В последние дни все споры о мировой политике наводнило еще недавно совершенно неизвестное слово — «новичок». Историю с отравлением Сергея Скрипаля в английском Солсбери для портала ParlamentníListy.cz комментирует аналитик Штепан Котрба (Štěpán Kotrba).


ParlamentníListy.cz: В знак солидарности с Великобританией и в ответ на дело Скрипаля Чешская Республика вышлет трех сотрудников российского посольства в Праге. Похоже, это решение было принято на уровне президента, премьера и министра иностранных дел. Выбрано среднее количество, или, как утверждают некоторые, высланных должно быть больше?


Штепан Котрба: Извините, но Вы уже тоже судите не по неопровержимым фактам, а по впечатлениям? За что нужно высылать дипломатов? За бессмысленную, дикую провокацию, которая не имеет ничего общего ни с дипломатической, ни с разведывательной практикой? Или за правильный с военной точки зрения, но политически гнусный комментарий российского МИДа?


Один только чешский президент потребовал от Службы информации и безопасности (BIS) проверить российские подозрения о чешском происхождении, скорее всего, бинарного отравляющего вещества, вероятно, из ряда органофосфатов, которые исследовал Советский Союз, а также другие государства Варшавского договора и НАТО. Сегодня это вещество известно как «Новичок».


— Что касается нашей страны, то речь идет не только о выражении солидарности с Великобританией, но и о реакции на неоднократные обвинения со стороны России в том, что Чехия относится к тем четырем странам, откуда мог происходить смертоносный «Новичок». Так не слишком ли мягкой оказалась чешская реакция?


— Мог происходить. Вопросом остается то, какой смысл в его применении, если аптеки по всей Европе переполнены намного более действенными ядами. Есть змеиные яды, растительные, цианиды, соединения арсина, некоторые лекарства…


— Что касается нервно-паралитического газа «Новичок», который применялся при покушении на бывшего агента Скрипаля, то Вы утверждаете, что он есть на территории Чешской Республики. Вы написали, что у нас лучшая противохимическая группа в мире, и мы обязательно располагаем образцами всего в мире.


— Если BIS будет искать в гражданском секторе, то столкнется со сбивчивыми ответами специалистов-аграриев, которые занимались органофосфатами из-за их применения в качестве инсектицидов, пестицидов и как антипаразит. Многие из них мы сегодня покупаем в магазинах в виде средств борьбы с насекомыми, даже не подозревая, что это предшественники и родственники боевых отравляющих веществ (ОВ). Насекомых они убивают почти так же хорошо, как и нас. И в качестве инсектицидов и средств для борьбы с паразитами, а также как ОВ они применяются потому, что способны за милисекунды необратимо ингибировать ацетилхолинэстеразу и вызывать судороги мышц и паралич, которые приводят к смерти от остановки сердца или отказа легких.


Речь идет, например, о паратионе, известном также как фолидол, разработанном в 40-х годах 20 века нацистским «И. Г. Фарбен». Вопросом для профессионала остается только стабильность, количество, которое приводит к отравлению, и количество, которое приводит к смерти. Вопросом для экономиста войны является стоимость производства одной тонны. Что касается фолидола, который является одним из самых опасных пестицидов, то в его случае рекомендован предел экспозиции 0,2 мг/м3 воздуха при контакте с кожей за рабочее время.


В начале холодной войны британцы из концерна ICI произвели органофосфаты класса VX, которые американцы поставили на поток в Newport Chemical Depot. И только потом органофосфаты начали изучать в Советском Союзе.


Если BIS обратится к военным, то, скорее всего, сотрудников службы вежливо пошлют к черту. Военные не любят гражданских. А если этого не произойдет, то в BIS узнают историю чешских специальных химических исследований на кафедре химических войск и специальной химии.


Сотрудники BIS узнают имена полковника доцента Ивана Томечека и полковника профессора Йиржи Матоушека, авторов публикации «Анализ боевых отравляющих веществ». Возможно, они узнаю, кто из офицеров изучал в Военной академии химической защиты им. К. Е. Ворошилова в Москве специальную химию… Свойства и воздействие немецких нервно-паралитических веществ изучались с 50-х годов на кафедре органических технологий Высшей химико-технологической школы в Праге. Свойства боевых химических веществ из арсенала американской армии изучали в Военном исследовательском институте VVÚ 070 под руководством профессора Йиржи Матоушека. В химических исследованиях и разработках участвовали и кафедры Военной академии в Брно, кафедра общей и специальной химии и химической инженерии Университета сухопутных войск в Вышкове, Военно-медицинская академия в Градец-Кралове и НИИ гражданской обороны в Пардубице, Институт химии высокомолекулярных соединений Академии наук, Институт физической химии Ярослава Гейровского, Научно-исследовательский институт безопасности труда, Научно-исследовательский институт воздухотехники… Агенты BIS могут узнать, что время от времени происходит на тренировочном объекте Каменна-Халоупка в Вышкове, где работают с настоящими боевыми химическими веществами по сей день. Может быть, агенты BIS что-то узнают и о проекте AGENT FATE для американских военных…


