Пять лет спустя после смерти российского диссидента его вдова добилась полного расследования его убийства. Она рассказывает, почему она полна решимости добиться справедливости – даже если это означать сразиться с российским государством.

Подробности: Дело Литвиненко изучат заново

Пять лет назад малоизвестный российский диссидент встретился с двумя друзьями в отеле в лондонском районе Мэйфэйр. Его звали Александр Литвиненко. Литвиненко сидел со своими спутниками, Андреем Луговым и Дмитрием Ковтуном, в баре Pine Bar отеля Millennium Hotel. (Тут довольно тесно. Столика в нише, за которым сидел Литвиненко, больше нет; вместо него там было тактично установлено большое пианино).

То, что произошло потом, напоминает роман времен холодной войны. По данным Скотленд-Ярда, Луговой всыпал полоний-210 – редкий изотоп – в чай Литвиненко. Литвиненко выпил зеленый чай, или по крайней мере часть его. Позднее этим вечером он почувствовал резкое недомогание. Поначалу его симптомы напоминали инфекцию кишечной палочки. Потом обнаружилась правда: он был отравлен радиоактивным элементом.

Скандально известная встреча в Pine Bar произошла 1 ноября 2006 года. Мучительная смерть Литвиненко три недели спустя обернулась громкими заголовками во всех ведущих мировых средствах массовой информации, а также серьезным кризисом в британско-российских отношениях. На смертном одре Литвиненко обвинил российского президента Владимира Путина в том, что именно он спланировал его убийство; Кремль отреагировал гневно и раздраженно, посетовав на то, что Лондон «политизирует» ситуацию.

Детективы, между тем, сделали необычайное открытие: они обнаружили следы полония, тянущиеся по центру Лондона. Кто бы не задумал это убийство, он, должно быть, рассчитывал, что отследить малоизвестный изотоп невозможно, что он не оставляет следов. Но на самом деле следователи обнаружили нечто, эквивалентное следам на снегу. Они проследили полоний до номера Лугового в отеле, затем до его места в самолете, и наконец, он привел их на север Германии, где был Ковтун перед тем, как вылететь в Лондон. Все нити указывали в одном направлении – Москва.

Подробности: По мнению помощника госсекретаря США, Кремль «должен был знать» о планируемом убийстве Литвиненко

Пять лет спустя вдова Литвиненко Марина так и не смогла добиться какой-либо формы справедливости для Саши, как она называет своего убитого мужа. Британские власти отправили в Россию запрос на экстрадицию Лугового еще в мае 2007 года. С тех пор они никуда не продвинулись. Луговой остается в Москве, под защитой российского государства, и, кажется, лично Путина. Он депутат российской Думы, нижней палаты парламента – признак пребывания по патронажем Кремля – в общем, сделал невероятный карьерный прыжок – из подозреваемого в убийстве превратился в антибританского националистического политика.

На прошлой неделе однако же Марина сделала значительный шаг в направлении разрешения загадки смерти Литвиненко. Она убедила лондонского коронера доктора Эндрю Рейда (Andrew Reid) начать полное широкомасштабное расследование этого дела, вместо более ограниченных слушаний, которых хотел нервничающий Форин-офис. Следствие по делу Литвиненко начнется в будущем году. Будут присяжные и судья высокого уровня. Впервые будут заслушаны свидетельские показания о том, что убийство – успешное, но катастрофически неряшливо исполненное – было осуществлено российским государством.

«Важно привести вещи к их логическому заключению», - говорит мне Марина. И добавляет: «Уже четыре года прошло с тех пор, как Луговой был определен в качестве главного подозреваемого. Все это время он отказывался приезжать в Лондон. Он неоднократно заявлял, что британский запрос об экстрадиции – это политическая диверсия. Но это касается не только убийства моего мужа. Это касается и вопроса о радиоактивных терактах».

Расходы на оплату услуг адвокатов у Марины могут достичь 1 миллиона фунтов

Мы встречались в полуподвальном помещении кафе в Waterstone's на Пикадилли. Два дня остается до начала предварительного следствия по гибели Литвиненко. Марина, которой сейчас 49 и которая живет в Лондоне с 2000 года, говорит, что она «гордится» тем, что живет в Великобритании. Мы говорим по-русски, потом переходим на английский, в котором она безупречна; она дружелюбна и отзывчива; она пьет белое вино. Когда очередной клиент садится странно близко к ней, мы тихо пододвигаем кресла.

В прошлый уикенд Марина опубликовала публичный призыв к финансированию ее предстоящей судебной битвы. Полное расследование гибели Литвиненко, аналогичное слушаниям по делу взрывов 7 июля или гибели принцессы Дианы, может затянуться на недели, если не месяцы. Потенциально ее счет за услуги адвокатов и судебные издержки могут составить до 1 миллиона фунтов стерлингов. Она также вызывает Россию в Европейский суд по правам человека в Страсбурге – еще один весьма затратный шаг.

