В 1980-е норвежские лыжницы были национальными героинями. Но теперь эта картина уже не кажется столь радужной. Dagbladet исследовала золотой век женского лыжного спорта в Норвегии и выяснила, что повсеместное давление на спортсменок по вопросу питания и расстройства пищевого поведения были тогда обычным делом.

Больная лыжная нация

В 2020 году Dagbladet получила анонимное письмо о том, насколько широко распространены были нарушения пищевого поведения как среди представительниц элиты норвежских лыжных гонок, так и на уровень ниже. Многие в лыжных кругах открыто говорили об этом, но это были лишь заявления и истории отдельных спортсменок. 16 лет никто не занимался этой проблемой.

Действительно ли все было настолько плохо? Мы хотим это выяснить. Почти год Dagbladet с помощью новых журналистских методик выясняла, насколько велик был масштаб нарушений пищевого поведения среди участниц сборных Норвегии по нашим национальным видам спорта — лыжным гонкам и биатлону. Мы организовали сотни встреч с разными людьми.

В поисках фактов мы проводили рентгенологические исследования, обследования на гормоны и обширные, заслуживающие доверия психологические тестирования. Мы также изучили долгосрочные последствия нескольких лет дефицита питания у ряда спортсменов. Dagbladet воспользовалась специальными технологиями и проанализировала большой объем данных, чтобы найти ответы на свои вопросы. И то, что мы обнаружили, не просто подтвердило слухи — все оказалось намного хуже.

Специалисты считают то, что выяснила Dagbladet, крайне прискорбным. В ближайшие недели и месяцы мы обнародуем и тем самым задокументируем прежде не известные факты о национальном спорте Норвегии.

Анетт Бё (Anette Bøe) рассказывает нам про сборы в Стрюне в 1980-е годы. Еда, по ее словам, была замечательная, но лыжницы лишь нарезали круги вокруг шведского стола. Они пытались наесться одним видом блюд.

«У многих были огромные объемы тренировок, но съедали они всего несколько листиков салата, — говорит Бё. — В восьмидесятые давление по поводу веса лишь нарастало».

В то время норвежские лыжницы стали национальными героинями. Именно тогда начался золотой век норвежского лыжного спорта.

В 1982 году норвежки взяли три из четырех золотых медалей Чемпионата мира на домашних трассах в Холменколлене. Тремя годами позднее они повторили этот подвиг на ЧМ в Зеефельде. Тогда вышеупомянутая Анетт Бё стала настоящей королевой Чемпионата.

Спортивные результаты лыжниц шли вверх. А вот вес все снижался.

Женская сборная Норвегии поменяла и форму, и внешний вид. Начались проблемы с питанием.

Dagbladet может теперь говорить об этом со всей уверенностью.

Шокирующие открытия

Dagbladet попыталась связаться с 40 женщинами, которые входили в юношескую или взрослую сборные по лыжным гонкам с 1978 по 1986 год. 31 лыжница согласилась поучаствовать в исследовании, в основном в форме подробных устных интервью. Некоторые предпочли отвечать на вопросы в письменной форме и анонимно.

Вот основные результаты бесед с 31 участницей.

— 35% признали, что сами столкнулись с расстройствами пищевого поведения во время спортивной карьеры.

— 42% сообщили, что руководство сборной оказывало на них давление по поводу веса.

— 69% рассказали, что, пока они занимались лыжными гонками, у них не было менструаций.

Тогдашний тренер сборной Даг Кос (Dag Kaas) прямо заявил Dagbladet, что, по его мнению, руководство никого не заставляло худеть. Ниже он отвечает на вопрос об этом более подробно.

Но, если углубиться в цифры, становится ясно, что как расстройства пищевого поведения, так и давление по поводу веса встречались гораздо чаще среди спортсменок в уязвимом юниорском возрасте, чем среди взрослых лыжниц.

Среди юниорок, которым не удалось войти в состав взрослой элиты, целых 67%, то есть 10 из каждых 15 человек, сообщают, что у них имелись расстройства пищевого поведения. Для сравнения, с аналогичной проблемой столкнулись 6,3% взрослых лыжниц из состава элиты.

