Вследствие распада Советского Союза началось несколько конфликтов в регионах с высокой концентрацией русскоговорящего населения. Одним из таких регионов является Приднестровье. Официально это часть Молдавии, но фактически кишиневские власти его не контролируют. В регионе свои интересы продвигает Москва, которая разместила там свой контингент. Кроме того, Кремль не оставляет в покое и всю остальную страну, которая подвергается воздействию массированной российской пропаганды. «У нас есть регионы только с пророссийскими СМИ», — говорит и интервью INFO.CZ аналитик Владислав Саран, который борется со сложившейся ситуацией силами основанного им же Независимого аналитического центра Spirit Critic.

Пропаганда и российский взгляд на события распространяются через СМИ. Первую скрипку в стране играют российские телеканалы, радио и газеты. Среди молдаван по-прежнему пользуется популярностью издание «Комсомольская правда» и «Первый канал», который подчиняется непосредственно Кремлю. «Эти каналы есть практически в каждой деревне и пользуются большим влиянием», — описывает ситуацию Саран, подчеркивая, что таким же мощным воздействием обладает интернет и тролли в социальных сетях «Фейсбук» и «ВКонтакте».

INFO.CZ: Какой источник из перечисленных больше всего влияет на молдаван?

Владислав Саран: Прежде всего, телевидение. Последние данные подтверждают, что люди непосредственно сталкиваются с дезинформацией в основном при просмотре телевизора. Молодые, старые — все. Разумеется, пожилые люди, которые больше других смотрят телевизор, более подвержены влиянию пропаганды, чем молодежь. В ее случае особенную роль играют социальные сети. Однако лично я думаю, что больше всего вредит телевизионная пропаганда в новостях.

— Как Вы с этим боретесь? Есть ли в Молдавии независимые организации, проверяющие факты?

— Подобных проектов существует несколько. Прежде всего, я бы выделил проект Stop False, который заработал после аннексии Крыма на Украине и за год также охватил Молдавию. Другими проектами занимаются разные некоммерческие организации, которые стремятся отстоять независимую журналистскую среду. К сожалению, они малоизвестны, так как не имеют доступа к телевидению.

— Вот что мне как раз интересно. Насколько удается объяснять людям, что то, что они читают и смотрят по телевидению, зачастую неправда? Как молдаване относятся к подобным проектам?

— Лично я считаю, что они не настолько популярны, как им хотелось бы, и по-прежнему не решили проблему распространения своей информации. Они создают группы, которые ездят по деревням, и размещают рекламные щиты. Но проблема еще и в том, как оценить результаты их работы. Если обратиться к итогам выборов, то ясно, что люди по-прежнему выбирают пророссийские партии. Поэтому, как я думаю, граждане по-прежнему не осознают, что происходит. По-моему, эти проекты мало работают с русскоговорящим населением.

— Вы упомянули деревни. В Чехии часто говорят о различиях между крупными городами и деревней. Если говорить о пропаганде, то существуют ли подобные различия в ее восприятии в Молдавии?

— Мы по-прежнему ищем возможности, чтобы работать и налаживать контакт с жителями села. Здесь также играют роль региональные различия. Русский — язык, которым владеет большинство граждан Молдавии. Однако есть регионы, где существуют только пророссийские СМИ. Одним из таких регионов, к примеру, является Приднестровье, которое кишиневское правительство не контролирует. Там — российская пропаганда в чистом виде. Еще один такой регион — Гагаузия, где 95% СМИ российские, а девять из десяти жителей говорит только на русском языке. В подобных регионах сложно реализовывать подобные проекты.

— Является ли Приднестровье для молдаван по-прежнему актуальной темой? Насколько людям интересна ситуация в сепаратистском регионе?

