30-летняя Ана наклоняется и целует икону в крипте под церковью Святого Саввы в Белграде. Со стен и потолка на нее и ее мужа Милоша, ему тоже 30 лет, льется золотой свет. Николай II, русский царь, поддержавший Сербию в Первую мировую войну, — один из тех, кто смотрит на них.


Прошло всего лишь несколько недель с того дня, как министр иностранных дел России Сергей Лавров посетил еще не достроенную церковь, чтобы открыть гигантскую мозаику, которую профинансировала нефтяная компания «Газпром».


«Мы рады этому. Это говорит о том, что мы — один народ», — говорит Милош.


Их мало волнует то, что страны ЕС и Евросоюз, членом которого хочет стать Сербия, оставляют в стране гораздо больше денег — и в качестве инвестиций, и как помощь. Более охотно они говорят о том, что произошло, когда Ане и Милошу было по 11 лет и когда падали бомбы.


«Мы стояли в очередях, чтобы купить хлеб. А ночью прятались в бомбоубежище. С нами были только наши матери, отцов мобилизовали», — говорят они.


История тут очень близко, особенно во время возросшей напряженности в отношениях между Востоком и Западом. Сербские и российские СМИ пишут, что воздушные удары США против Сирии напоминают им натовские бомбардировки Сербии в 1999 году. Тогда, как и сейчас, сербам напоминают о том, что после выхода Косово Россия их поддерживала.


Факты: Вы помните? Что произошло в 1999 году?


24 марта 1999 года оборонительный альянс НАТО начал бомбардировки Югославии, в состав которой входили тогда Сербия и Черногория.


Причина заключалась в войне в Косово, бывшей провинции Сербии, объявившей о своем выходе из ее состава.


Попытки добиться мирного решения по вопросу о Косово не увенчались успехом. По словам НАТО, война превратилась в гуманитарную катастрофу, с убийствами и этническими чистками, и превратила тысячи мирных жителей в беженцев. Поэтому НАТО вмешалась.


НАТО назвала воздушную операцию гуманитарной интервенцией. Югославия охарактеризовала ее как агрессивную войну против суверенного государства.


Президент Сербии Слободан Милошевич отказался подчиниться международным требованиям о выводе югославской армии.


Только после 78 дней бомбардировок было заключено соглашение, по которому югославские вооруженные силы были выведены.


Страны НАТО проводили свое военное вмешательство без одобрения ООН. Китай и Россия предупредили, что применят право вето.


По-прежнему нет единого мнения о том, сколько человек погибло во время натовских бомбежек. Добровольная организация «Зе Хьюманитериен Ло Сентер» (The Humanitarian Law Center) документально подтвердила гибель 758 человек, 260 из них — в сегодняшней Сербии. Другие источники, такие, как «Спутник» (Sputnik news), пишут о гибели 5 тысяч 700 гражданских лиц.


Югославия


Тито возглавлял Социалистическую Республику Югославию с момента окончания Второй мировой войны и до своей смерти в 1980 году.


Распад в 1991-1995 годах


Некоторые югославские республики объявили себя независимыми. Это привело к началу гражданской войны. Когда большинство жителей Боснии и Герцеговины (босняки-мусульмане и хорваты) в 1992 году объявили себя независимыми, сербы напали на них. Война унесла более 200 тысяч человеческих жизней. Распад Югославии стал самым кровавым конфликтом в Европе после Второй мировой войны.


Война в Косово


90% населения Косово составляют албанцы, 5% — сербы. Косово объявило о независимости от Сербии в 1991 году, но оставалось под сербским правлением. В 1998-1999 годах конфликт превратился в полномасштабную войну. Президента Сербии Слободана Милошевича обвинили в организации этнических чисток и массовых убийств. 24 марта 1999 года НАТО начала бомбардировки Югославии (Сербии), потому что Милошевич отказался вывести армию из Косово.


В 2006 году Черногория вышла из федерации с Сербией. Косово объявило себя независимым в 2008 году. 58% государств — членов ООН признали Косово. Сербия не признает Косово в качестве независимого государства.


Факты: Сербия


7,1 миллионов жителей.


В прошлом году безработица составляла 16%. Это ниже, чем во многих соседних странах на Балканах, но гораздо выше, чем средняя безработица по ЕС.


84,5% сербов считают себя православными христианами.


Одна из беднейших стран в Европе. ВВП на душу населения составляет 37% от среднего по ЕС.


«Я считаю, что ЕС относится к нам плохо. Они забрали у нас все, Косово и Боснию, Хорватию, Македонию и Черногорию. Я эти деньги от ЕС никак не чувствую. Русские, во всяком случае, помогают нам с армией. И они нас не бомбили», — говорит Милош. Он — полицейский и свою фамилию называть не хочет.