Более полугода ушло у журналистов Dagbladet на то, чтобы исследовать и задокументировать масштабы пищевых расстройств среди лучших лыжниц Норвегии в начале 1980-х годов. В последние два дня три участницы национальной сборной соответствующего периода рассказали свои истории анорексии и других нарушений пищевого поведения. В этой статье вы найдете и другие свидетельства.

«Я была на пороге смерти», — призналась, например, чемпионка Норвегии среди юниоров Сиссель Бьеркенос (Sissel Bjerkenås) в прошлую субботу.

Проблемы с питанием у лыжниц впервые отмечали в 1977 году. Обратимся к временам, когда, если верить источникам Dagbladet, эти проблемы стояли в норвежских лыжных гонках наиболее остро.

В 1977 году обновленное руководство национальной сборной выступило с новыми идеями, сосредоточившись на рационе и так называемой оптимизации веса спортсменов. Их целью было воспитать лыжников, которые стали бы лучшими во всем — лучшими в принципе.

Пять лет спустя, в 1982 году, Норвегия ликовала: ее лыжницы взяли три из четырех золотых медалей на Чемпионате мира по лыжным гонкам в Осло. В том же 1982 году, в тени триумфа взявших золото норвежских лыжниц, которыми восхищалась вся страна, множество одаренных юниорок уперлись в стену — и обзавелись нарушениями пищевого поведения. Они и поучаствовали в расследовании Dagbladet.

Бывшая лыжница и легенда легкой атлетики Ингрид Кристиансен (Ingrid Kristiansen) рассказывает: «Давление по поводу веса в норвежской лыжной сборной началось, когда в конце 1970-х оттуда ушли все старики, такие как я. У сборной обновилось и руководство, и в последующие годы у многих спортсменок начались проблемы с питанием. В 1980-х норвежский женский лыжный спорт пережил настоящий взлет, но у него немало скелетов в шкафу».

Перемены

В то время никто не знал, что такое расстройство пищевого поведения.

«Помню, некоторые мои подруги в сборной очень много сбросили и стали очень худыми. Я чувствовала, что мне полагается брать с них пример. Девушки, которые раньше не были тощими как спичка, очень похудели», — рассказывает бывшая чемпионка по юниорам Эли Ирен Хусум (Eli Irene Husum).

Только потом многие осознали, насколько тяжело были больны, поняли, что тогда произошло, и как это до сих пор влияет на их жизнь.

«Наши лыжницы были здоровыми норвежскими девушками с обычным женским телосложением. Мы ели вкусную еду, сладости. Но потом начались перемены, и руководство сборной заявило: «Хотите продолжать карьеру — следите за весом, ешьте меньше», — рассказывает бывшая участница национальной сборной Туве-Грете Сульхайм (Tove-Grete Solheim). Она вспоминает 1977 год. «Все должны были сбросить вес, а последствий никто не понимал», — добавляет Сульхайм, которая покинула сборную вскоре после вышеупомянутой смены методики.

Даг Кос начал тренировать юниорок в 1977 году. Он выступил с новыми идеями и в последующие годы превратился в легенду: он и работал с взрослой элитой, и был спортивным директором и главным менеджером сборной в золотой век норвежских женских лыжных гонок.

Dagbladet: Ресколько бывших лыжниц, прежде всего из юношеской команды, описывают культуру питания в сборной при Вас как отсутствие культуры. Что скажете?

Даг Кос: Это прискорбно. Но мы бы никогда не добились таких результатов, каких мы добились, если бы не отнеслись к этому всерьез. Если кто-то считает это отсутствием культуры, то мне остается только смириться, учитывая, какие знания были у нас и у общества в целом в то время.

Хотя именно Кос в течение нескольких лет нес основную ответственность и за взрослую, и за юношескую женские сборные, другие тренеры тоже были замешаны в этом деле. Одно имя называют сразу несколько наших собеседниц из бывших лыжниц: тот человек оказывал давление на девушек, заставляя их худеть. Сегодня его уже нет в живых, поэтому Кос берет на себя ответственность от имени всего руководства сборной и готов ответить на критику Dagbladet.

