26-летняя Александра Мягкова и 18-летний Глеб Шумаев видят в Финляндии свое будущее. Мягкова переехала из Москвы в Йоэнсуу всего три месяца назад, но уже уверена в своем решении.

«Я учусь на повара-кондитера и хочу найти здесь работу. По дому я не тоскую», — уверяет Мягкова.

Шумаев живет в Финляндии уже много лет. Родители переехали из Петрозаводска в Восточную Финляндию, когда ему было пять лет. Для него Финляндия означает свободу и безопасность.

«Финляндия поддерживает своих граждан, и если можно в восемнадцатилетнем возрасте рассуждать о политике, то я скажу, что эта страна мне подходит».

Хотя истории этих людей совсем разные, они оба успели понять, что влиться в финское общество не так-то просто.

Языковой барьер и предрассудки мешают интеграции

Глеб Шумаев отучился в финской средней школе и сейчас учится в лицее. Он бегло говорит по-фински и уже хорошо понимает финское общество. И, несмотря на это, он часто чувствует себя аутсайдером.

«Похоже, когда люди слышат имя „Глеб", они сразу думают, что со мной общаться сложнее, чем с финном».

Александра Мягкова учила финский язык, еще когда жила в Москве. Говорить по-фински непросто, но с повседневными ситуациями она уже справляется.

«Я стараюсь говорить, говорить и говорить. Мне кажется, хорошо знать финский — это очень важно», — объясняет Мягкова.

Для решения разных официальных вопросов ей пока не хватает языкового уровня. Не становится проще и от того, что финское общество во многом отличается от русского.

Граждане с русскими корнями — крупнейшее иностранное меньшинство

Согласно Статистическому центру Финляндии, в конце 2020 года в стране проживало больше 90 тысяч человек с российскими или советскими корнями.

И хотя людей с русскими корнями в Финляндии больше, чем в городе Пори — жителей, они легко оказываются аутсайдерами. Согласно исследованию, в вопросах работы люди с русскими корнями по-прежнему считаются «второсортными» кандидатами.

В диссертации, защищенной в Университете Хельсинки два года назад, сообщается, что уже сама русская фамилия мешает попасть на собеседование для приема на работу.

В период коронавируса предрассудки усилились

Профессор Университета Восточной Финляндии Ольга Давыдова-Менге (Olga Davydova-Minguet) около 20 лет исследует миграционные потоки и работу СМИ по обе стороны границы. Она может назвать много причин, почему напряженность в отношениях финнов и проживающих в стране русскоязычных усилилась.

Новый фактор, усиливший недоверие — эпидемия коронавируса.

До эпидемии движение через границу было очень активным — а сейчас для пересечения границы нужна серьезная причина и негативный результат ПЦР-теста. В России высокий уровень заражения, так что каждого въезжающего в Финляндию легко могут назвать «переносчиком болезни».

Груз военного времени никуда не исчез

Самосознание народа в Финляндии и России строится на воспоминаниях о военном времени. В День независимости Финляндии финнам по-прежнему напоминают о героях и жертвах войны. Русских вспоминают в контексте враждебности.

Аналогичная риторика популярна и по другую сторону восточной границы.

«В Карелии сейчас говорят о финской оккупации в период Войны-продолжения и о концлагерях», — говорит Ольга Давыдова-Менге.

Слон в посудной лавке

Ольга Давыдова-Менге считает, что русскоязычные живут в Финляндии в тисках двух конкурирующих картин мира. Они следят за сообщениями русскоязычных СМИ и соцсетями, картина ценностей которых отличается от западной и на страже которых стоит официальная Россия.

Ольга Давыдова-Менге считает, что русскоязычные научились обходить сложные темы даже в разговоре друг с другом.

«Если в 2014 году во время крымского кризиса в посудной лавке был только один слон, то теперь этих слонов несколько».

И хотя великодержавная политика не касается повседневной жизни граждан напрямую, напряжения становится больше.

Многое изменилось в лучшую сторону

Ситуация непростая, но все же не безнадежная.

Ольга Давыдова-Менге говорит, что положение жителей Финляндии с русскими корнями сейчас гораздо лучше, чем 30 лет назад, когда она переехала в Финляндию. Тогда над русским акцентом все посмеивались. Сейчас больше не смеются.

В учебных заведениях и ведомствах к русским уже привыкли — особенно в Восточной Финляндии. К тому же много делается для того, чтобы сократить раскол между людьми.

Групповые встречи помогают адаптироваться

Начиная с осени, объединение Jomoni, которое занимается вопросами мультикультурализма в Йоэнсуу, проводит для русской молодежи дискуссионные вечера.

Групповые встречи важны, ведь многие молодые русские живут в Финляндии без семьи и поддержки. Наставник Нелла Ниеми (Nella Niemi) говорит, что молодежь часто не знает, к кому можно обратиться за помощью.

В Jomoni можно легко получить помощь. Здесь можно спросить что угодно.

«Если остаешься один, не можешь найти своего места, может легко возникнуть чувство „выключенности" из общества».

В жизни финнов и русских больше общего, чем различий

Темы для обсуждений в дискуссионной группе повседневные. Что делать, если ты заболел? Как получить читательский билет?

«Я помогаю найти информацию, молодежь делится опытом», — объясняет руководитель группы Катя Радкевич.

Во многом русская молодежь думает о том же, что и финская. Будни молодежи похожи — увлечения и хобби.

Или, как говорит Глеб: «Мы все люди, у нас одинаковые потребности и чувства. Нарисованная людьми граница не делает нас разными».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.