцы же, понимая трагическую сложность своего положения, решили закрепиться в монастыре и держать оборону в святых стенах.

Утром девятого сентября в Новый Загоров были переброшены дополнительные силы жандармерии. Подмога к немцам прибыла с трех сторон: из Владимира-Волынского, Горохова и Луцка. Рассредоточившись, они немедленно пошли в атаку, так что отступать было не просто. Но монастырь был соединен с шанцами рвом, предусмотрительно выкопанным ранее, им повстанцы и воспользовались.

Теперь против повстанцев выступало более семисот бойцов, имевших на вооружении минометы и артиллерию. Обстрел монастыря продолжался целый день, а вечером к немцам прибыло подкрепление — десять легких танков. Также три немецких самолета начали бомбардировку монастыря. Повстанцы выдержали авиаудары, укрывшись в глубоких подвалах храма, и отбили ночной штурм.

Десятое сентября стало настоящим испытанием для повстанцев. В течение целого дня немецкие силы штурмовали монастырь. Но пулеметчик Коцюба, сидевший на колокольне, бесперебойным пулеметным огнем отбрасывал атаки противника.

Из сорока четырех повстанцев живыми осталось всего восемнадцать.

Начиная с ночи десятого до середины дня одиннадцатого сентября немецкие оккупанты обстреливали монастырь из артиллерии, танков и минометов, а под вечер вновь пошли на штурм монастыря. Повстанцы потеряли ранеными еще трех собратьев, в том числе и своего командира «Березу», но позиций не сдали.

Ночью на двенадцатое сентября они решили прорываться из окружения. Спрятав в подвалах храма раненых товарищей, повстанцы разделились на две группы по шесть человек и, ударив по немецким оккупантам сразу по двум направления, вырвались из смертельного кольца.

В пять часов утра, пользуясь густым туманом, воины бросили на позиции врага гранаты и в вызванном беспорядке пошли на прорыв… Пулеметчику Коцюбе, который лежал раненый на колокольне, также удалось спастись, уже после того, как затих бой.

Утром двенадцатого сентября 1943 года немцы вошли в монастырь. Услышав стон, они обнаружили одного из спрятанных раненых и повесили его в тот же день.

Трупы двадцати девяти защитников монастыря собрали и похоронили местные крестьяне. Уже вечером двенадцатого сентября, после ухода немцев, нашли в подвалах и спасли еще двоих раненых.

Повстанцы потеряли в бою двадцать девять человек, один был убит в плену, двенадцать прорвались, а двоих спасли местные жители. Немецкие потери оцениваются в девяносто — сто человек убитыми и сто пятьдесят — двести ранеными. По другим источникам, немецкие потери оцениваются в пятьсот сорок человек убитыми и более семисот ранеными.

Монастырь был разрушен, но частично уцелел до наших дней.

О борьбе четы «Березы» издана повесть — хроника Петра Боярчука «Бой под стенами храма» и поэма поэта-шестидесятника Николая Холодного «Памяти двадцати девяти».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.