«Худшая лыжница в мире, самая большая неудачница»

В 1980-е нарушения питания в женской лыжной сборной Норвегии стали настолько обычным делом, что те, кто не похудел и избежал расстройств пищевого поведения, стыдились своего здоровья. Вот три цитаты из бесед Dagbladet с бывшими юниорками. Одной из них даже удалось попасть во взрослую сборную страны.

«Я немного завидовала другим девушкам в сборной, которым удалось сильно похудеть и у которых были нарушения питания».

«Когда мне не удалось снизить вес, я почувствовала себя неудачницей. Я приняла это близко к сердцу, решила, что не способна добиться успеха. Я гораздо сильнее мучилась от тревоги, чем гордилась достижениями».

«Я чувствовала себя худшей лыжницей в мире, самой большой неудачницей. Меня заставляли худеть. На самом деле эта зацикленность на теле наложила отпечаток на всю мою жизнь. Подруги, которые не занимались лыжными гонками, не совсем понимают, о чем я говорю, почему я чувствую себя толстой. Они-то не пережили того, что пережили мы в юности в лыжной команде. Это до сих пор не дает мне покоя. Я винила во всем только себя, хотя вообще-то я была чемпионкой мира среди юниоров».

Чемпионка мира среди юниоров подводит итог: «Главное было стать как можно более худой и есть как можно меньше. Позже, оглядываясь назад, я все яснее начала понимать, насколько сильно на нас давили. Я не верила в себя, потому что была недостаточно худой».

Кос утверждает, что никто никого никогда не призывал худеть как можно сильнее и есть как можно меньше. По его словам, никакого давления не было, и все это — личные ощущения отдельных спортсменок. Однако он признает, что тогда в целом мало знали о нарушениях пищевого поведения.

Вышеупомянутая чемпионка мира среди юниоров добавляет: «Если у вас есть лучшие лыжники в мире, то вторые номера никому не нужны. Вот как мне тогда казалось».

Кос вполне может себе представить, что некоторые в сборной воспринимали все именно так. «Отбирали лучших. А те, кто был прямо за ними, чувствовали, что оказались на вторых ролях. Тренеру всегда сложно одинаково следить за каждым. Я много думал об этом».

«Не могу смириться»

В общей сложности 11 лыжниц из сборной 1978-1986 годов признали в беседах с Dagbladet, что сталкивались с расстройствами пищевого поведения, будучи в составе юношеской или взрослой норвежской команды.

Лыжница из юношеской сборной 1980-х годов, которая пожелала сохранить анонимность, рассказывает, что до сих пор не избавилась от проблем с питанием. «Такие расстройства продолжаются очень долго. Я до сих пор не смогла окончательно от них избавиться. Дело уже не так плохо, как двадцать лет назад, но еще не все прошло. Мне приходится с этим жить. И меня это злит. Мне ведь уже сильно за пятьдесят. Сейчас проблемы пустяковые, но я все равно не могу смириться».

Другая женщина, которая в то время была в юношеской сборной по лыжным гонкам, тоже сообщает, что сбросила вес и страдала от пищевого расстройства и сильного дефицита массы тела. «Разрушаешь свое тело, месячные пропадают, кости становятся хрупкими. Важно четко представлять себе последствия», — говорит она.

Кос оказался в отчаянном положении. «Для меня как для молодого тренера это был удар. Я видел, что само по себе все не наладится. Если человек сбросит несколько килограммов, он может добиться сиюминутного успеха и надеяться, что так будет и дальше, но так продолжаться не может, увы», — рассуждает Кос. Он поясняет: «Я понял, что нам почти не помогали. Тогда только начали задумываться о расстройствах пищевого поведения как о психическом заболевании. Это было в новинку, а мы ведь имели дело с девушками уязвимого возраста».

Dagbladet: Вы чувствуете угрызения совести из-за заболевших девушек?

Даг Кос: Да, конечно. Но сложно сказать, могли ли мы действовать иначе и как именно. Вероятно, другим надо было помочь.

Обидные комментарии

«Не ешь это, ты и так упитанная».

«Забудь о рождественских сладостях».

«Никакого масла на тарелке».

«Тебе надо не печенье есть, а придумывать, как сбросить вес».