И тогда агенты BIS позеленеют, посинеют и поймут, что такого, пожалуй, президенту говорить нельзя.

Учения войск радиационной, химической и биологической защиты

— Если все это так, то сначала мы, скорее всего, узнаем об этом из официальных источников, и далее все будет под контролем.


— Из официальных источников мы не узнаем ничего, и ничего не будет под контролем. Уж точно не под контролем правительства или гражданских. Это профессиональный вопрос исключительно для специалистов.


— А как это связано с атакой в Солсбери?


— Старого и давно ненужного перебежчика кто-то навестил в его британской эмиграции — тот, от кого Скрипали ожидали чего-то очень важного. Барсука кто-то выманил из норы… И он отключил приложение GPS в мобильном телефоне и пошел на встречу в парке. Как в старые времена. Напрасно. Встреча с этим некто закончилась интоксикацией, скорее всего, органофосфатным веществом, которое обоих весьма быстро парализовало. Скорее всего, точно неизвестно, действительно ли это было бинарное отравляющее вещество под общим названием «Новичок». И, скорее всего, неизвестно, когда это вещество было произведено: 50 лет назад или недавно.


Лично я предполагаю, что речь идет исключительно о сведении счетов с бывшим советским коллегой, которого Скрипаль предал или выдал его коллег и поэтому виновен в их страданиях или смерти. И вот последний из выживших, прежде чем умереть, должен покарать предателя. Это дело чести профессионального разведчика, солдата давно завершенной непримиримой секретной войны. Поэтому и встретились два ветерана. Общеизвестно, что изменник никуда не денется от КГБ. Никогда. Но это только моя гипотеза, родившаяся под влиянием книг моих любимых авторов, таких как Ле Карре и Форсайт, и рассказов нескольких выживших ветеранов той войны… Один из них 30 лет прятался дома под кроватью, сжимая военный 7,65 мм «Парабеллум» и бакелитовый футляр с ампулой с очень сильным и экзотическим растительным ядом, который действует медленно, и его действие практически невозможно отличить от сердечного приступа. Он получил его в 60-х годах, когда пошел на повышение. В набор также входил стеклянный инъекционный шприц с тонкой иглой… Личное оружие на всякий случай.


— Вскоре после того, как русские обвинили Чехию, назвав ее возможным источником вещества, министры и другие политики сделали соответствующее заявление, в котором опровергли возможность чешского происхождения «Новичка».


— «Новичок» мог быть из Чехии, но… Учитывая, что британцы не обнародовали подробности химического состава обнаруженных остатков, говорить об этом пока бессмысленно. Без детального химического анализа точно сказать ничего невозможно. И все же… «Новичок» в ЧССР был точно известен, и у нас должны были быть образцы, этапы синтеза. Он не обязательно производился у нас в «промышленных масштабах», и «складировался», скорее всего, только в виде образцов в сейфе какой-нибудь военной лаборатории.


— Президент Земан поставил перед службой BIS задачу, «выяснить, не разрабатывался ли на территории Чешской Республики и не хранился ли нервно-паралитический газ „Новичок" на промышленных или научно-технических объектах». Удастся ли нам опровергнуть российские подозрения?


— Неправильно задан вопрос.


Вещество не разрабатывалось. Целая группа бинарных структур с органофосфатным ядром с потенциалом большой смертоносности разрабатывалась в СССР в рамках проекта «Фолиант», впоследствии «официально завершенной» программы, якобы в узбекском городе Нукус. А прекурсоры якобы производились в Павлодаре в Казахстане. По крайней мере, по официальным данным. Переворот в этой области совершил один шведский профессор химии, который открыл потенциал этих веществ. Его открытиями воспользовались нацисты, британцы, американцы и русские. Если в Чехии что-то и проводилось, так это контрольные лабораторные исследования того, что производилось в СССР в пилотном режиме, и проверялась летальность. Также у нас проводились исследования по детекции этих веществ и дегазации. Химический прогресс не остановить. Даже с помощью международного соглашения. Разрабатывая средства защиты, ты должен знать оружие. Пусть даже потенциальное. А с военной точки зрения оружие — это то, что можно произвести, и что окажет нужное действие. Так что вопрос о том, синтезируются ли сегодня прекурсоры органофосфатов с нервно-паралитическим действием как в России, так и в Великобритании или Чехии, не так уж глуп. Но я не хочу знать ответ на этот вопрос. Я знаю, каким будет официальный ответ, а неофициального не узнает, скорее всего, даже президент.