— К сожалению, Приднестровье людей не очень интересует. Они забывают, что это молдавский регион. Прошло много лет, и ветераны войны разочарованы сложившейся ситуацией, а люди толком не знают, что там происходит. Приехав туда, видишь памятники Сталину, портреты других коммунистических лидеров. Люди забывают, что там находятся войска, подчиняющиеся Кремлю. Это невообразимо, но молдаване не видят в этом угрозы. А ведь вооруженные силы там активны и каждый сентябрь проводят учения.

— Как же возможно, что, несмотря на ситуацию в Приднестровье, Россия по-прежнему популярна среди молдаван? Меня это удивляет, если учесть, насколько негативно многие чехи оценивают Германию из-за аннексии Судет или Россию из-за вторжения в 1968 году. Да что там Чехия — на Украине после аннексии Крыма и войны на востоке страны Москва утратила популярность.

— Все зависит от того, чьи новости ты слушаешь и как тебе преподносят происходящее в мире. Когда некоторые из тех, кто поддерживает Россию, комментируют ситуацию в Крыму, они утверждают, что все нормально, поскольку эта территория всегда была российской, а Хрущев подарил ее Украине. Кое-кто уверен: чтобы бы ни сделал Владимир Путин, он всегда прав. Кроме того, людям, которые уехали из Приднестровья, не очень интересно, что там теперь происходит. Они не поддерживают связи. Те, кто там остался, в свою очередь, пользуются преимуществами: они не оплачивают электроэнергию, а ветераны получают пенсии от российского правительства. Очевидны также усилия по предотвращению конфликта. Преобладает мнение, что лучше оставить все, как есть, и не провоцировать Москву.

— Играет ли свою роль в распространении пропаганды бедность? Насколько сильнее российское влияние в бедных регионах страны?

— Политики, которые поднимают пророссийские темы, пользуются бедностью себе во благо. Если им нужна демонстрация, они отправляют автобусы в бедные регионы, дают людям денег и привозят их на митинг в Кишинев, где те скандируют «за» или «против» чего-нибудь. Доходы в Молдавии очень низкие, а люди плохо информированы, и многие вещи их просто не интересуют.

— Если говорить о политике, то какое влияние на нее оказывает Кремль? Финансирует ли он непосредственно какие-то партии?

— Это большой вопрос, поскольку нам известны имена партий и политиков, однако очень сложно найти доказательства. Гражданское общество предполагает, что нынешний президент Игорь Додон финансируется Россией. Он не может подтвердить источники денег, но у него большие расходы. Он приглашает известных артистов на свои митинги и утверждает, что для него они выступают бесплатно, но это ерунда. Кроме того, он каждый месяц ездит в Кремль, где встречается с российским президентом Владимиром Путиным. Поддержкой России, по-видимому, пользуются и некоторые небольшие партии, но они не так заметны.

— Как эти подозрения воспринимает общественность? Интересуется ли она этой проблемой?

— Некоторые граждане интересуются, а другие нет. Людям, голосующим за эти партии, все равно. Но, к примеру, журналисты спрашивают, откуда у президента деньги, а он игнорирует все подозрения. По его словам, он получает взносы, а артисты выступают бесплатно. Более того, демократические партии часто сотрудничают с пророссийскими политиками. Таким образом, тревогу бьют в основном внепарламентские партии, которые, однако, не пользуются большим влиянием, а также активисты.

— В Чехии мы сталкиваемся с тем, что пропаганда очень сильно воздействует на людей, которые по-хорошему вспоминают времена тоталитаризма. Ностальгируют ли молдаване по коммунизму, по временам Советского Союза?

— Я бы сказал, что да. По статистике, 60% молдаван хотело бы вернуться во времена Советского Союза. Мы не знаем почему. Как мне кажется, им было комфортнее, потому что Молдавия была полноценной частью Советского Союза, и, по их мнению, качество жизни было выше. Люди, например, оценивают внешнюю политику Владимира Путина как политику сильной руки, которая их защитит. Он самый популярный зарубежный лидер. Других люди зачастую просто не знают. Ну, может, еще Дональда Трампа. Они ориентируются не на Европу, а на Россию. Это отражается и на праздновании некоторых праздников. Люди вспоминают «старые добрые времена» и, например, надевают советскую военную форму.

