Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Грузинское гостеприимство в отношении украинских беженцев имеет пределы

Флаг Грузии - ИноСМИ, 1920, 26.09.2022
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ
Читать inosmi.ru в
В Грузии политические и экономические проблемы негативно сказались на судьбе проживающих в стране украинских беженцев, пишет Eurasianet. В частности, арендодатели отказываются сдавать им жилье, а местные жители выражают недовольство тем, что мигранты получают пособие.
Георгий Ломсадзе (Giorgi Lomsadze)
Ссутулившись, Павло входит в свою квартиру. Для высокого украинца потолок в тесной квартирке на окраине Тбилиси слишком низкий. "Добро пожаловать в наши хоромы", – говорит он в ироничном тоне, смущенно улыбаясь и обводя руками комнату. Однокомнатная квартира, в которой Павел живет вместе с женой и двумя детьми, знавала лучшие времена. Сквозь потертые обои с растительным орнаментом проглядывает штукатурка. В паркетном полу то тут, то там отсутствуют дощечки.
Павло вновь нагибается, чтобы не задеть висящую в центре комнаты безвкусную люстру, и отходит к расположенным в углу окнам. Худощавый и жилистый он не соответствует стереотипу о лихом украинском воине.
Постоянно блуждающая на лице виноватая улыбка, синдром пляшущих глаз и грамотный русский язык (до конфликта он преподавал русскую литературу) – все это делает его похожим на героя книг Достоевского, страдающего от осознания своей вины. Он действительно виноват, говорит он: за то, что сбежал, вместо того чтобы защищать свою родину, хотя травма позвоночника сделала его непригодным к военной службе. "На поле боя от меня будет мало толку, по крайней мере, это то, что я себе постоянно повторяю", – говорит он.
Беглый осмотр ванной комнаты и кухни, и экскурсия по квартире завершена. Раздвинув тонкие белые занавески, Павло распахивает окно, чтобы продемонстрировать "вид" – изгибы и переплетения унылых, как под копирку, жилых кварталов советской эпохи. Единственная деталь, напоминающая о том, что мы в Грузии, – это усеянные гроздьями ягод виноградные лозы, которые обвивают нижние этажи зданий.
"Люди приезжают в Грузию в надежде увидеть другие пейзажи, но у нас нет причин жаловаться: воздух здесь намного чище, чем в центре города", – говорит Павло. "Соседи здесь очень милые, – продолжает он, пытаясь сфокусироваться на положительных моментах. – Они постоянно угощают нас едой и приносят игрушки для мальчиков".
Как и многих других бежавших от конфликта жителей Украины, Павло вместе с семьей изначально поселили в одной из тбилисских гостиниц. Грузинские власти оплатили проживание более 5 тысяч беженцев в гостиницах Тбилиси и Батуми, а большое количество других украинцев приютили обычные граждане и частные организации.
Но содержать тысячи беженцев в гостиницах посчитали нерациональным в долгосрочной перспективе. В начале августа грузинские власти перестали оплачивать проживание и питание украинских беженцев и начали выдавать им наличные деньги. Павло и его семье пришлось переехать на окраину города.
"Это единственное, что мы могли себе позволить, но, по крайней мере, метро недалеко", – сказал Павло.
Переселение украинцев из гостиниц вызвало разногласия в Грузии, где многие считают, что власти бросили беженцев на произвол судьбы. Но власти действуют в соответствии с общепринятой мировой практикой, считает местный офис Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН). "Нынешний подход, который предполагает обеспечение жильем на несколько дней, а затем некоторой денежной помощью, целесообразен и в целом соответствует подходу, принятому в принимающих странах", – сказал Eurasianet.org представитель УВКБ ООН в Грузии Кемлин Фурли.
В целом, по словам Фурли, рекомендованный подход заключается в том, чтобы удостовериться в наличии у беженцев надлежащего жилья с удобствами для приготовления пищи и другими атрибутами нормальной жизни, и сосредоточиться на их интеграции в принимающее общество.
Некоторые из переехавших в Грузию украинцев фактически по собственной воле переехали из гостиниц. "Мне нужно было место, где я могла бы готовить и чувствовать себя как дома", – сказала Марта Дробина, беженка из Харькова, которая живет со своим сыном с особыми потребностями в двухкомнатной квартире на противоположном конце города от квартиры Павло. Дробиной удалось устроиться на работу в ресторан, а также она иногда подрабатывает кейтерингом (поставка еды и обслуживание в месте, выбранном заказчиком. – Прим. ИноСМИ).
Найти жилье оказалось более сложной задачей для таких социально незащищенных семей, как семья Павло. Он не смог найти работу, и его супруга начала периодически подрабатывать уборкой, взвалив на себя все бремя обеспечения семьи. В буквальном смысле. Из-за проблем с позвоночником Павло не может поднимать ничего тяжелее пяти килограммов. "Она делает все: работает, готовит, стоит в очереди за гуманитарной помощью. Она может отремонтировать сантехнику и сварить борщ из ничего", – сказал Павло.
Но эта зависимость от жены также усугубила чувство безысходности, которое преследовало его с тех пор, как он покинул свой родной город в Восточной Украине. Он не хочет называть ни название своего города, ни свое настоящее имя, поскольку он мог нарушить закон о режиме военного положения, во время действия которого лицам мужского пола запрещено покидать Украину. Еще хуже то, что ему пришлось бежать через территорию России.
Ситуация на польско-украинской границе - ИноСМИ, 1920, 20.09.2022
Каждый третий – ходит в кино и в клубы. Портрет украинского беженца в ЕССогласно данным соцопроса, почти четверть выехавших в Европу украинцев не планирует возвращаться на родину, пишут "Вести". За несколько месяцев они успели оценить преимущества европейского образа жизни и теперь не хотят отказываться от него.

