Бостон – В январе было много допинговых новостей из мира спорта. Сначала велогонщик Лэнс Армстронг признался на национальном телевидении, что заправлял, как заявило одно антидопинговое агентство, «самой изощренной, самой успешной и доведенной до уровня профессионализма в истории велосипедного спорта» допинговой программой.

Спустя две недели появились сообщения о том, что, согласно документам флоридской клиники, игрок третьей базы New York Yankees Алекс Родригес использовал стимуляторы. А в Новом Орлеане полузащитника Baltimore Ravens Рэя Льюиса перед Суперкубком забросали вопросами по поводу «спрея из оленьих рогов», и пользовался ли он запрещенными средствами, когда самым удивительным образом оправился от серьезной травмы руки.

Такого рода утверждения часто звучат в спортивном мире, и Родригес с Льюисом все обвинения отвергли. Однако события последних недель указывают на то, насколько слабо идет борьба с допингом. Хотя наука добилась в этом деле больших успехов и часто хватает обманщиков за руку, результаты борьбы с допингом могут быть успешными ровно настолько, насколько успешны программы по их реализации. Опыт прошедшего десятилетия учит нас, что чиновники всерьез берутся за дело лишь тогда, когда в том или ином виде спорта, от велогонок до бейсбола, возникает серьезный скандал, грозящий подорвать его авторитет и запятнать доброе имя.

Читайте также: Спортсмены не должны становиться политическими жертвами

Марион Джонс и скандал с фирмой BALCO поставили под угрозу принципы фэйр плей, лежащие в основе олимпийского движения, из-за чего Международный олимпийский комитет был вынужден ввести антидопинговый режим, остающийся нормой во всем мире. История с «пьяными мячами» в бейсболе (предположения о том, что в 1990-х и начале 2000-х годов в конструкцию бейсбольного мяча вносились изменения, чтобы он лучше отскакивал от биты – прим. перев.) показала, насколько фальшивы наши рекорды и победы. Из-за нее спортивные журналисты решили в январе не выбирать игроков в Зал славы. После таких скандальных историй бейсбол довольно неуверенно пошел на ужесточение антидопингового режима.

«Те виды спорта, где всесторонние и неожиданные проверки проводятся круглый год, стали намного чище и лучше, чем, скажем в 1990-е годы, - написал по электронной почте антидопинговый эксперт Джим Стрей-Гундерсен (Jim Stray-Gundersen), который с 1988 по 1992 год работал врачом в олимпийских сборных. – А там, где всеохватывающих программ контроля нет, допинг превращается в обыденность».

В связи с этим Национальная футбольная лига в антидопинговом мире стала главным отщепенцем, и многие эксперты говорят, что ее первый громкий скандал со стимуляторами и допингом - это лишь вопрос времени.

На протяжении трех последних десятилетий Дон Кэтлин (Don Catlin) находится на переднем крае борьбы со стимуляторами. Олимпийская аналитическая лаборатория при Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе, где он работал, после ее создания в 1982 году стала первым центром антидопинговой борьбы. Там Кэтлин вместе с коллегами разработал целую серию проверок на стимуляторы, в том числе на анаболические стероиды, на эритропоэтин и на тетрагидрогестринон, который оказался в центре скандала с участием BALCO.

«В чем-то есть движение вперед. Но есть и движение назад», - говорит он.

Также по теме: Армстронгу предъявят обвинение в использовании допинга


В частности, допинговая программа Армстронга, о которой в своем октябрьском докладе сообщило Антидопинговое агентство США, заставила Кэтлина задуматься. Да, ученые лучше, чем когда бы то ни было, выявляют запрещенные вещества, однако спортсмены по-прежнему могут дурачить систему.

«Мы думали, что полностью решили проблему, - говорит он. – Мы потратили много времени на поиски допинга и на получение его в чистом виде. Однако это никак не помогает перекрыть путь поступления допинга к спортсмену, и не мешает ему послать на анализ чужую мочу».

Лэнс Армстронг


Другие люди считают, что игра в кошки-мышки в ходе войны с допингом существенно изменилась за эти годы. Раньше атлеты использовали самые современные стимуляторы, а ученые не могли их определить и выявить. «Я думаю, что сейчас пользующиеся допингом спортсмены чаще пытаются применять испытанные и проверенные стимулирующие средства таким образом, чтобы избежать разоблачения, вместо поиска того, что сегодня обнаружить невозможно», - говорит Стрей-Гундерсен.

