«Украинский вопрос» стоит в международной повестке не только в отношении мирного урегулирования в Донбассе или невольного участия Киева в американской политической жизни. В церковном мире те процессы, что происходили в 2017-2019 гг., и нынешние «трения» между УПЦ и ПЦУ считаются одними из наиболее опасных и раскалывающих православие событий, а их последствия настолько важны, что о них будут говорить папа римский Франциск и предстоятель РПЦ патриарх Кирилл на грядущей встрече. Более того, «украинский вопрос» будет главной темой их встречи, пишет автор, а от ее результатов зависит будущее не только украинского, но и мирового христианства.

Гавана 2.0 и «украинский вопрос»

В обозримом будущем может состояться вторая по счету встреча между папой римским Франциском и предстоятелем Русской православной церкви патриархом Кириллом. Об этом заявил на днях митрополит Илларион, председатель Отдела внешних церковных связей (ОВСЦ) Московского патриархата.

«Думаю, она (встреча. — Прим. авт.) состоится, но мы о ней не будем объявлять за несколько месяцев. Помните, о встрече в Гаване было объявлено за неделю. Когда мы закончим подготовку ко второй, объявим так же — за неделю», — заявил Илларион в интервью итальянскому изданию Corriere della Sera в ходе своего визита в Ватикан.

Пять лет назад, в феврале 2016-го, подобная встреча уже состоялась, стала исторической и первой за всю историю РПЦ и католицизма — с 1054 года, когда, собственно, случился раскол христианской церкви. Одна только подготовка заняла 20 лет. И «украинский вопрос» был одним из главных — тот же митрополит Илларион, говоря в 2012 году о подготовке диалога, сказал именно о позиции католической церкви по Западной Украине (и роли УГКЦ).

«Сейчас препятствием для проведения (встречи) является межконфессиональная ситуация в Западной Украине, где состоялись известные события конца 80-х и начала 90-х годов, и ждем конкретных шагов от католической церкви, чтобы ситуация начала меняться к лучшему», — отметил тогда глава ОВСЦ, подразумевая обострение межконфессиональной ситуации в Галичине, массовые переходы РПЦ в УГКЦ и столкновения верующих.

В 2016-м патриарх и папа римский беседовали более двух часов, обсудив гонения христиан на Ближнем Востоке, раскол на Украине, кризис института семьи, и подписали совместную декларацию. Однако главные вопросы остались нерешенными, и касается это в основном того таки «украинского вопроса».

«Предыдущая встреча не имела значимых практических результатов на украинском направлении. Ватикан не смог, а, скорее всего, не захотел повлиять на украинских грекокатоликов, которые во многом стояли за инициативами, направленными против УПЦ. Не секрет, что униаты содействовали процессу получения томоса и создания ПЦУ, — говорит «Вестям» религиовед Алексей Смирнов. — Кроме того, грекокатолики продолжили расширяться на восток Украины, строя свои храмы там, где их исторически не было. И Ватикан им в этом открыто помогал».

Эксперт напоминает, что уже после встречи папы и патриарха РПЦ произошел скандальный захват православного храма в Коломые. А еще были и «нападки» грекокатоликов на православную общину в Золочеве. «Никакой внятной реакции Ватикана не последовало», — подчеркнул эксперт.

Слияния и поглощения

Сегодня Ватикан имеет намного более мощные переговорные позиции, чем в 2016-м, когда не было ни томоса, ни ПЦУ, ни ее предстоятеля Епифания. Более того, украинский президент весьма благосклонно относится к Папе Римскому — он пригласил того на Украину, согласился передать католической общине костел в Киеве. В конце концов, при нем произошел и перенос административного центра католиков из Житомира в столицу.

Источник «Вестей» в православной церкви рассказал об ожиданиях от новой встречи: «Сейчас мы ждем нового витка экуменического диалога (экуменизм — идеология всехристианского единства. — Авт.), и он будет происходить де-факто в условиях унии Рима и Фанара (т. е. Константинопольского патриархата, «отца-основателя» ПЦУ и в нынешних условиях — противника УПЦ. — Прим. авт.), — говорит наш собеседник. — Весь смысл встречи, как нам видится, сведется к тому, что Его Святейшество (патриарх Кирилл) будет упреждать попытки поглотить ПЦУ силами УГКЦ. Фактически предстоятель ПЦУ Епифаний будет и не против, если Фанар (Константинополь) даст добро, а это уже приведет к новому витку «окатоличивания» Украины».

РПЦ, по словам Смирнова, оказывается в патовой ситуации. «Ей придется предложить католикам нечто очень существенное, что могло бы перевесить соблазнительную для них перспективу унии с Фанаром и продвижения католицизма на Украине», — убежден эксперт.

Сам глава ПЦУ на вопрос о возможности объединения его церкви с УГКЦ не говорит «нет», и это очень показательный момент. «Этот вопрос невозможно решить сейчас… Локально тут, в Украине, мы этот вопрос решить не можем», — ответил Епифаний в интервью «Радио Свобода»* в декабре 2020-го.

