Россия или Европа — целый ряд государств гадает, с кем лучше связать свои судьбы: с кем торговать, на чью политическую систему ориентироваться? Для того, чтобы пропагандировать свою модель, ЕС десять лет назад разработал проект «Восточное партнерство». Союз хочет углубить свои отношения с шестью государствами: Украиной, Республикой Молдова, Белоруссией, Грузией, Арменией и Азербайджаном. В этот понедельник в Брюсселе отмечается десятая годовщина «Партнерства».

Стабильность восточных партнеров и кавказских стран имеет исключительное значение не только с точки зрения безопасности, но и для энергоснабжения Европы.

Кроме того, эти шесть стран — потенциальные кандидаты на вступление в ЕС. Сотрудничество с ними возникло в свое время по предложению Польши и Швеции. Варшава считает крайне важной для обеспечения мира в Европе прежде всего европейскую интеграцию Украины.

«Благодаря «Восточному партнерству», в последние десять лет мы построили более глубокие двусторонние и многосторонние взаимоотношения со всеми шестью партнерами и добились при этом как двусторонних, так и многосторонних результатов», — сказала Верховный представитель Европейского союза по иностранным делам Федерика Могерини (Federica Mogherini) в интервью газете «Хандельсблатт» (Handelsblatt).

В настоящее время с Украиной, Молдовой и Грузией — однозначно проевропейскими странами — существуют соглашения об ассоциации, а также соглашения о свободной торговле и безвизовом режиме. С Арменией, страной с пророссийской ориентацией, есть соглашение о партнерстве. Новое соглашение с находящимся под авторитарным правлением Азербайджаном, чья позиция не является ни пророссийской, ни проевропейской, должно быть заключено в ближайшее время.

Сложнее всего складываются отношения с Белоруссией, считающейся «последней диктатурой Европы» и единственной страной в Европе, в которой еще практикуется смертная казнь. Там работает пока лишь «координационная группа», в обязанности которой входит поддержание взаимодействия с ЕС и развитие сотрудничества с этой страной.

Белоруссия очень сильно привязана к России. Существует лишь частично реализованное Союзное государство России и Белоруссии на основе договора между двумя странами о едином государстве. В соответствии с ним между странами нет пунктов перехода границ, таможенный и пограничный контроль упразднен. Кроме того, обе страны входят в Евроазиатский экономический союз и в Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). В обоих объединениях участвует и Армения.

Россия рассматривает Белоруссию как стратегическую буферную зону между собой и странами НАТО. В то же время после аннексии Крыма и в Минске существует опасение, что Владимир Путин может сделать из двух стран некое великорусское государство, из-за чего белорусское руководство также ищет контактов в Европе.

В мае 2009 года состоялся учредительный саммит «Восточного партнерства» в Праге. С тех пор через Европейский центральный банк в регион было инвестировано 8,7 миллиардов евро. На конец апреля при поддержке ЕС осуществлялось 95 проектов. Самые большие суммы — 5,5 миллиардов — получила Украина, за ней следует Грузия (1,84 миллиарда евро). Меньше всего денег было потрачено на Азербайджан — 96,3 миллиона евро.

До сих пор ЕС предоставил этим странам 125 тысяч кредитов — они были выданы для развития гражданского общества, но, прежде всего, для проектов в области энергетики, экологии и улучшения инфраструктуры. До 2030 года на европейские деньги должно быть построено и модернизировано 5 000 километров шоссейных и железных дорог. «Сбалансированное развитие и благополучие граждан в граничащих с Европейским союзом странах Востока представляет для всех нас стратегический интерес», — написал Европейский центральный банк.

Вместе с тем Могерини констатирует: «Несмотря на бесспорные успехи, достигнутые во всем регионе, есть еще сферы, в которых возможны улучшения». Нарушения прав человека, несоблюдение норм правового государства, плохое руководство государством, коррупция и ограничение свободы прессы в соседних с ЕС странах все еще являются проблемой.

Да и мир в регионе пока не является чем-то само собой разумеющимся: Армения и Азербайджан официально объявили себя врагами и не поддерживают друг с другом никаких отношений. Границы между странами закрыты: невозможно из Армении выехать в Азербайджан и наоборот. Тот, кто хочет попасть из одной страны в другую, должен ехать в обход через расположенную севернее Грузию или лежащий южнее Иран.

Армянам в принципе запрещено въезжать в Азербайджан. Поэтому во время совместной встречи министров иностранных дел ЕС и стран-партнеров еще не совсем ясно, будет ли подписано совместное заявление — и это только потому, что Армения и Азербайджан не могут договориться по формулировкам. При этом главная цель европейской политики добрососедства состоит в том, чтобы ЕС был окружен кольцом миролюбивых и стабильных государств.