Эти слова припомнили пять бывших лыжниц из сборной в качестве примера, как их заставляли худеть и какие комментарии от спортивного руководства десятилетиями продолжали влиять на их жизни.

Вот что отвечает на это Кос: «Не берусь утверждать, что такого не было, но если и было, то лишь для того, чтобы помочь им добиться успеха».

42% лыжниц заявили Dagbladet, что ощутили на себе давление в связи с весом.

«Страшно такое слышать. Так быть не должно», — комментирует врач норвежской сборной по лыжным гонкам Эйстейн Андерсен (Øystein Andersen).

При этом Кос отрицает, что целью было заставить спортсменок худеть.

Dagbladet: Правда ли, что руководство пыталось заставить лыжниц сбрасывать вес?

Даг Кос: Нет. Мы стремились достичь баланса. Если вы лучше тренируетесь и едите более здоровую пищу в попытках добиться идеального веса, вы можете или похудеть, или удержать вес, или даже набрать. Мы могли обсуждать рацион, но речь шла не о весе.

Не согласна

Нина Шейме (Nina  Skeime), обладательница медалей Чемпионатов мира 1987 и 1989 годов в эстафете, придерживается иного мнения, чем многие вышеупомянутые спортсменки. Она встает на сторону Коса.

«Меня в сборной никто худеть не заставлял, речь шла только о том, чтобы питаться правильно. Даг Кос хотел, чтобы мы были цельными людьми, питались здоровой пищей. Мы старались есть хлеб и зерновые на обед вместо плотного ужина посреди дня, — рассказывает Шейме. — По моим ощущениям, о здоровой и вкусной пище много говорилось, но, к сожалению, в итоге многие сильно похудели, что привело к росту спортивных результатов».

Красноречивый пример — статья «Лыжницы стали худее и сильнее» в Dagbladet от января 1982 года, в которой утверждалось, что «Брит Петтерсен в середине сезона ЧМ 1981-1982 сбросила шесть кило, а Берит Аунли сбросила четыре лишних килограмма».

«Единственное, что мы делали — это говорили, чего можно добиться, если избавишься от лишних килограммов», — отвечает Даг Кос на вопрос, сажали ли кого-нибудь на диету для похудения. Когда ему показывают ту статью Dagbladet, он говорит: «Не помню, чтобы Берит Аунли худела. Помню Брит — она действительно сбросила вес. Но выступать лучше не стала. Некоторые заявляют, что все худеющие больны. Но эти две девушки ничем не болели».

«Чемпионка мира может весить 50, 60, 70 кило. Не надо бояться говорить об идеальном весе для каждого отдельного человека», — рассуждает Кос.

«У этой статьи неправильный заголовок. Худея, сильнее не становишься. Если вам приходится нести на себе на два килограмма меньше, когда вы бежите в гору, это не может не повлиять на результат. Но это не значит, что вы стали сильнее», — объясняет он.

Dagbladet связалась и с Аунли, и с Петтерсен, но обе отказались комментировать ту статью.

Благодарность Косу

А вот Нина Шейме благодарит Дага Коса и весь персонал сборной за то, что помогли ей сохранить здоровье. «Я была среди тех, кто очень сильно похудел. Если бы не они, это могло бы, вероятно, перерасти в болезнь».

Однако для некоторых ее подруг по команде все сложилось гораздо хуже.

«Те, кто был в юношеской сборной, но не сделал последнего шага, оказались в более уязвимом положении. Почти лучшие, но не лучшие из лучших вкалывали больше других. Я знаю нескольких девушек, которые много тренировались и были очень худыми. Но их имена перестали упоминать на турнирах», — вспоминает Шейме.

Dagbladet тоже отмечает эту тенденцию по результатам своего исследования, как уже упоминалось выше. Подтверждают ее и истории Бьеркенос, Хусум и Гране, которые они рассказали Dagbladet.

«У меня была анорексия. Я думала, что, если уберу пару кило, мне будет легче бежать в гору. Мы видели, как поступают лучшие лыжники, и на нас это влияло. Эффект был кратковременным, надолго его не хватало. Потом все выходило из-под контроля, килограммы исчезали», — делится воспоминаниями Лене Гране (Lene Grane).

