Поле боя, артиллерийские снаряды, ракетные удары — сейчас это лишь пустой звук, многие все забыли или хотят забыть. Некоторые даже утверждают, что ничего об этом не слышали. Война между Россией и Грузией была очень короткой — началась в ночь на 8 августа 2008 года и длилась пять дней.

Удивительные данные опубликовал недавно российский социологический институт «Левада-Центр»: 20 % опрошенных россиян вообще ничего не знают о произошедшей десять лет назад войне, 56 % «что-то такое слышали». Как говорит руководитель «Левада-Центра» Лев Гудков, СМИ в России публикуют очень мало материалов о Грузии. Это с одной стороны.

С другой стороны, а именно в Грузии, воспоминания о войне еще очень свежи — из-за 20 тысяч беженцев, спорной пограничной линии и правительства, переживающего потерю пятой части территории государства. «Нам не надо бояться называть вещи своими именами, — сказал во вторник президент Грузии Георгий Маргвелашвили. — То, что Россия делает в отношении суверенного государства, это — война между Россией и Грузией, агрессия, оккупация и тяжкое нарушение международного права».

Тогдашний глава государства Михаил Саакашвили в августе 2008 ввиду роста напряженности и после инцидентов с применением насилия дал себя спровоцировать на нападение на южноосетинский город Цхинвали и несколько близлежащих деревень в мятежной грузинской провинции. Оно закончилось тяжелым поражением Грузии. Сотни людей погибли, тысячи бежали, покинув свои дома. Российские войска вторглись глубоко на грузинскую территорию, Абхазия и Южная Осетия откололись от Грузии и теперь практически контролируются Россией с помощью солдат и государственной поддержки.

Москва признала независимость, провозглашенную Абхазией и Южной Осетией, и хотя примеру России последовали только Венесуэла, Никарагуа, а также островные государства Вануату, Тувалу и Науру, Тбилиси потерял контроль над этими областями.

Путин предостерег от «агрессивных шагов»

С тех пор Грузия рассчитывает на защиту Запада. Несколько дней назад премьер-министр Мамука Бахтадзе поблагодарил более чем 1 500 солдат из стран НАТО за их участие в маневрах «Благородный партнер» (Noble Partner). Для кавказского государства сотрудничество с альянсом имеет громадное значение: Грузия участвует в операции «Решительная поддержка» в Афганистане, вступление в НАТО — заявленная цель Грузии, что еще раз подчеркнул премьер Бахтадзе. «Это будет не только в интересах Грузии и Европы, но в значительной степени и в интересах всего региона, в том числе России, — сказал он. — Это сделает регион более зажиточным, предсказуемым и безопасным».

Тбилиси может в этом деле рассчитывать на согласие альянса, которое генеральный секретарь Йенс Столтенберг (Jens Stoltenberg) и вице-президент США Майк Пенс (Mike Pence) подтвердили по случаю десятой годовщины войны. По их словам, однажды Грузия вступит в НАТО. Она — суверенная, независимая нация, имеющая право «самой выбирать свой путь», заявил Столтенберг. Такова теория.

На практике же неясно, когда, несмотря на все похвалы НАТО, страну примут в альянс. Причина кроется в Москве, которая с точки зрения Запада хотя и не располагает правом вето, но занимает по этому вопросу вполне четкую позицию. Российский президент Путин предостерег недавно «от агрессивных шагов» и пригрозил, что вступление в альянс Украины и Грузии в НАТО будет иметь «серьезные последствия». А премьер-министр Дмитрий Медведев в интервью газете «Коммерсант» даже сказал, что «вступление в НАТО может спровоцировать ужасный конфликт». Что это значит, он не уточнил, но, судя по всему, весть достигла Брюсселя: там решили Грузии обещать и хвалить ее, но не торопиться. Поэтому Грузия еще постоит в очереди.

Мужчина обнаружил пограничный столб у себя саду

Мария Захарова, пресс-секретарь российского министерства иностранных дел, призвала Тбилиси признать независимость Абхазии и Южной Осетии. По ее словам, надежды Грузии и России на улучшение отношений «с 2012 года успешно оправдались». В тот год к власти в Тбилиси пришла партия «Грузинская мечта», пошедшая более дружественным к Москве или как минимум более прагматичным курсом. Некоторые санкции с Грузии были сняты, объем торговли увеличился, в 2017 году более одного миллиона туристов отправились в эту кавказскую страну на Черном море, Грузия вновь поставляет в Россию вино и минеральную воду.

Однако дипломатические отношения страны не возобновили. Медведев сейчас говорит, что если Грузия готова, то они могут быть восстановлены. То, что Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии, якобы не должно этому помешать. Но с точки зрения Тбилиси не все так просто. Грузия рассматривает эти области «как оккупированные территории», закрытые для десятков тысяч людей, живущих в основном в поселках для беженцев.

Сохраняется напряженная остановка и на границе. Вот уже который год грузины жалуются на то, что ночами кто-то передвигает ограждения на грузинскую территорию, в результате чего участки земли оказываются разделенными. Грузинский фотограф Тако Робакидзе в течение трех лет регулярно ездит на пограничную линию. По телефону она рассказала о 84-летнем старике, который вдруг обнаружил в своем персиковом саду пограничный столб и теперь оказался на южноосетинской стороне.

Робакидзе разговаривала со стариком поверх забора. Как она рассказывает, «он не знает, что делать и что теперь будет с его пенсией». Люди живут в постоянной тревоге. Все время задерживают жителей близлежащих деревень из-за перехода границы. Им приходится выкупать себя приблизительно за 30 долларов.

Миссия ЕС патрулирует «административную пограничную линию»

«Многие крестьяне за прошедшие годы потеряли доступ к своей земле, — сказал глава наблюдательной миссии ЕС Эрик Хёг (Erik Høeg) в интервью газете «Зюддойче Цайтунг». — А из тех, у кого доступ есть, некоторые не хотят больше обрабатывать эту землю, опасаясь быть задержанными российскими пограничниками или вневедомственными охранниками».

Миссия ЕС патрулирует с помощью 200 наблюдателей зону вдоль так называемой административной пограничной линии, пытается уменьшать напряжение, разрешать споры, восстанавливать доверие, принимает по «горячим линиям» жалобы и просьбы — 1436 в этом году. Хёг описывает ситуацию как «относительно спокойную», но говорит в то же время, что пограничная линия из-за «усиленного контроля силами безопасности Абхазии и Южной Осетии и активного возведения барьеров» становится все менее проходимой«. Он призывает «все стороны» и дальше работать над улаживанием инцидентов. «Иначе конфликт может разгореться вновь».