Насколько сильно данные страны продвинулись в своем развитии, показывает «Индекс Восточного партнерства» (Eastern Partnership Index). Он демонстрирует, в какой степени восточные страны-партнеры ЕС приблизились к европейским стандартам. Однако последние данные за 2017-й год свидетельствуют о следующем: Армения, Молдова и даже ранее считавшаяся образцовой Грузия демонстрируют по сравнению с предыдущими годами легкий регресс, на Украине отмечен легкий прогресс. Никаких изменений не произошло в Азербайджане. Самый большой прогресс достигнут в Белоруссии, которая, однако, в целом находится на низком уровне. Эта страна даже наполовину не соответствует стандартам ЕС.

Отношения с Грузией постоянно вызывают споры в Совете Европы. С одной стороны, ЕС, как и в случае с Восточными Балканами, заинтересован в том, чтобы приблизить к себе эту страну и тем самым снизить влияние на нее других держав. Но, с другой стороны, существует проблема, что интеграция нестабильных стран может привести к дестабилизации всего ЕС. Большим тормозящим фактором является Франция: президент Эммануэль Макрон (Emmanuel Macron) в 2017 году даже отказался от участия в совместном саммите, который проводится раз в два года.

Нидерландцы также считаются противниками расширения ЕС. В начале 2017 года население Голландии отклонило новое соглашение с Украиной. Вдобавок ко всему ухудшились венгеро-украинские отношения: Будапешт обвиняет Киев в том, что тот ущемляет права венгерского меньшинства в собственной стране.

Но в том, какие последствия могут иметь метания между политикой сближения и отдаления, Брюссель смог убедиться на примере Республики Молдовы: вначале маленькая, преимущественно аграрная страна, зажатая между Украиной и Румынией, внушала большие надежды «Восточному партнерству». Но в 2015 году она стала источником беспокойства. Более одного миллиарда долларов — десять процентов молдавского ВВП — исчезли в этом году со счетов молдавского государства.

Три банка объявили о банкротстве, настроенное благожелательно по отношению к ЕС правительство вынуждено было уйти в отставку, за этим последовал экономический кризис, в результате которого сотни тысяч из 3,5 миллионов молдаван уехали за границу. Новое правительство ведет государство в сторону от европейских ценностей. Во время парламентских выборов в феврале прошлого года наблюдатели говорили о манипуляциях. Коррупция также остается на повестке дня.

Во «Всемирном индексе восприятия коррупции» Молдова в 2018 году занимала 118-е место из 180 возможных. Чем выше этот показатель, тем сильнее ощущение коррупции. Для сравнения: Грузия в индексе занимает 41-е место. Болгария, самая слабая страна в отношении проведения реформ, находится на 77-м месте. Обещания ЕС в отношении демократии, соблюдения норм правового государства и стабильной экономики для молдаван выполнены не были, из-за чего многие из них примкнули к лагерю евроскептиков. В настоящее время население Молдовы настроено наполовину проевропейски, наполовину пророссийски.

Велико опасение, что эта история повторится во внушающей сейчас большие надежды Грузии. Все время говорится о том, что грузинскому правительству нужны конкретные перспективы, чтобы проводить реформы более целенаправленно и не отвернуться когда-нибудь полностью от ЕС. «Европейская интеграция была сильнейшей движущей силой в развитии Грузии, — сказала Натия Турнава, грузинский министр экономики и устойчивого развития. — За десять лет своего существования «Восточное партнерство» действительно изменило страну».

По словам министра, это относится как к сотрудничеству с ЕС, так и к кооперации партнеров между собой, а также к населению. Грузия готовит себя стратегически «к будущим политическим шагам в сторону полной интеграции в ЕС, когда для этого настанет время». В интервью «Хандельсблатт» Турнава пожелала иметь «видение будущего» и план действий для достижения «следующих честолюбивых целей».

Однако даже в настроенных благодушно кругах ЕС речь идет о вступлении Грузии в ЕС только через 25 лет, если оно вообще произойдет. Медлительность Брюсселя дает Москве достаточно времени, чтобы подорвать влияние ЕС в регионе. Дезинформация становится и в странах Восточного партнерства серьезной проблемой. ЕС даже создал силы быстрого реагирования, чтобы следить за тамошним медийным пространством.

Ситуация усугубляется тем фактом, что ни одна страна, имеющая пограничные споры, не может стать членом ЕС или НАТО, что способствует агрессивной экспансионистской политике Путина. Неслучайно, что два самых перспективных потенциальных кандидата на вступление в ЕС Украина и Грузия причастны к военному конфликту с Россией.

«Десятилетие «Восточного партнерства» дает нам повод задуматься о нашем будущем», — сказала Могерини. По ее словам, в будущем нам нужно больше делать в области цифровой экономики, коммуникаций, противодействия изменению климата, верховенства права, защиты гражданского населения и безопасности. «Мы будем над этим работать, чтобы сохранять важный баланс между уважением различий и противоборством изоляционизму». Другими словами: «Восточное партнерство» необходимо, но поддерживать его в надлежащем порядке не так-то просто.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.