— На какой основной теме сосредоточена российская пропаганда в Молдавии?

— Это дезинформация о Европейском Союзе и Румынии. Румыния превратилась в объект пропаганды, поскольку это ближайшая страна, и некоторые молдавские политики предлагают с ней объединиться. Пропагандисты утверждают, что Европейский Союз рухнет, НАТО — вредный альянс, а миграция из Сирии — европейская ошибка. Только Путин способен найти выход из ситуации в Сирии и тому подобное. Кроме того, поднимаются многие местные вопросы. Например, Россия якобы поможет Молдавии в сфере безопасности. Также утверждается, что все политики коррумпированы, но какой-нибудь один единственный конкретный политик, который баллотируется на какой-то пост, — исключение, поэтому его и надо выбирать.

— Мне кажется интересным, что Вы упомянули миграционный кризис. Непосредственно Молдавии он не коснулся. От Кишинева никто не требует принимать мигрантов.

— Это правда, но молдавское общество очень консервативно. Мы не хотим принимать много мусульман или людей другой национальности. Существуют стереотипы, согласно которым люди из других стран уничтожат наши ценности, заменив их своими. Дело не только в сирийцах.

— Как молдаване вообще относятся к НАТО и Европейскому Союзу?

Президентские выборы в Приднестровье
— НАТО не пользуется среди молдаван особой популярностью. «Мы дорожим своим нейтралитетом и не хотим участвовать в войнах», — вот что думают люди. Российская пропаганда утверждает, что НАТО означает войну, выставляет его в негативном свете, демонстрирует кадры боевых действий. Люди не знают, например, что НАТО помогает молдавской армии. Что касается ЕС, то большинство населения скептически к нему относится. Раньше, когда до конца прошлого десятилетия правила Коммунистическая партия, популярность Европейского Союза была выше. Если бы сегодня прошел референдум о вступлении в Евросоюз и если бы он был нормальным, то, как я думаю, народ ответил бы отказом.

— Ваше дополнение говорит о том, что Вы сомневаетесь в нормальности выборов в Молдавии. Вы подозреваете, что выборы фальсифицируются?

— Нет, но правительство иногда решает отменить некоторые выборы или объявляет их результаты недействительными. Например, когда на выборах мэра Кишинева победил оппозиционер, суд отменил итоги выборов, заявив, что они прошли с нарушениями.

— Как, по-Вашему, лучше всего бороться с пропагандой, дезинформацией, фальшивыми новостями и всем, что с этим связано?

— Я уверен, что западные партнеры, такие как Европейский Союз и США, должны продолжать вкладывать деньги в молдавские гражданские объединения и помогать людям. Правда, иногда это трудно. Например, Соединенные Штаты строят в Молдавии дороги. Но люди об этом не знают, считая, что это делает Россия, так как в прежние времена строительством дорог занималась только она. Мы должны работать не только с молодежью, но и со старшим поколением, потому что эти люди ходят на выборы. Организации тратят недостаточно средств на работу со старшим поколением, объясняя это тем, что его представители вообще мало чем интересуются. Также мы должны поддерживать СМИ. В Молдавии 80% СМИ находится в руках политиков, и только 20% СМИ независимы.

— Давайте в конце немного пофилософствуем. Как Вы считаете, что представляет собой большую проблему: дезинформационные СМИ или люди, которые им верят?

— Очень трудно сказать, но, по-моему, очень опасны те, кто верит дезинформации. Знаете, люди часто забывают, что ели вчера на ужин. То есть они утром читают новость, а вечером говорят о ней со своими друзьями, а на следующий день уже не помнят эту информацию. Если говорить о Молдавии, то дезинформация в ней пустила глубокие корни. Она поступает по разным каналам, например через кино. Оно запоминается, и это то, что убивает вас изнутри.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.