Финансовые преимущества - явно на стороне спортсменов.

«Годовой бюджет ВАДА (Всемирное антидопинговое агентство) равен 28 миллионам долларов, а это цена одного хорошего бейсболиста, - говорит Кэтлин. – Как можно по-настоящему ловить нарушителей с такими деньгами?»

После многочисленных допинговых скандалов в легкой атлетике и лыжном спорте, а также в других видах олимпийское движение в 2003 году приняло всемирный антидопинговый кодекс. Среди его рекомендаций - привлечение независимой третьей стороны (не из самой лиги) к проведению допинг-контроля, выборочные и бессистемные строгие проверки в ходе сезона, а также применение суровых карательных мер к пойманным спортсменам.

Читайте также: Если вы восхищаетесь олимпийцами, посмотрите на этих спортсменов


Согласно этому кодексу, за первое нарушение спортсмена могут отлучить от спорта на два года, а за второе - на всю жизнь. Спортсмен также должен быть постоянно готов к проведению неожиданных проверок в течение одного часа в любой день недели.

По словам ученых, главное в обеспечении эффективности допинг-контроля - это частота проверок и выбор времени для их проведения. Допинг-контроль на летней Олимпиаде 2012 года был, как никогда, суров и активен. Была проверена половина из всех олимпийцев и каждый медалист.

Во время игр олимпийцев могли проверить в любой момент безо всякого предупреждения. На лондонской Олимпиаде гарантии по антидопинговой лаборатории впервые дала крупная фармацевтическая компания Glaxo-SmithKline. Лаборатория ежедневно брала по 400 проб.

ВАДА также выступает за использование «биологического паспорта», где будут собираться данные по каждому атлету, показывающие его естественный уровень по некоторым биологическим маркерам и гормонам. При помощи такого способа ученые смогут следить за уровнем, отмечая необычные явления. Биологические паспорта сыграли ключевую роль в борьбе с допингом в велоспорте.

Среди других лиг профессионального спорта, которые следуют указаниям ВАДА, - Международная федерация тенниса, все подразделения Ассоциации профессиональных игроков в гольф, Национальная хоккейная лига, Высшая лига футбола (США и Канады), а также Английская премьер-лига. Национальная ассоциация баскетбола, Главная лига бейсбола (США и Канады), Национальная атлетическая ассоциация колледжей и Национальная футбольная лига кодекса ВАДА не придерживаются. Они сами проводят допинг-контроль, и наказания у них намного мягче. Из-за этого их часто подвергают критике.

Также по теме: Колобнев снят с «Тур де Франс» за допинг

Пока допинговый скандал в НФЛ ограничивается догадками, слухами и инцидентами на грани фарса. Вспомним информацию о спрее из оленьих рогов, которым вроде бы пользовался Льюис, и в котором содержится гормон роста IGF-1. НФЛ это вещество запрещает.

У лиги и без того немало проблем, а сейчас к ней появляется все больше вопросов, касающихся долговременных последствий футбола для игроков. (Недавно президент Обама заявил The New Republic, что если бы у него был сын, он бы не раз подумал, прежде чем разрешить ему играть в футбол.)

Вопрос о стимуляторах стоит на втором плане, но он может стать гораздо серьезнее. В настоящее время за антидопинговую программу отвечает профсоюз игроков Национальной футбольной лиги NFLPA. Однако допинг-контроль во время игрового сезона практически отсутствует.

Все должно было измениться в 2011 году с подписанием коллективного договора, где было оговорено, что профсоюз игроков введет режим допинговых проверок в ходе сезона, которые будут включать регулярные анализы крови на наличие гормона роста. Но это было два сезона тому назад, и многие, в том числе члены конгресса, начинают терять терпение.

Комитет по надзору палаты представителей направил 28 января письмо руководству NFLPA, в котором предупредил его, что игроков лиги и генерального директора профсоюза Демориса Смита (DeMaurice Smith) могут вскоре вызвать для дачи показаний о том, почему программа допинг-контроля во время игрового сезона не работает.