Более того, по словам нашего источника, сам же Константинополь и заинтересован в «новой унии» с Ватиканом. «Украина для него — поле для «отработки» более глобальной унии. Своего рода «лаборатория для экуменических экспериментов», — говорит наш собеседник. — Если получится слить воедино ПЦУ и УГКЦ, значит, и более глобальный вариант может получиться».

Первые искры пожара

Глобально, вопрос такого «слияния» влечет за собой новый виток обострения в православном мире. «Единственное, что может помешать Риму получить значительную часть „православного пирога”, — это жесткая реакция большинства поместных православных церквей на действия Фанара… Если Ватикан увидит, что союз с Фанаром не влечет за собой большинство поместных церквей, такой союз может стать для него невыгодным и токсичным», — убежден Алексей Смирнов.

Но то, что в «большом мире» будет войной позиций и заявлений, внутри украинского общества, и без того взбудораженного волной захватов храмов и церквей, грозит вылиться в обострение силового противостояния. А вопрос религиозный, по мнению политолога Руслана Бортника, иррациональный по определению, и именно этим он особенно опасен. «Вспомните, как полыхало в 90-х по всей Украине, когда единовременно тлели сотни конфликтов в общинах на местах», — говорит эксперт.

И первые искорки уже зажигаются. Буквально на днях мэр Ивано-Франковска Руслан Марцинкив отчитался о «хороших новостях перед Покровом» — речь о выселении общины УПЦ из помещения, приспособленного под храм (им верующие пользовались почти 30 лет). «Ивано-Франковская епархия УПЦ (Московский патриархат) должна освободить помещение, передав его в постоянное пользование Департамента образования и науки», — порадовался мэр в Фейсбуке, выделив большими буквами принадлежность общины.

А в начале месяца чиновники-регистраторы при Волынской ОГА провели перерегистрацию Свято-Успенской общины УПЦ села Навиз в ПЦУ, несмотря на то что ранее, в мае этого года, община уже собиралась, чтобы подтвердить свою верность именно УПЦ. «Действительно, произошел всплеск незаконных перерегистраций, захватов зданий. И это следствие долгоиграющего процесса — в Новоживотове Винницкой области после такой перерегистрации в 2019-м храм находился в пользовании нашей общины, но это кому-то надоело, и его решили забрать себе, — рассказывает «Вестям» председатель Синодального юридического отдела УПЦ, протоиерей Александр Бахов. — Мы фиксируем случаи, когда общины, не желая переходить (в ПЦУ. — Прим. авт.), принимают соответствующие решения, уведомляя об этом ОГА, но потом «вдруг» их перерегистрируют без их ведома: священник узнает об этом в налоговой, когда подает документы, или даже просто в интернете».

Чего ждать от власти

То, что этот механизм, применявшийся для обеспечения массовости перехода приходов в ПЦУ в 2018-2019 гг., снова заработал, может быть следствием, во-первых, визита патриарха Константинопольского Варфоломея в Киев (на День независимости) и, во-вторых, более активной позиции центральной власти. Так, Госслужба по этнополитике и свободе совести, в чьи полномочия входит и поддержание межконфессионального мира в Украине, на днях пообещала фактически содействие ПЦУ в диалоге с ОГА в вопросе перерегистрации общин УПЦ в ПЦУ в Киевской области.

«Руководитель этой госслужбы Елена Богдан до определенного момента пыталась сопротивляться политике, спускаемой «сверху», из кабмина. Изначально она даже называла принятый Радой закон о переименовании религиозных организаций «не вполне соответствующим принципам международного права», но, увы, под давлением политической конъюнктуры вынуждена была сменить риторику», — говорит Бахов.

К слову, сам закон о переименовании сегодня находится в Конституционном суде, чья работа оказалась заблокирована с прошлого года. И после его «перезапуска», уже объявленного Владимиром Зеленским, производство может быть рассмотрено в оперативном режиме. И, учитывая нынешние реалии, решение может быть весьма скандальным, открывающим путь к «рейдерскому захвату» уже не отдельных храмов, а всей структуры УПЦ.

«Прогнозы — дело неблагодарное. Изначально решение о переименовании не удавалось «продавить», но не потому, что не было воли, а лишь по причине отсутствия какого-либо нормативного акта, обязывающего УПЦ изменить свое наименование», — поделился с «Вестями» протоиерей Бахов.

В то же время позиции УПЦ не так и слабы. «Ее главное преимущество — в высоком уровне религиозного сознания ее верующих. Это обеспечивает ей не только сохранение, но и постоянный рост количества общин даже в условиях захватов храмов, — говорит «Вестям» религиовед Смирнов. — Пожалуй, решающим для понимания перспектив православия в Украине является реакция поместных православных церквей на действия патриарха Варфоломея и то, кто придет на смену нынешней власти через несколько лет». Эксперт имеет в виду как сопротивление, которое оказывают верующие УПЦ искусственной перерегистрации, так и стотысячные крестные ходы, которые ежегодно собираются на День Крещения Руси.

* СМИ, признанное в России иноагентом.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.