Построенный Россией мост через Керченский пролив и пограничные корабли РФ все активнее блокируют Азовское море. В итоге грузопоток украинских портов Мариуполя и Бердянска падает, и региону грозят экономические проблемы.


В последнее время российские пограничники останавливали десятки судов, идущих в украинские порты, говорит Андрей Клименко, глава набсовета фонда Майдан иностранных дел. И это, по его словам, не случайности и не стечение обстоятельств, а часть целенаправленной политики северного соседа.


Так, 19 июня в Азовской акватории российские пограничники задержали турецкое торговое судно «Обахан». А в апреле россияне ограничили проход судов в Азовское море из Черного под видом учений.


С 2014 года через Керченский пролив нельзя проходить судам под украинским флагом. Теперь задерживают турецкие, болгарские, хорватские корабли


«С 2014 года через Керченский пролив нельзя проходить судам под украинским флагом. Теперь задерживают турецкие, болгарские, хорватские корабли, — говорит Клименко. — Цель одна — сделать невозможной торговлю с Украиной. Поэтому грузоперевозчики несут большие потери».


Ситуация для Украины усугубляется построенным Россией мостом через Керченский пролив — узкие «ворота» в Азовское море. Мост официально открыли в мае 2018 года.


Из-за особенности его конструкции пройти под пролетами могут суда с осадкой (расстояние от ватерлинии до нижней точки днища корабля) не более 8 м. Средние же габариты судов, обрабатываемых в морских портах Азова, по данным Администрации морских портов Украины, превышают эти значения. Их осадка составляет 9,5 м.


Борис Бабин, представитель президента Украины в Автономной Республике Крым, уверен: действия России могут окончательно «закупорить» Азовское море. «Это по‑настоящему экономическая блокада, итог, который для нас будет очень печальным», — говорит он.


В Министерстве инфраструктуры уже подсчитали: при подобном развитии ситуации убытки одного лишь госбюджета составят около 0,5 миллиарда гривен в год.


Операция Блокада


Действия российских пограничников, по словам Клименко, в последнее время схематичны: они задерживают транспортные корабли, идущие в украинские порты. Делают это или перед Керченским мостом, или уже в самом Азовском море. И проверяют все — от самого груза до личных вещей команды. Иногда процеду­ра растягивается на несколько суток.


Айна Чагир, начальник службы по связям с общественностью Мариупольского морского торгового порта, называет множество подобных примеров. Так, в начале июня теплоход Селекта, направлявшийся в Мариуполь, простоял в ожидании досмотра у входа в Керченский пролив 38 часов. А затем россияне остановили его еще раз — уже в азовских водах — на три часа.


Любые задержки увеличивают расходы судовладельцев — каждые лишние сутки в пути значат для них в среднем минус 15 тысяч долларов. Российские «проверки» сказываются и на самом Мариуполе. «Со 2 по 4 июня порт простоял без грузопереработки, поскольку весь шедший в него флот задержали для досмотра в Керченском канале», — говорит Чагир. Исторически оба порта, как Бердянск, так и Мариуполь, завязаны на обслуживание большегрузных судов. Именно их и блокируют россияне.


Оксана Затворницкая, старший экономист Центра экономической стратегии, рассказывает: 70% грузооборота Бердянского порта формируется за счет экспорта зерновых и строительных грузов. Но теперь оборот падает: в 2017‑м он снизился на 37%. Причем тогда Керченский мост еще не был открыт.


Экономические проблемы портов влекут за собою и социальные. «Порт в Бердянске — градообразующий. Начнутся у него экономические проблемы, и люди скажут — виноват Киев. Это прямая диверсия против нашей страны», — говорит Бабин.


Он уточняет, что на востоке и юге страны настроения и так довольно пророссийские. И дополнительные экономические проблемы, искусственно создаваемые соседями, дискредитируют украинскую власть.


Очистка воды


Ответные действия Украины носят в основном дипломатический характер. Так, еще в 2016 году отечественный МИД инициировал международный арбитраж для защиты и восстановления прав Украины в акваториях Черного и Азовского морей и Керченском проливе. «Однако процесс рассмотрения подобных споров обычно бывает довольно продолжительным», — признались в дипломатическом ведомстве.


У Украины в Азовском море есть флотилия пограничных катеров — ее численность официальные власти не раскрывают. Тем не менее Игорь Кабаненко, адмирал запаса, выступает за более активное использование этих судов: стоит создать из них мобильные группировки, которые бы реагировали на задержание торговых кораблей. «Да, они [группировки] не будут суперсовременными, — говорит эксперт. — Но смогут сдерживать развитие негативных сценариев в прибрежных водах».


Бабин утверждает: сейчас в офисе президента Петра Порошенко разрабатывают меры по защите украинских интересов в регионе. В частности, есть планы увеличить военный контингент в Азовском море.


«Нельзя легкомысленно относиться к действиям россиян, — говорит представитель главы государства. — Они ведут войну с нами. И прощупывают, где еще могут оттяпать кусок».