Профсоюз обосновывает это беспокойством по поводу отсутствия соответствующей процедуры подачи апелляций. Он не согласен на систему арбитража с участием третьей стороны, какая существует в Главной лиге бейсбола. И он с опаской смотрит на предоставление комиссару НФЛ Роджеру Гуделлу (Roger Goodell) полномочий по применению к игрокам дисциплинарных взысканий. NFLPA также беспокоит возможность появления ложных положительных результатов тестов.

Допинг-проба


Читайте также: Спорт и политика

Отследить гормон роста человека труднее всего, особенно если брать один только анализ мочи, потому что срок обнаружения там очень мал. Этот гормон помогает наращивать мышечную массу и уменьшать жиры, и его можно принимать в маленьких количествах во время соревнований. Обнаружить его с большой точностью очень трудно, потому что он и так имеется в организме человека (в особо больших количествах у молодых мужчин).

Главный научный руководитель Антидопингового агентства США Ларри Бауэрс (Larry Bowers) выступил в декабре в конгрессе, где заявил: «Совершенных анализов не бывает, но и ни одного ложного положительного результата тоже не случалось».

Главный представитель демократов в Комитете по надзору Элайджа Каммингс (Elijah Cummings) (штат Мэриленд) отмечает, что стимуляторы могут создавать другие проблемы со здоровьем для игроков лиги. Если игроки на стимуляторах будут становиться сильнее и быстрее, то и удары у них будут мощнее и болезненнее.

«Я знаю Роджера Гуделла; он пытается бороться не только за здоровье и безопасность игроков, но и за репутацию лиги. А НФЛ вполне может подмочить свою репутацию», - говорит он.

«Футбол, как и другие виды спорта, - это явный кандидат на скандальные разоблачения», - говорит почетный президент института этики биологических исследований The Hastings Center Том Марри (Tom Murray).

Также по теме: На кого свалить вину при приеме допинга?

«Профсоюз игроков НФЛ оказывает мощное сопротивление допинг-контролю на гормон роста. Если становится легче и проще жульничать, то труднее будет игрокам, которые не жульничают…. Меня тревожит нынешнее руководство NFLPA; я не знаю, чего они добиваются».

Если игрокам НФЛ нужен стимул для ужесточения антидопингового режима в лиге, им достаточно взглянуть на Главную лигу бейсбола.

Эта лига находится в центре стероидного скандала в американском профессиональном спорте более десяти лет. Все началось со слухов и нашептываний в 1998 году, во время впечатляющего хоум-рана Марка Макгуайра и Сэмми Сосы, а взрыв произошел в 2003-м, когда разразился скандал с BALCO и в сети попался Барри Бондс. В «эпоху стероидов» конца 1990-х и начала 2000-х годов в бейсболе ввели запрет на незаконные и контролируемые вещества, однако программа проверок с 2002 года не действует.

С тех пор Главная лига бейсбола приняла некоторые меры по борьбе с допингом, хотя и действует в этом плане очень медлительно. В прошлом месяце она объявила, что начнет брать анализы крови на гормон роста в игровом сезоне.

«Это сильное заявление со стороны игроков и лиги. Оно подтверждает не только научную обоснованность анализа крови на гормон роста и преимущества продолжительных проверок, но и права честных спортсменов и добропорядочность самой игры», - отметило в своем пресс-релизе Антидопинговое агентство США.

Читайте также: Договорные матчи в мировом футболе

Но появившееся в прошлом месяце на страницах Miami New Times сообщение пролило свет на нормативные прорехи, которые до сих пор существуют в вопросах допинга. Газета обнаружила связь Родригеса и Мелки Кабреры с клиникой по борьбе со старением Biogenesis, которая находится в Майами и занимается продажей стимуляторов, таких как гормон роста человека, тестостерон, и анаболические стероиды.

Такого рода клиники назначают тестостерон и прочие препараты пожилым людям, но пока ни одна из них не подвергалась тщательной проверке со стороны антидопинговых агентств.

Некоторые обозреватели говорят, что на игроков слишком часто и несправедливо возлагают вину за то, что они просто хотят побеждать в спорте, где применение допинга вышло из-под контроля.

«Это несправедливо, когда страдают только спортсмены, если их поведение является следствием действия самых разных сил», - говорит доктор Марри.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.