Подробности: Просьба о финансировании от вдовы отравленного шпиона

На данный момент борьба носит весьма односторонний характер. Она указывает на то, что у российского государства имеются в распоряжении неограниченные ресурсы для распространения и пропагандирования своей собственной грязной версии событий – что Луговой – безвинная жертва, и что Литвиненко, возможно, совершил самоубийство. «На этих слушаниях свидетельства, собранные лондонской полицией, будут положены на весы и сравнены с историей, представленной тем, кто обвиняется в сашином убийстве, и его спонсорами», - говорит она.

Убийство ее мужа – не единственный больной вопрос на данный момент. Пять лет прошло и со времен убийства в лифте своего московского дома активной участницы правозащитной кампании, известной российской журналистки Анны Политковской. (Несколько человек были арестованы по этому делу. Но Кремль на данный момент так и не смог раскрыть, кто отдал приказ совершить это заказное убийство). Еще одной памятной датой является 16 октября 2006 года – день, когда членам семьи Литвиненко предоставили британское гражданство.

Марина говорит, что ей придает силы поддержка британских властей. Были подозрения, что возглавляемая консерваторами коалиция хотела похоронить дело Литвиненко, с целью улучшить отношения с Москвой, и подражать «перезагрузке» в отношениях между Россией и США. Дэвид Кэмерон ездил в Москву в прошлом месяце. Это был первый визит британского премьер-министра в Россию за четыре года. Он даже провел переговоры с Путиным, который, как бывший подполковник КГБ, был старым боссом Литвиненко.

Вполне предсказуемым было, что в вопросе об экстрадиции Лугового Кэмерон натолкнулся на кирпичную стену. Президент Дмитрий Медведев, ссылаясь на российскую Конституцию, заявил, что Луговой «никогда не будет экстрадирован». Но Марина говорит, что накануне визита Кэмерона ей звонил Уильям Хэйг. Министр иностранных дел заверил ее, что правительство ни при каких обстоятельствах не оставит это дело, говорит она: «Он сказал мне: «Это нельзя забыть».

Источники в Уайтхолле говорят, что они по-прежнему рассматривают применение полония в центре Лондона как чрезвычайно серьезный шаг – «акт войны». Со своей стороны Марина отмечает, что она не сомневается в том, что убийство ее мужа было совершено по приказу российских властей или служб безопасности. «У меня нет никаких проблем с уверенностью в том, что за этим стоял Луговой. Но кто-то должен был снабдить его полонием. Кто-то должен был спланировать эту операцию. Мы должны узнать, кто это был».

Еще по теме: Луговой: Кэмерон мечтает оставить дело Литвиненко в прошлом

Имеются убедительные свидетельства того, что операция была «спланирована и организована государством», заявляет она. Начать с того, что Россия производит 97% легально производимого полония в мире. «Это очень особенное вещество. Оно должно быть свежеприготовленным. Вы не можете украсть его и использовать через пять лет». Подвергшиеся утечке дипломатические коммюнике заставляют предполагать, что США думают, что Путин, возможно, знал, а возможно, и сам санкционировал осуществление этого убийства. Марина согласна. «Люди боятся делать что-то в России без приказа», - говорит она.

В прошлом месяце Путин, ныне российский премьер-министр, объявил о том, что он будет выдвигаться в президенты в будущем году, поменявшись местами с незадачливым Медведевым. Путин теперь, судя по всему, останется у власти до 2024 года. Это означает, что практически нет никаких перспектив, что правда относительно убийства Литвиненко выяснится. Марина говорит, что она встречалась с Луговым, главным подозреваемым, в 2006 году на мероприятии с участием Бориса Березовского, покровителя Литвиненко. «Луговой сидел с нами за одним столом, с группой русских. Он был весьма безликим человеком», - вспоминает она.

Начальники Лугового очень просчитались, уверена она. Они ожидали, что Литвиненко умрет сразу, но он не умер. «Он был очень силен физически. Даже в тюрьме он занимался физкультурой», - говорит она. И они недооценили реакцию британских властей. «Когда они планировали убить Сашу, они не думали, что они убивают британского гражданина. Они полагали, что он был просто каким-то русским, до которого никому не будет дела. Они сделали большую ошибку. Они убили британского гражданина на британской территории», - говорит Марина.

