В Евросоюзе развернулась ожесточенная борьба за деньги следующего долгосрочного бюджета ЕС (2021-2027). Судя по всему, будет серьезно урезана помощь странам Вышеградской группы (Польша, Венгрия, Чехия и Словакия) — из-за нарушения ими принципов солидарности ЕС, а также в связи с сокращением бюджета после выхода Великобритании из Евросоюза. По мнению наблюдателей, обсуждение бюджета только началось, но страны-бенефициары истерически требуют «продолжения банкета». Столь резкую реакцию «младоевропейцев» вызвал проект бюджета, предложенный Финляндией, председательствующей в Совете Европы до конца года. Польский премьер-министр Матеуш Моравецкий открыто заявил, что его страна категорически не приемлет финских предложений по бюджету, окончательный вариант которого должен быть вынесен на Совет Европы в декабре.

Смягчения позиции сторон никто не ждет, жесткие переговоры продлятся весь следующий год, когда председательствовать в ЕС будут Хорватия и Германия. Польша практически мобилизовала все страны Восточной Европы на борьбу с новым бюджетом Евросоюза. На встрече в Варшаве в мае этого года 13 стран — новых членов ЕС — подписали так называемую «Варшавскую декларацию», в которой потребовали оставить в силе все преференции. Премьер-министр Моравецкий заявил, что Восточная Европа стала «экономическим локомотивом» Евросоюза и дает европейскому сообществу гораздо больше, чем получает от него. Правящая в Польше партия «Право и справедливость» напрямую обвинила «старых» членов ЕС в колониализме.

Венгрия также отчаянно борется за сохранение квот. Страна является одним из крупнейших бенефициаров помощи ЕС, получив за последние 7 лет 39 миллиардов евро из различных фондов Евросоюза. В случае принятия нового бюджета сумма помощи снизится до 31 миллиарда евро, а взносы Венгрии увеличатся с 7,6 миллиарда до 10 миллиардов евро. Правительство Венгрии назвало такие изменения неприемлемыми. Чехия реагирует более сдержанно: в Праге, судя по всему, смирились с тем, что помощь ЕС будет сокращена на 24%.

Бюджет на 2021-2027 годы, представленный Финляндией, составляет 1,14 триллиона евро — это на 65 миллиардов евро меньше, чем планировала Еврокомиссия в 2018 году. Главной отличительной чертой финского проекта стало резкое сокращение Фонда сплочения (Cohesion fund), которым особенно активно пользовали страны Восточной Европы. Несмотря на урезания, помощь остается весьма существенной. Всего получат: Чехия — 17,8 миллиарда евро (-24%), Венгрия — 17,9 миллиарда евро (-24%), Польша — 64,4 миллиарда евро (-23%), Словакия — 11,8 миллиарда евро (-22%). На 8% вырастет помощь Болгарии и Румынии (8,9 и 27,2 миллиарда евро соответственно).

Опасаясь саботажа со стороны стран Восточной Европы, в Брюсселе провели закон, позволяющий принимать решения квалифицированным большинством, что позволит преодолевать вето со стороны непокорных «младоевропейцев». До этого все решения принимались единогласно. Кроме того, Еврокомиссия поставит предоставление помощи в зависимость от соблюдения основополагающих принципов ЕС. Это должно затруднить национал-популистам Восточной Европы использование помощи в своих политических целях.

По мнению аналитиков, налицо углубление пропасти между Западом и Востоком Европы. «Младоевропейцы» отчаянно сопротивляются любым попыткам Брюсселя создать механизм, который бы замораживал, сокращал или ограничивал финансирование стран, нарушающих основополагающие принципы Евросоюза. Соответствующий механизм был разработан в 2018 году в ответ на нарушения со стороны стран Восточной Европы, прежде всего Венгрии и Польши.

Польша — самый крупный получатель денег из фондов ЕС. В рамках последнего долгосрочного бюджета 2014-2020 эта помощь составила 2,4% польского ВВП и помогла Польше успешнее других стран преодолеть последствия экономического кризиса. Но даже при урезании помощи на 23% Польша останется самым крупным бенефициаром европейских фондов на сумму в 64,4 миллиарда евро. Польша, считают наблюдатели, сама несет ответственность за урезанный бюджет, поскольку испортила отношения с Брюсселем после прихода к власти ультранационалистической партии «Право и справедливость» в 2015 году. Варшавой были приняты «реакционные» с точки зрения Брюсселя нормативные акты, в том числе назначение правительством руководителей СМИ, «полонизация» медиарынка, ужесточение закона об абортах, антидемократическая судебная реформа и, главное, Польша наотрез отказалась принимать участие в решении миграционного кризиса в Европе.

Настоящую «дыру» в финансах ЕС создает Брексит: Великобритания была вторым после Германии донором в общий бюджет, после ее выхода он сократится на 12-13%. Уже поступают предложения увеличить взнос Германии, но в Берлине упорно отказываются это делать. Брексит — лишь один из аргументов для пересмотра бюджета. В Брюсселе отмечают, что уровень благосостояния в Восточной Европе значительно вырос, многие регионы уже превосходят по уровню жизни депрессивные области Греции, Италии и Испании. К тому же, считают в Брюсселе, высвободившиеся деньги можно будет направить на новые цели: научно-технические исследования, оборону и преодоление миграционного кризиса на юге Европы.

Восточная Европа давно раздражает страны-основательницы Европейского союза. Расширение на Восток принесло «старожилам» снижение жизненного уровня, наплыв дешевой рабочей силы и социальных иждивенцев. Антагонизм налицо — не только в вопросе приема беженцев, но и в области трудового законодательства, демократических норм и внешней политики.

Профессор парижского института политических наук Science Po Максим Лефевр (Maxime Lefebvre) констатирует, что европейский проект подвергается в последние годы самым серьезным испытаниям за свою историю. Наиболее «токсичный» элемент был занесен в европейский проект в 2004 году, когда к «старым» высокоразвитым членам ЕС (прежде всего Германии и Франции) присоединились «младоевропейцы» — Польша, страны Балтии, Чехия, Словакия, Венгрия, а в 2007 году — Румыния и Болгария. Они представляли другой, более низкий уровень социально-экономического развития, а также более архаичную политическую культуру, отмеченную национализмом и ксенофобией.

Процесс расширения Европы на Восток был в первую очередь волюнтаристским политическим решением, которое принесло «старожилам» ЕС немало проблем: демпинг рабочей силы, необходимость финансовых вливаний в отсталые регионы, а также испорченные отношения с Россией. Разочарование от непродуманного расширения ЕС на Восток настолько велико, что в минувшем месяце президент Франции Эммануэль Макрон наложил вето на начало переговоров о приеме Албании и Македонии в Евросоюз. Макрон усмотрел главную опасность в способности стран «новой Европы» блокировать стратегические решения, принимаемые франко-германским «ядром».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.