Однажды подруга по команде Труде Дюбендал (Trude Dybendahl) отвела Гране в сторонку и сказала: «Ты понимаешь, что можешь от этого умереть?» Это был переломный момент.

Некоторое время Кос отвечал и за взрослую женскую сборную, и за юниорок. Он признает, что трудно уследить за столькими спортсменками одновременно.

Dagbladet: Их было слишком много, чтобы Вы могли за всех отвечать?

Даг Кос: Да, оглядываясь назад, скажу, что это так. В конце концов мне начали помогать с юниорами, когда я стал тренером взрослой сборной в 1980 году. Но я продолжал отвечать за обе группы. Определенно, девушек было слишком много. Но все дело было в финансах, в ресурсах. В команде не должно быть слишком много народа, ведь к каждому нужен индивидуальный подход. То время, когда несколько лет я отвечал за обе команды, многому меня научило.

Бё тайком ела шоколад под одеялом

Эта статья началась с описания сборов в Стрюне от Анетт Бё, которая была номером один в мире. Воспоминания Сиссель Бьеркенос о юниорских сборах в том же Стрюне совпадают с рассказом Бё.

Лыжницы-юниорки были целеустремленными и амбициозными. Они хотели стать лучшими. Они тренировались изо всех сил, по словам Бьеркенос. И в тренировках они были лучшими в мире. А вот в питании — худшими.

«Между приемами пищи проходило по шесть-семь часов. Помню, как я бывала голодна перед обедом. О том, чтобы поесть сразу после тренировки, чтобы быстрее восстановиться, и речи не было», — рассказывает Бьеркенос, которая всерьез подорвала свое здоровье и едва не похудела до смерти.

Несколько лет спустя Анетт Бё на других сборах в Стрюне наблюдала, как приятельницы из сборной «наедались досыта, глядя на пищу». И она придумала собственное решение.

«Я пряталась под одеялом и жевала шоколад без всяких угрызений совести», — признается Анетт Бё. Она позаботилась о том, чтобы получать необходимые калории.

Dagbladet: Как Вы думаете, почему Анетт Бё считала, что ей нельзя есть шоколад при других лыжницах сборной?

Даг Кос: Спросите об этом ее саму. Думаю, все были бы только рады, ведь Анетт была худая, жилистая и очень много тренировалась. Надеюсь, она ела достаточно конфет, потому что ей это было необходимо.

Бё так и делала. «Я могла начать день с плитки шоколада, а закончить двухлитровым ведерком мороженого. Телу это было нужно. И все было в порядке. Спортсмен-профессионал тоже должен наслаждаться жизнью», — рассказывает бывшая чемпионка.

Королева Чемпионата мира 1985 года считает, что именно это качество помогло ей не поддаваться на давление. А вот многие другие пали его жертвами и заработали расстройства пищевого поведения, как показало исследование Dagbladet.

«Некоторое время я была чересчур худой. С весны до осени мы проходили обследования в спортивной академии, и я тогда набрала четыре кило. И все равно оставалась слишком худой. А тут мне сказали, что надо держаться подальше от сладостей и рождественских блюд. Такие вещи запоминаются. Они не проходят незамеченными для девушек в 17-18 лет», — рассказывает еще одна бывшая лыжница из юношеской сборной Норвегии.

А Кос снова подчеркивает, что никому ничего такого не говорили и это просто личное восприятие отдельных спортсменок.

Прошло почти 40 лет, но некоторые спортсменки все еще борются с расстройствами.

«Я до сих пор пытаюсь избавиться от побочных эффектов», — признается одна из них.

Если выжимать из организма максимум возможного, изнуряя его тяжелыми тренировками и лишая притока энергии, могут возникнуть не только сиюминутные проблемы. Каковы потенциальные долгосрочные последствия? Какую цену должен платить спортсмен, вложивший в свое дело столько труда?

В поисках ответа на эти вопросы Dagbladet провела отдельное исследование, чтобы выяснить, какие побочные эффекты ждали лыжниц, изнуряющих свое тело подобным образом в течение нескольких лет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.