На прошлой неделе шестилетняя Матильда Карлссон написала письмо премьер-министру Эрне Сульберг. Она надеется, что ей скоро снова разрешат увидеться с дорогими бабушкой и дедушкой. Матильде их очень не хватает, рассказывает ее мать Марина Мармилова Карлссон.

«Нам их очень не хватает. Она так по ним скучает. Очень их любит», — говорит Марина Dagbladet.

«Чувствуем, что нам не рады»

Марина из России, она замужем за шведом Маттиасом Карлссоном. Она живет в Норвегии вот уже 11 лет. Сейчас Марине кажется, что норвежские власти ее предали, — особенно из-за дочери.

Мать двоих детей рассказала нам, что на днях Матильда села и написала письмо Эрне Сульберг, потому что очень скучает по бабушке с дедушкой.

«Не думаю, что нам ответят. Мы иностранцы, в Норвегии у нас нет права голоса. До нас никому нет дела. В последний год мы чувствуем, что нам здесь не рады».

Срок действия паспортов истек

Почему эта семья из четырех человек не может увидеться с бабушкой и дедушкой? Потому что они живут в России. Эта евразийская страна не входит в группу государств за пределами ЕС, для которых ограничения на въезд и выезд смягчены.

Кроме того, для семьи Карлссонов ситуация осложняется и тем, что у отца и детей шведское гражданство. Срок действия паспортов девочек истек, а очередь за паспортами в соседней стране очень длинная, что сильно расстраивает родителей.

«Вот мы тут и сидим. Может, мы и не в тюрьме, но ощущение такое, словно нас заперли. Мы не можем выезжать за границу с просроченными детскими паспортами. У нас нет возможности встретиться ни с российскими, ни со шведскими родственниками. Многие нам советовали повидаться с ними за границей, но это будет очень дорого для всех», — объясняет Марина.

По ее словам, следующая возможность обновить паспорта дочерей представится в сентябре. Ждать придется немало.

По словам Марины, Матильда проводила с русской бабушкой много времени. Бабушка приезжала к ним три-четыре раза в год, а Матильда обычно ездила в Россию к дедушке с бабушкой на все лето, пока не началась пандемия.

«Это очень печально. Когда приезжала мама, она знакомила ее со своей культурой, учила русскому языку. Дочь очень любит бабушку и дедушку».

Марине приходится прерваться. Матильда бегает по их «домашнему офису». Она начинает плакать. Трудно говорить, как разбиваются твои мечты.

«Очень больно видеть, как детская мечта разбивается второй год подряд. Они всего лишь хотят, чтобы бабушка приехала в гости, это так просто. Но им этого не разрешают. Неужели такое могло случиться с нами в этой стране?»

«Новые вспышки»

Dagbladet обратилась в администрацию премьер-министра и министерство юстиции, общественной безопасности и иммиграции с вопросом о проблеме Карлссонов и рассказала о письме Матильды. Ей ответил заместитель министра Тур Клеппен Сэттем (Thor Kleppen Sættem).

«Прекрасно понимаю, что пандемия — это очень тяжелое и трудное для многих время. Но существующие у нас сейчас правила въезда и выезда из страны совершенно необходимы, чтобы помешать распространению инфекции, — сказал Сэттем Dagbladet. — Немало людей чувствуют, что принесли в жертву пандемии очень многое. К сожалению, она еще не закончилась. Мы наблюдаем новые вспышки во многих близлежащих странах. Поэтому надо продолжать снимать ограничения медленно и осторожно, чтобы инфекция не разбушевалась опять и в Норвегии».

Dagbladet: Когда вы упростите правила въезда и выезда? Многие уже очень скучают по семьям.

Тур Клеппен Сэттем: Мы постоянно оцениваем ситуацию. Все зависит от инфекционной обстановки в Норвегии. Мы надеемся, что у Матильды скоро появится возможность съездить к родным или пригласить их в гости. Но когда именно это произойдет, зависит от эпидемиологической обстановки.

«Премьер-министр ответит»

Кроме того, Сэттем дал понять, что четвертый этап плана снятия ограничений будет запущен не ранее конца июля или начала августа в зависимости от эпидемиологической обстановки.

«Цель в том, чтобы прийти к минимуму ограничений. То, что они не граждане Норвегии, ничего не меняет, мы надеемся, что все, кто живет в нашей стране, смогут повидаться с родными и близкими сразу же, как только это станет возможным».

Также Сэттем пообещал, что премьер-министр Эрна Сульберг ответит на письмо Матильды.

«Мы знаем, что премьер-министр ответит на письмо, когда вернется на работу после летнего отпуска».

Когда смягчат ограничения на въезд и выезд, пока не известно. Марина ценит намерение премьер-министра ответить на письмо ее дочери, но важнее всего для нее, чтобы семьи, у которых есть родные за границей, как можно скорее получили возможность увидеться с ними.

По ее мнению, важно, чтобы власти уделили таким семьям приоритетное внимание, когда дело дойдет до послаблений.

«Когда вам от трех до шести лет, после мамы и папы для вас весь мир — это бабушка и дедушка. Поэтому мне уже очень трудно находить все новые объяснения для моих любопытных и нетерпеливых дочерей. Матильда уже спрашивала, не разлюбила ли ее бабушка».

Внезапно интервью прерывается. Марина сидела за компьютером и работала, а Матильда шалила на заднем плане. Сейчас в телефонной трубке слышен смех.

«Меня просто обрызгали водой. Матильда добралась до пульверизатора для растений», — смеется Марина.

Она говорит, что, хотя времена сейчас и трудные, светлые моменты все равно случаются.

Сейчас семья ждет перемен. Скорее бы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.