США и ЕС синхронно усугубили риторику в отношении украинской власти. Претензии касаются как блокирования реформ (в частности, введения Антикоррупционного суда), так и нарушения прав человека, и политики закручивания гаек для СМИ. Инструментарий для привлечения внимания украинской власти у «коллективного Запада» более чем широкий — от перекрытия краника макроэкономической помощи до персональных санкций.


«На грани клептократии»


Информационный тон задало требование посольства США обеспечить оперативность в расследовании убийства адвоката Ноздровской (в свое время посольство так же оперативно реагировало на сообщение о пропаже журналиста Георгия Гонгадзе).


Буквально вчера появилось заявление «Хьюман райт уотч» (Human Rights Watch) о том, что Украина не справилась с соблюдением прав человека: исследователь организации по украинским вопросам Таня Купер высказала мнение, что «Киев в прошлом году рассматривал свои правозащитные обязательства так, будто они были необязательными», а также «осуществляет некоторые глубоко недемократические практики и предлагает новые законы, которые подрывают основные свободы украинцев» (имеются в виду «антифейковые» инициативы Рады, а также законопроект о коллаборационизме, в котором предложили наказывать всех, кто недоволен действиями власти или, к примеру, СМИ, «искажающие картину мира»).


Собственно, главные нынешние претензии Запада касаются попытки Киева подменить идею и смысл Антикоррупционного суда. Посол ЕС на Украине Хьюг Мингарелли потребовал его создания «немедленно» (а также прекратить давление на НАБУ и НАПК). А 16 января Всемирный банк пообещал в случае отказа учесть требования Запада в вопросе суда отменить помощь в 800 миллионов долларов.


Наконец, в 10-х числах января эксперты аналитического центра Евросовета по международным отношениям подвергли украинскую власть резкой критике в своей статье. Об уровне раздражения говорит уже само ее название: «Украина на грани клептократии» («власть воров». — Авт.) «Эти элементы — методы воздействия Запада на Киев. Возьмем, например, отчеты ООН о соблюдении прав человека на Украине, пытках и избиениях — это фоновые сообщения, которые можно активизировать в любой момент с целью обрушения власти, — считает эксперт-международник Павел Рудяков. — Пока «тяжелую артиллерию» они еще не подключили».


Имитация и подмена


Риск, что Запад ее подключит, сохраняется — прежде всего из-за нежелания АП принимать проект закона по Высшему антикорсуду (ВАКС) с рекомендациями Венецианской комиссии. Рада должна была рассмотреть вопрос 18 января — но занялась «реинтеграцией» Донбасса. Ни один из проектов (кроме президентского в Раде еще четыре альтернативных) даже не внесли в повестку. «БПП и Народный фронт в тот день не сработали, что странно, ведь речь о президентском проекте. Их стратегия понятна, это имитация, — сказал замглавы комитета по противодействию коррупции Виктор Чумак. — Ведь если такой суд появится, как тогда работать на благо Порошенко? Всю деятельность международные партнеры и общественность будут рассматривать под лупой».


Разница между проектом Банковой и другими — в квалификационных требованиях к судьям, нюансах их отбора и общей юрисдикции ВАКС. В президентском Венецианской комиссии не нравится широкая подследственность судебных дел. Порошенко сделал такой механизм, при котором ВАКС рассматривает дела, подследственные не только НАБУ, но и Нацполиции и СБУ. «Оценка объема дел для этого суда станет невозможной, и его могут просто завалить. Второй важный момент. В случае если судьям ВАКС не удается вынести решение, дело можно передать на рассмотрение в другие суды, которые подконтрольны понятно кому», — говорит народный депутат от Блока Петра Порошенко Мустафа Найем.


Законопроект Банковой коснулся и отбора судей конкурсной комиссией. Запад же предлагает своих, независимых экспертов и настаивает, чтобы у них было право вето. «Нет смысла создавать этот орган без независимой комиссии по отбору судей. Международные союзники борются, в том числе, за это. Он запустится, если там будет не менее 67 судей. А где их взять, если к ним столь завышенные требования? Отсюда и цель — максимально оттянуть время и влиять на конкурсную комиссию. Можно только гадать, когда они определятся с кандидатами и запустят этот суд», — сказал нам эксперт Антикоррупционной группы РПР Александр Леменов.


Возможные санкции


Мустафа Найем считает давление западных структур на президента беспрецедентным.  «Звучат прямые тезисы о разрыве сотрудничества. Если про рынок земли и по тарифам можно было оправдаться слабой экономикой и возможными уличными протестами, то по суду — субъективный фактор, касающийся самого президента и его окружения. Антикорсуд может разрушить элиту Порошенко перед выборами», — говорит Найем.


В числе возможных санкций — и пауза в визовой либерализации (ЕС намекал об этом до Нового года), и заморозка кредитов от МВФ и ЕС. Виктор Чумак считает, что Запад может пойти на введение прямых персональных санкций.


«Реформы обращены вспять»


В начале года тема Украины появилась в десятках мировых СМИ. «За последние три года активисты пытались побороть системную коррупцию в правительстве, но в середине декабря 2017 года антиреформистские силы предприняли меры по пресечению антикоррупционных сил», — пишет «Вашингтон пост» (Washington Post). «Антикоррупционные постеры в аэропорту Борисполь, напоминающие пассажирам и сотрудникам о том, что взятки — уголовное преступление, выглядят устаревшими и циничными. Реформы стоят на месте или обращены вспять — таков результат ответного удара олигархов», — вторит еженедельник «Ньюсуик» (Newsweek).


Самым громким, впрочем, стало расследование катарского канала «Аль-Джазира» (Al Jazeera) о махинациях прошлой власти при содействии инвестбанкиров из ICU (под руководством Валерии Гонтаревой, назначенной Петром Порошенко руководить Нацбанком). Всплывает и гуманитарная активность украинских властей.


Британская «Гардиан» (The Guardian) предоставила слово историку Энтони Бивору, чья книга «Сталинград» запрещена на Украине из-за упоминания об инциденте с расстрелом 90 еврейских детей украинскими полицаями: «Это совершенно возмутительно. У них нет причин для этого — источником был храбрый офицер Гроскурт, который протестовал против этой резни детей», — комментирует историк для издания.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.