Вещество не хранилось. Правильно было бы задать вопрос, исследовались ли у нас вещества, называемые «Новичок», синтезировались ли, или синтезировались ли или хранились их прекурсоры. Синтезируются ли по-прежнему эти прекурсоры, производятся ли или складируются, проводятся ли с ними эксперименты? Пусть даже редко, пусть один раз и в лабораторном количестве.

Уничтожение химического оружия. Архивное фото

Учитывая прославленное качество работы чешской гражданской контрразведки, я предполагаю, что ответом президенту будет четкое, ясное и политически двоякое «нет». И так BIS отделается от президента, и у него не останется возможностей заставить службу в деталях исследовать это военно-разведывательное поле боя.


Опровергнуть российские подозрения нельзя.


Однако я бы посоветовал агентам и президенту внимательно изучить монографии классиков чешской химической войны: профессора полковника Франтишека Пршикрыла, профессора полковника Эмила Галамека, доцентра полковника Збынеке Коблиги, а также весьма компетентную работа Эмила Галмека и Збынека Коблиги в весьма авторитетном издании «Хемицке листы» под названием «Потенциальные боевые химические вещества», а также почти научно-популярную книгу Эмила Гамалека, Збынека Коблиги и Владимира Питсхмана «Бой огнем, дымом и ядами». Это самая старая книга об истории применения химических и взрывчатых веществ, а также о начале современной химической войны. Кроме того, я рекомендую труды их прилежных учеников, таких как Моника Госковцова, которая занимается органофосфатами… Книги «Анализ боевых химических веществ» (Гамалек, Коблига, Питсхман), «Средства защиты от оружия массового поражения и химической опасности», «Опасные химические вещества и химические средства и аварии на произвеодстве», «Военная токсикология», «Основа военной токсикологии и защиты от боевых химических веществ», а также «Обзор боевых химических веществ. Введение в проблематику». Все это агентам стоит изучить прежде, чем они приступят к поискам…


Если агентам BIS покажется, что научный труд о метил-, этил- и изопропилпроизводных диалкиламиноэтилдиалкиламидофторофосфатах можно написать без предшествующих продолжительных экспериментов с этими химикатами, тогда пусть сразу возвращают свой школьный аттестат. Если же агентам вдруг представится, что можно производить и применять высокочувствительные и калиброванные зондирующие трубки, фотоколориметрические автоматические сигнальные устройства, рамановский спектрометр или, например, ионные подвижные спектрометры без проверки и калибровки на реальных веществах, то самое время будет отправиться в младшую школу. Детекторные трубки должны определять не только вещества противника, но и собственное оружие. Ветру не интересны дипломатические договоренности. Хотя все везде утверждают, что совершенно не при чем… Поэтому чешские трубки определяют не только российский изомер вещества VX, известный как VR или R-33, S-[2- (диэтиламино) этил] O-этил метилфосфотонионат, первый из «новичков», но и O-этил (2-диэтиламиноэтил) метилтиофосфонат, который американцы называют VM или едемо. Трубки также определяют этилзарин (GE, аналог GB) изопропилетилфосфонофторид, разработанный британцами в Оборонной Научно-технической лаборатории в Портон-Дауне.


Работа трубок основана на однозначно визуально определяемой химической реакции, поэтому нужно проверять, действительно ли при определенной концентрации вещества они делают то, что от них ожидается. От этого много раз зависела жизнь сотен солдат. Смерть — это разница между одним и 10 — 50 миллиграммами вещества в одном кубометре воздуха…


— Ян Фарский из движения STAN считает, как и господин Калоусек, Янда и Клваня, что президент Чехии служит иностранному государству, а не чешским гражданам. Заявление такого же рода сделал Петр Газдик. Он убежден, что если чешское правительство заявляет, что «Новичок», примененный при покушении на Сергея Скрипаля, происходит не из Чешской Республики, а президент все равно отдает распоряжение службе BIS искать следы этого вещества у нас, то Земан буквально балансирует на грани измены родине. Каково Ваше мнение? Должен ли Сенат предпринимать какие-то действия, или все это лишь для того, чтобы привлечь к себе внимание?