Прибывшие с востока

Для многих гражданских лиц единственным выходом из зоны боевых действий была Россия. "Теперь, когда мы наконец-то добрались сюда, я не могу ничего сделать, чтобы обеспечить свою семью", – говорит он
В самом начале конфликта те немногие украинцы, которые добрались до Грузии, приезжали в основном окольными путями через Европу на Кавказ, чтобы погостить у родственников или друзей. Многие украинцы из этой волны, бежавшие в основном из центральной и западной Украины, в конечном итоге вернулись домой. По официальным данным, из примерно 90 тысяч украинских беженцев, прибывших в Грузию с марта по август, около 80 процентов, по оценкам, уехали обратно на Украину или в Европу.
Однако в последние несколько месяцев новая волна украинцев хлынула из восточной части страны через Россию. "Многие из тех, кто добирается сюда из Восточной Украины через Россию, приезжают практически ни с чем, и у них нет ни идей по поводу того, куда отправиться дальше из Грузии, ни возможностей для этого, – сказал Фурли. – Но и вернуться они не могут".
Грузинские власти по-прежнему предлагают вновь прибывшим двухнедельное проживание в гостиницах, после чего беженцы должны сами искать себе жилье. Государственное пособие практически не оставляет им вариантов.
Правительство Грузии выделяет каждой украинской семье 300 лари (106 долларов) в месяц, плюс еще 45 лари (16 долларов) на каждого человека. (Также украинцам предоставлен бесплатный доступ к общественному транспорту, образованию и, с некоторыми ограничениями, к здравоохранению в Грузии).
На эти деньги практически невозможно найти жилье в крупных городах, таких как Тбилиси и Батуми, тем более сейчас, когда наблюдается резкий скачок цен на недвижимость, поскольку арендодатели стремятся нажиться на притоке россиян, у которых, как правило, больше денег, чем у украинских беженцев.
Кроме того, некоторые домовладельцы опасаются сдавать жилье украинским беженцам. "Меня мучает совесть, но на днях я отказал украинской семье и взял вместо нее россиян, – сказал Eurasianet.org один домовладелец на условиях анонимности. – Россияне приезжают сюда в качестве туристов, и они уедут через три недели. Украинцы хотели остаться до конца года, но они беженцы, а что если у них закончатся деньги? Я не смогу просто выгнать их на улицу и остаться без дохода".
Мизерный размер помощи, предоставляемой государством украинским беженцам, частично объясняется финансовыми ограничениями (Грузия является одной из самых бедных стран региона) и частично политическими причинами.
В Грузии насчитывается более 300 тысяч перемещенных граждан – этнических грузин, которые были вынуждены покинуть свои дома в результате конфликтов в Абхазии и Южной Осетии. Эти люди ежемесячно получают пособие в размере 45 лари на человека, плюс еще 300 лари, которые выдаются тем, у кого нет постоянного жилья. Власти, похоже, опасаются давать украинским беженцам больше, чем своим собственным гражданам, оказавшимся в таких же условиях.
"Было необходимо установить лимит для материальной помощи на уровне, который соответствует максимуму того, что мы делаем для наших собственных граждан", – сказал министр здравоохранения Зураб Азарашвили на заседании правительства в прошлом месяце.
Многие перемещенные лица из числа грузин активно помогают украинцам, жертвуя выделяемые им пособия, предоставляя кров и трудоустраивая украинцев, но порой местные жители выражают недовольство.
Дробина, шеф-повар из Харькова, говорит, что грузины в целом были очень добры, были щедры с ней и ее сыном, но недавно она столкнулась с одним неприятным инцидентом. Когда она стояла в очереди за гуманитарной помощью в пункте раздачи в старом городе, одна сварливая старушка вышла из соседнего дома и громко пожаловалась на то, что иностранцы получают помощь, в то время как о ней никто не заботится. "Она специально по-русски сказала: „Смотрите, опять украинцы пришли попрошайничать”, и у меня защемило сердце", – рассказала Дробина.
По словам Павло, он не ходит в пункты раздачи гуманитарной помощи, так как боится осуждения со стороны украинцев. "Мужчине непросто стоять в очереди вместе с женщинами, чьи мужья и сыновья воюют дома, – говорит он. – Однажды я услышал злые замечания в свой адрес и с тех пор я там не появляюсь. Теперь туда ходит моя жена".
Он говорит, что признателен за любую помощь, которую получает, добавляя, что было бы неблагодарностью просить большего в стране, борющейся со своими собственными проблемами, включая бедность, безработицу и перемещение гражданских лиц в результате конфликтов.
Фурли также отметила, что власти Грузии делают все возможное. "Это максимально допустимый уровень помощи в условиях Грузии", – сказала она. Совместно с партнерскими агентствами УВКБ ООН добавляет к выплатам правительства еще 235 лари на человека, уделяя особое внимание тем, кто находится в наиболее уязвимом положении. На данный момент пособия, предоставляемые правительством и международным сообществом, охватывают трехмесячный период, но в дальнейшем помощь может быть продлена, а характер ее изменен.
Многие грузины, однако, критикуют власти за то, что они выделяют украинцам такую мизерную помощь. Был выдвинут ряд альтернативных инициатив по предоставлению жилья беженцам, наиболее заметной среди которых является сбор средств.
Но по мнению представителя УВКБ ООН Фурли, Грузия должна разработать более надежный долгосрочный план. "При дополнительной поддержке международного сообщества было бы хорошо иметь более долгосрочный план [властей], который бы помог разделить украинских беженцев на категории и предоставлять больше практической помощи тем, кто пытается работать и оставаться независимым, и заботиться о тех, кто действительно не сможет этого сделать в ближайшем будущем", – сказала она.