В сентябре 1942 года казалось, что 6-я армия Вермахта в Сталинграде окончательно сломит сопротивление советских войск. Верховный главнокомандующий генерал Паулюс получил дополнительное подкрепление в виде нескольких свежих дивизий, а также наступательных саперных частей. Их задачей было выдавить Красную Армию с узкой полосы, которую она до сих пор занимала, и в буквальном смысле утопить русских в Волге.

Однако захватить город оказалось намного труднее, чем немцы представляли себе. Войскам Красной Армии отступать было некуда. Чтобы компенсировать превосходство немецких военно-воздушных сил и артиллерии, русские максимально приблизились к позициям Вермахта. Иногда расстояние между противниками сокращалось всего до 10-20 метров.

Безжалостная «крысиная война»

Тогда 62-я армия русских опробовала новую тактику уличного боя. Создавались специальные заградительные отряды из бывалых и опытных солдат, потому что командующий 62-й армией Василий Чуйков понимал: зеленые новобранцы не смогут одолеть немцев.

Солдаты сдавали винтовки и получали автоматы ППШ-41. В отличие от немецких автоматов «Шмайссер», они практически никогда не ломались, а в одном магазине ППШ помещался 71 патрон. Солдаты из заградотрядов получали ручные гранаты и пулеметы, а также, если была такая возможность, легкие противотанковые пушки. Такую пушку бойцы могли перемещать сами, а также использовать при штурме зданий, пробивая из нее стены.

Поскольку на автоматах не было штыков, русские солдаты начали (и делают это до сих пор) использовать в бою заостренные штыковые лопаты. Борьба за каждый дом часто велась один на один, и ножи и лопаты при этом активно использовались. Немцы назвали эту фазу Сталинградской битвы «крысиной войной».

Борьба была безжалостна. Солдаты сражались за каждый этаж каждого дома, а в это время в подвалах и канализационных люках прятались женщины и дети. Их специально не стали эвакуировать, чтобы красноармейцы сражались еще отчаяннее и решительнее.

Бастион на берегу Волги

А самым ожесточенным стал бой за так называемый «дом Павлова». Сейчас от этого четырехэтажного здания остался лишь небольшой фрагмент стены.

В ночь на 23 сентября к дому выдвинулась группа солдат 13-й гвардейской стрелковой дивизии. Дом стоял в окружении позиций немцев, преграждая им путь к берегу Волги, который по-прежнему оставался под контролем русских.

Отряду удалось занять дом и вытеснить из него немцев. Однако из всего отряда в живых остались всего четыре солдата. Лейтенант и все старшины погибли, и старшим по званию оказался сержант Павлов. К солдатам присоединились десять гражданских лиц из тех, кто прятался в подвале дома. Позднее Павлов сотоварищи получили подкрепление из 25 человек во главе с лейтенантом Иваном Афанасьевым. 

В течение 60 дней им удавалось противостоять безжалостным атакам 295-й пехотной дивизии и частей 14-й танковой дивизии Вермахта. С крыши русские даже подбивали немецкие танки из противотанкового самозарядного ружья (ПТРС). Это оружие применялось до самого конца войны и вообще-то не было способно пробить танковую броню. Однако с крыши русским удавалось попадать по менее защищенным частям бронетехники. А вот угла подъема пушек немецких танков не хватало для того, чтобы стрелять по крыше дома.

Чуть позднее в СССР было разработано специальное оружие для штурма домов. Русские устанавливали тяжелые пушки на небольшие повозки и стреляли минами по домам в упор — взрывная волна разрушала все вокруг. Однако в 1942 году у немецкой армии такого оружия не было.

Немцы на открытом пространстве

Вокруг дома русские уложили колючую проволоку и мины, а в руинах обустроили стрелковые ячейки. Снабжение осуществлялось по специально выкопанным траншеям.

Повсюду валялись трупы немецких солдат, и их невозможно было убрать из-за русских снайперов. Дым от пожаров и взрывы снарядов днем и ночью сопровождались какой-то невыносимой музыкой: солдаты Павлова нашли в доме старый граммофон и всего одну пластинку — и без конца запускали ее.

Несмотря на все усилия, немцам целых два месяца не удавалось взять занятый русскими дом. При каждой атаке солдатам приходилось бежать к нему по открытому пространству Площади 9 января. И хотя они могли прятаться среди развалин, с верхних этажей «дома Павлова» русские расстреливали их из пулеметов. По ночам им приходилось выбираться из дома и оттаскивать трупы от подъездов и окон, чтобы завтра вновь иметь перед собой открытое пространство.

Из-за потерь немецкое руководство сильно переоценило численность отряда красноармейцев. Василий Чуйков позднее говорил, что немцы при штурме «дома Павлова» потеряли больше солдат, чем при штурме Парижа.

Бой за «дом Павлова» пережили на удивление многие советские солдаты, а также все десять присоединившихся к ним гражданских. Павлов и несколько его бойцов были награждены орденами «Героя Советского Союза». Тот факт, что выполнить приказ Сталина «Ни шагу назад!» и задержать продвижение целой немецкой дивизии смог простой сержант Красной Армии, сильно укрепило мораль и дух советских людей.

Павлов в итоге прошел всю войну и умер в 1981 году.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.