— Эти господа — глупцы, которые не видят дальше своих корыт, оказавшихся под угрозой. Президент преследовал иную цель: он хочет передать россиянам «хорошо проверенную» информацию. Ну или выставить идиотами премьер-министра и министра обороны. Он имеет право на обе цели. Но, главное, сам президент имеет право все знать. Он верховный главнокомандующий. Правда, речь идет о боевых веществах, военных исследованиях, а он поставил задачу перед гражданской контрразведкой, и это кое о чем говорит…


— В конце я хочу еще раз вернуться к пресловутому «Новичку», которого теперь склоняют на все лады. Что это, собственно говоря, за вещество? Какое действие оно оказывает? Посол в США Комничек в воскресенье на ČT удивился тому, что Скрипаль пережил покушение.


— Гинек Кмоничек — профессионал и вполне обоснованно выразил удивление. Он кое-что прочитал, прежде чем прийти в студию. Органофосфаты — вещества, которые приводят к судорогам мышц и параличу всех мышц тела. Это если говорить по-простому. Если говорить на языке профессионалов, то эти вещества необратимо ингибируют ацетилхолинэстеразу. Для сердечной мышцы это фатально, как и для мышц, отвечающих за дыхание. Сердце либо останавливается в судороге и перестает перекачивать кровь, либо человек не может вдохнуть. И то, и другое приводит к смерти. Или не приводит, но тогда человек в судорогах доживает остаток таким образом укороченной жизни. Лечение практически невозможно (отсюда слово «необратимо»), а первая помощь весьма ограничена — пятью минутами. Противоядием является атропин и пралидоксим и седативные/противоэпилептические средства, такие как диазепам. Но все равно, даже если по стечению обстоятельств человек выживает в первые пять миру после интоксикации, а противоядие применяется позже, он навсегда остается инвалидом.


Так что либо вещество было плохо изготовлено, либо его было мало. Либо стояла цель не убить быстро, а помучить с месяцок, пока не наступит смерть.


— Еще раз вернемся к Гинеку Кмоничеку. Он отметил, что Великобритания — единственная страна, где умирают бывшие российские агенты, проживающие там. Якобы таких случаев насчитывается 14…


— Лондон — мультикультурный постколониальный город с давней шпионской традицией. Иностранец там не привлекает внимания. А кроты живут долго в английских деревнях. Это странно, но Великобритания привлекла и многих перебежчиков. Они, как ни странно, не захотели отправиться в Израиль, или Америку, или ЮАР… Свежие газеты «Таймс» и безопасный консервативный капитализм они обрели в Британии. И до сих пор их деньги надежно хранились в британских банках.


— Так не очевидно ли, куда ведет след, несмотря на то, что в распоряжении нет неопровержимых доказательств?


— Понимаете ли, пожилые агенты прежнего КГБ не имеют к современной новой России и Путину никакого отношения. Они живут своей жизнью во имя своих идеалов, пусть даже умирающих или уже давно мертвых. Они живут воспоминаниями о мире, которого уже нет. Аналогичным образом 70-летние полковники Чехословацкой народной армии не имеют ничего общего с армией чешских наемников в Сербии или в Афганистане. Россия не продолжение Советского Союза. ФСБ не КГБ. ФСБ и ГРУ, как и другие службы, полны молодых, энергичных людей с тестостероновыми амбициями. Там формируется собственная культура, а культура конца 20 века чужда молодым. Как и идеи патриотизма и патетические мотивы для работы в тылу противника. Как и певцы и фильмы тех времен. Посмотрите «17 мгновений весны». Что в этом фильме сегодня вам покажется ценным? Для меня это актерская школа, операторская работа, монтаж, режиссура. Но с современной точки зрения сценарий уже просто смешон. Все коридоры Лубянки точно полны историй старых оруженосцев, но их культура и этика уже чужда молодежи. Если и есть те, кто помнит лучшие годы КГБ во времена холодной войны, то у них свои друзья, своя музыка, свои любимые поэты и песни, свои привычки. И одна из таких привычек, несомненно, — не забывать, заставлять мучиться и добивать предателя. И для этого не нужен Путин и его приказы. Достаточно двух — трех крепких пенсионеров в кафе на углу…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.