Стройная, привлекательная, экономист по образованию и преподаватель бальных танцев, Марина встретила Литвиненко на вечеринке по поводу ее 31-го дня рождения. Оба были в браке ранее. Она знала, что он профессиональный агент. Но она говорит: «Я думала, что он не может быть офицером ФСБ. Он не выглядел похожим на них! Саша был другим. Он был смешным. Он вообще не пил. И он выглядел как семнадцатилетний подросток». Они поженились в 1994 году, и Марина быстро забеременела их сыном, Анатолием.

Литвиненко нарушил закон молчания ФСБ

Однако к 1997 году Саша рассорился со своими боссами в ФСБ – отказавшись принять участие в операции по убийству Березовского, самого влиятельного олигарха в темном окружении тогдашнего российского президента Бориса Ельцина. После того, как Литвиненко вскрыл заговор, ситуация ухудшилась, говорит Марина. Сначала была слежка («Они даже не пытались скрываться. Но они знали, что Саша был хорошим парнем»).

Потом было тюремное заключение – в Лефортово, печально известном московском изоляторе ФСБ. Также была встреча с Путиным, тогда протеже Березовского и новым шефом российской Федеральной службы безопасности (ФСБ). «Когда Путин говорил, что он никогда не знал Литвиненко, это была ложь. Я видела в сашином архиве множество бумаг, адресованных напрямую Путину», - говорит Марина.

Спустя восемь месяцев пребывания в тюрьме Литвиненко был освобожден по апелляции. 1 ноября 2000 года он тихо улетел в Великобританию. «В аэропорту Хитроу Саша сказал: «Я офицер КГБ». Нас отпустили через четыре часа», - вспоминает она.

Российские официальные лица настаивают на том, что Литвиненко был малозначимой фигурой – кем-то, кто не стоил уничтожения. Но в Великобритании Литвиненко остервенело работал над дискредитацией режима Путина. Он обвинял ФСБ во взрывах московских квартир для создания предлога для войны в Чечне. Он передавал информацию испанским следователям, преследующим российских мафиозных боссов и их кремлевских покровителей. В глазах своих бывших коллег по ФСБ он был тем, кто нарушил омерту агентства, кодекс молчания. Он был, коротко говоря, предателем.

Другая точка зрения: Марина Литвиненко: мой муж не был предателем

Марина говорит, что их сын Анатолий сильно страдал в связи с убийством отца, но в последнее время он несколько расцвел. Он в шестом классе частной лондонской школы, и рассчитывает изучать английскую литературу в университете. Он читает российских романистов в оригинале – в данный момент, повесть Тургенева. Анатолий решил, что будет пользоваться фамилией своего отца, а не своим английским псевдонимом. «Мы все это время очень близки», - говорит Марина.

Что касается ее самой, то Марина говорит, что она настроена не пессимистично. У нее широкий круг друзей, британцев и русских. Она не была в Москве с тех пор, как они бежали в Британию. Но в прошлом году она пошла на смелый шаг и сходила в российское посольство в Великобритании, чтобы забрать свой новый российский паспорт.

«Теоретически я могу поехать в Россию», - объясняет она. Форин-офис разъяснил, что если она вернется, она останется гражданкой Великобритании, и может рассчитывать на соответствующее отношение.

Марина по-прежнему близка с Березовским, который убедил Литвиненко уехать в Лондон, и вскоре бежал туда вслед за ним, рассорившись с Путиным. Ранее в этом месяце она выступила в поддержку Березовского в его цветистом судебном процессе против другого олигарха Романа Абрамовича. Березовский, который требует со своего бывшего друга 5 миллиардов долларов, обвиняет Абрамовича в том, что тот вынудил его продать свою долю в российском нефтяном гиганте компании «Сибнефть» по заниженной цене. Абрамович отвергает обвинения.

Еще по теме: Не означает ли призыв Марины Литвиненко к финансированию судебных издержек, что Березовский ограничен в средствах?

Эта судебная битва сейчас является самым интересным частным скандалом Лондона – в ролях в этом спектакле задействованы самые известные лондонские адвокаты, охранники в темных очках, и молодые российские девушки, скромно одетые в черное. На данный момент у Березовского уже было несколько неприятных моментов на свидетельском месте. Абрамович будет давать показания и подвергнется перекрестному допросу в начале ноября. Марина называет Березовского «бойцом». Об Абрамовиче она говорит: «Он никогда не был умным. Но он очень хорошо умел заставить людей полюбить его».

Абрамович остается близок с Путиным. В то время как Березовский в конце концов оказался в изгнании, по-прежнему лояльный Абрамович спокойно перемещается между Лондоном и Москвой. Марина отмечает, что Путин ранее критиковал некоторых олигархов за безвкусную демонстрацию своего богатства. Хотя он никогда ничего не говорил об Абрамовиче, замечает она. «Абрамович может покупать все эти яхты, приобретать «Челси», и скупать картины у внука Фрейда. Ему позволено все».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.