Еще до того, как Дональд Трамп и Владимир Путин встретились в Хельсинки, утверждали, что победителем со встречи уйдет Путин. После встречи не осталось никаких сомнений в том, что на встрече проиграли очень многие: либеральный миропорядок, истина, ЕС и Украина.


Американский и российский президенты не встречались с тех пор, как Россия начала войну на Украине и аннексировала украинский Крымский полуостров. Это главная причина холодных отношений между Россией и Западом в последние годы, а вовсе не американская глупость и охота на ведьм, как уже заранее Трамп написал в «Твиттер» (Twitter). Санкции, введенные ЕС и США, будут действовать до тех пор, пока Россия не прекратит нарушать международное право на Украине. Пока санкции не возымели действия. Война продолжается по-прежнему, а в Крыму русские укрепляют свои позиции. Встреча Трампа и Путина — доказательство того, что пришло новое время: время, когда международное право, закон и истина для президента США являются чем-то совершенно несущественным.


После длившейся более двух часов встречи между Трампом и Путиным и почти такого же долгого ланча, в котором участвовали также и лица из ближайшего окружения президентов, последовала пресс-конференция, которую ждали и опасались все. Это было абсурдное представление, в котором Трамп снова и снова вставал на сторону Путина. Об экономических санкциях не было сказано ни слова. На вопрос журналиста «Рейтер» (Reuters) о том, не считает ли Трамп, что Россия несет хоть какую-то ответственность за то, что отношения между двумя странами настолько ухудшились, Трамп отвечал: «Да, я считаю, что и та, и другая сторона несёт ответственность за ситуацию, обе совершили ошибки». После этого он начал хвастаться тем, как легко победил Хиллари Клинтон на президентских выборах. Украине эта встреча ничего хорошего не принесла. Да и Трампу тоже.


Неопытного и неинформированного Трампа обставили вчистую. Трамп не протестовал, когда Путин отстаивал аннексию Крыма, он ничего не сказал, когда Путин стал нападать на американского бизнесмена Билла Браудера или венгеро-американского филантропа Джорджа Сороса. Когда возник вопрос о российском вмешательстве в американские выборы, Трампу, напротив, было что сказать. Но в отличие от того, что сделал бы любой нормальный президент, он посеял сомнения в собственной разведывательной службе и фактически отрицал, что Путин и русские имели какое-то отношение к американской предвыборной кампании.


Путин признал, что он желал победы Трампа на президентских выборах. После катастрофического турне Трампа по Европе это легко понять. Путин не мог и мечтать о лучшем человеке в Белом доме. Пышным цветом цветут спекуляции о том, что у Путина есть что-то на Трампа, и что это может объяснить полную уступчивость Трампа в Хельсинки. Перед всеми важными встречами Путин получает подробную информацию от собственных спецслужб и известен тем, что использует слабые стороны государственных руководителей других стран. Но неизвестно, были ли нужны Путину средства давления. Вполне возможно, что Трамп информирован хуже. Трамп не выносит, когда его о чем-то информируют собственные разведчики, он не верит в знания и опыт, он доверяет лишь собственному инстинкту. Или же речь может идти о деструктивном и ребяческом желании поступать иначе и быть непохожим на всех прежних президентов, о том, чтобы разрушать и сметать весь тот мировой порядок, на создание которого после Второй мировой войны потребовались десятилетия.


Завершение поездки Дональда Трампа в Европу стало окончательным подтверждением того, что Европе нужны новые друзья. То, как Трамп обращался с Путиным, необъяснимым образом контрастирует с тем, как и что он говорил о союзниках США на саммите НАТО и с Терезой Мэй во время государственного визита в Великобританию. В НАТО арсенал угроз и средств давления казался поистине неисчерпаемым. В Хельсинки всему этому неожиданно пришел конец. У Трампа внезапно не осталось никакого другого выбора, кроме как верить Путину, когда тот говорит, что не вмешивался в американские выборы.


В течение первого года президентства Трампа, подобного шоку, казалось, что Европа рассчитывает на то, что Трамп либо возьмет себя в руки, либо скоро исчезнет. Но нельзя исключать вероятность того, что Трамп останется еще на шесть с половиной лет. Политики и эксперты не устают напоминать о том, что то, что США делают — это одно, а то, что говорит Трамп — другое. Это важно и правильно. Пока. Но чем дольше Трамп остается на своем посту, тем большей становится вероятность, что его представление о мире и его риторика получат большее распространение и станут нормой. Кроме того, Трамп постепенно становится опытнее и самоувереннее в своей роли, и тем, кто его окружает, работы он оставляет все меньше. Большинству министров, которыми Европа успокаивала себя после инаугурации, уже нашлась замена.


Похоже, что Германия уже начала переоценку и ценностей в Европе, и трансатлантических отношений. Министр иностранных дел Хайко Маас говорит, что сейчас нельзя полагаться на США так, как раньше, особенно в вопросах политики безопасности. Канцлер Ангела Меркель ранее говорила о том же. Европе совершенно необходима переориентация. В выходные, отвечая на вопрос о том, кто является самым большим врагом США, Трамп прежде всего назвал ЕС. Когда США так явно поворачиваются спиной, европейские лидеры должны перестать делать вид, что все идет как раньше. В огромной степени это касается и Норвегии. По словам NTB, премьер-министр Эрна Сульберг сообщала с саммита НАТО, что оснований впадать в уныние нет. Уныние? Трансатлантические отношения полным ходом движутся к разводу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.