В то время как в Брюсселе несколько дней назад заседала донорская конференция по Сирии, режим Асада и его союзники Россия и Иран продолжали вести войну против сирийского населения с неослабевающей жестокостью. В провинции Идлиб на северо-западе страны, последнем бастионе антиасадовской оппозиции, продолжается кошмар, известный всем по Алеппо и многим другим местам боев в Сирии.

Войска режима Асада и управляемые Ираном вооруженные силы обстреливают город Идлиб и другие населенные пункты провинции, в которой нашли убежище более миллиона жителей, бежавших туда от наступавших войск Асада. Одновременно с этим сирийские и российские военные самолеты атакуют население с воздуха и целенаправленно разрушают инфраструктуру региона. Как всегда, это происходит под предлогом борьбы с терроризмом. Осенью перемирие, о котором стороны договорились под давлением Турции, позволило на время отложить запланированное наступление режима на Идлиб, но после последней встречи президентов Путина, Эрдогана и Рухани в феврале, вероятно, вновь было решено взять провинцию под обстрел. С учетом десятков убитых и тяжелораненых только в последнюю неделю «буферная зона», созданная в прошлом году и которую должны были охранять российские и турецкие военные, кажется не более чем фарсом.

Поводом для усиления военных действий в Идлибе стали не в последнюю очередь недавние военные успехи джихадистов из группировки HTS, захвативших после напряженных боев с умеренными повстанцами еще одну область провинции, что нанесло значительный урон социальным и демократическим структурам, еще сохранившимся в Идлибе. Они оказались окруженными с одной стороны силами режима, а с другой стороны — джихадистами.

Лишний раз тут проявилось действительное прохождение линии фронта в сирийской войне. Ось Москва-Тегеран-Дамаск действует фактически заодно с исламскими террористами: при объективном взгляде их объединяет стремление уничтожить последние остатки освободительной революции, направленной против режима Асада.

ЕС призывают заплатить за восстановление Сирии

Запад, как уже бывало и раньше, безучастно взирает на эту бойню. Но если судьба Алеппо еще была предметом международного, хоть и беспомощного возмущения, то на кошмар в Идлибе мировая общественность практически не обращает внимания.

В западных столицах уже давно рассматривают как свершивший факт победу Асада по всему фронту. То, что Москва, Тегеран и режим в Дамаске продолжают свои военные действия с убийственной интенсивностью, представляется в лучшем случае сноской к уже закончившейся истории.

От Запада, а конкретно от ЕС, Кремль и его протеже в Дамаске теперь беззастенчиво требуют без предварительных условий заплатить за восстановление страны, многие провинции которой они сами превратили в груды развалин. Но это означало бы, что Запад профинансирует реанимацию репрессивного режима Асада во всей Сирии. Ведь сирийский режим не оставляет никаких сомнений в том, что претендует на неограниченную власть по всей стране.

Словесная приверженность Кремля «политическому процессу» с привлечением всех конфликтующих сторон перед лицом этого факта — не более чем пропагандистский обман. В действительности Запад уже сейчас несет на себе львиную долю расходов на гуманитарную помощь 11,7 миллионам сирийцев, страдающих от последствий войны, в том числе и тем 5,6 миллионов человек, которых военная машина Путина и Асада вынудила бежать из страны.

Одна только Германия увеличила свою гуманитарную помощь сирийским беженцам вновь на 1,44 миллиарда евро на период до 2022 года. При этом страны-спонсоры не могут проконтролировать, не попадают ли гуманитарные грузы ООН — а если попадают, то в каком объеме — в контролируемые режимом Асада и его союзниками области и не направляются ли ими оттуда для собственных нужд, например, для переселения в разоренные и обезлюдевшие разбомбленные районы верных режиму групп населения и ставленников диктатуры.

Многие возвращенцы исчезают уже на границе

Возбудить желание европейцев оплатить расходы по восстановлению пытаются перспективой, что таким образом создадутся предпосылки для возвращения на родину миллионов сирийских беженцев. Но в этих доводах слышится и угроза, что в противном случае страны, приютившие беженцев, будут вынуждены долгое время снабжать и интегрировать сирийских изгнанников или что к ним отправят еще больше беженцев, если они не выполнят условия режима и его союзников.

Но на самом деле не военные разрушения — главная причина того, что люди опасаются возвращаться в Сирию. Решающее значение имеет то, что беженцев по возвращении на родину могут ожидать аресты, пытки и другие репрессии. Есть сведения о том, что часто возвращенцев прямо на границе высаживают из автобусов и эти люди потом бесследно исчезают.

Репрессивная машина, работавшая в тайных тюрьмах режима и от которой до 2011 года погибли десятки тысяч политических заключенных, вновь функционирует на полную мощность. Кроме того, молодым мужчинам приходится рассчитывать на то, что их немедленно призовут на военную службу в армию Асада.

Правда, пока ЕС удается не поддаваться циничному давлению Путина и Асада. «Всеобъемлющий, истинный и включающий в себя все стороны политический переход» в разоренной стране все еще считается официальным условием для участия Европы в восстановлении Сирии.

Но и в Европе дружественные к Кремлю силы все интенсивнее давят на общество, чтобы то уважительно относилось к сирийскому диктатору. Они же готовы в розовом свете представлять его режим. Федеральное правительство также говорит в последнее время, что необходимо искать пути для того чтобы начать с Асадом переговоры о гарантиях безопасности для желающих вернуться. Но учитывая реальное соотношение сил в стране, надежды на такие «гарантии» иллюзорны.

На Западе царят безысходность и пораженческие настроения

Запад должен поставить следующие минимальные условия для любых переговоров об оказании помощи при восстановлении страны: войска оси Москва —Тегеран —Дамаск обязаны немедленно прекратить военные действия против гражданских лиц и согласиться на юридическое преследование военных преступников силами независимых международных судов. Но на Западе царят безысходность и пораженческие настроения.

Заявление президента Дональда Трампа о скором выводе войск США из Сирии после якобы одержанной победы над ИГ (террористическая организация, запрещенная в Российской Федерации — прим. ред.) воспринимается Асадом и его покровителями как согласие на то, что теперь только они будут определять судьбу страны.

То, что в данной ситуации и Ирану предоставляется свобода действий, плохо увязывается с провозглашенной Вашингтоном целью изолировать это исламское государство. После того как Запад годами допускал самую ужасную бойню новейшей истории, теперь он рискует стать пособником легитимации ее виновников.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.