17 мая лидеры всех стран ЕС и всех балканских стран соберутся на встречу на высшем уровне в Софии в Болгарии. Цель встречи — вдохнуть новую жизнь в отношения с бывшими югославскими республиками. Своего рода «морковкой» по-прежнему является будущее членство в ЕС.


ЕС с беспокойством наблюдает, как другие сверхдержавы, такие, как Россия и Китай, упрочили здесь свое влияние. Но регион важен: миграционный кризис 2015 года показал, что это — ворота в ЕС. ЕС прямо заявляет, что регион важен в геополитическом отношении.


Количество сербов, которые хотят в ЕС, сейчас меньше, чем 10 лет тому назад, растет скепсис среди молодежи. Опрос, проведенный по заказу сербского правительства, показал, что 52% выступают за членство в ЕС, 24% — против, 24% либо не определились, либо не участвовали.


Пропасть между фактами и верой


Миллиарды от ЕС не так бросаются в глаза, как мозаика. Опрос общественного мнения, проведенный этой зимой по заказу сербского Министерства Европы, показал, что существует большая пропасть между тем, кто, по мнению сербов, дает им деньги, и тем, кто действительно это делает.


Речь идет о помощи или дотациях. Если посмотреть на прямые иностранные инвестиции в Сербии, которые в большой степени касаются бизнеса, то Россия — на шестом месте, после пяти стран ЕС, если верить цифрам Сербского национального банка.


Турция и арабские страны тоже имеют интересы на Балканах. Но самыми главными действующими лицами считаются ЕС, Россия и Китай.


Как сверхдержавы борются за влияние в Сербии


Россия


• Культивирует религиозное и культурное братство с православными сербами, используя церковь и такие СМИ, как «Спутник» (Sputnik news) и другие каналы в Сербии.


• Поддерживает Сербию в борьбе против признания Косово независимым государством.


• Играет важную роль в энергетике. Российский «Газпром» контролирует сербскую энергетическую компанию НИС.


• Сербы принимают участие в российских военных учениях. Недавно Россия передала Сербии шесть истребителей МИГ.


• На юге Сербии Россия создала «сербско-российский гуманитарный центр», США и ЕС опасаются, что его будут использовать в шпионских целях.


Китай


• Новым крупным проектом Китая является  «Шелковый путь», который должен облегчить доставку товаров из Китая в Европу. Накануне нового года китайские компании начали модернизацию железной дороги из Белграда в Будапешт, которая станет частью «Шелкового пути».


• Президент Китая Си Цзиньпин в 2016 году сам приехал, чтобы объявить, что китайская компания купила единственное сталелитейное предприятие Сербии.


• Китаю не нужно соблюдать такие же строгие требования к открытости и конкуренции, как инвесторам из ЕС.


• Китай поддерживает Сербию в том, что Косово признавать не следует.


ЕС


• Сербия заявила о желании стать членом ЕС.


• ЕС является крупнейшим торговым партнером Сербии и осуществляет 85% иностранных инвестиций в страну. С 2001 года ЕС вложил в Сербию 3 миллиарда евро.


• ЕС открыто заявил о том, что Балканы имеют для Европы «геостратегическое значение». Президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер считает, что важно принять западные балканские страны в ЕС, чтобы избежать войн и конфликтов в Европе, но многие страны ЕС колеблются.


• Требует нормализации отношений между Сербией и Косово.


• Последние оценки ЕС показали, что остается сделать по-прежнему много, чтобы страна смогла стать членом организации.

Путин популярен


На прилавках киосков около церкви Святого Саввы в Белграде — не только благовония и иконы. На майках и почтовых открытках повсюду — лицо президента России Владимира Путина. В Сербии он популярен так же, как и на родине.


Елена Милич (Jelena Milic) из прозападного аналитического центра «Сентер фор Эуро-Атлантик Стадиз» (Center for Euro-Atlantic Studies — CEAS) обеспокоена этим. Она считает, что ЕС следует более активно рассказывать о том, как он помогает стране.


Милич считает, что российская пропаганда и фальшивые новости приводят к тому, что в Сербии растут антизападные настроения. По словам Милич, это привело к тому, что о натовских бомбардировках 1999 года сейчас вспоминают чаще, чем раньше. В центре Белграда по-прежнему бросаются в глаза разбомбленные здания.


«Но о том, что стало причиной бомбардировок, говорить не хотят», — говорит Милич. Она считает, что число погибших в Косовской войне сербов преувеличивается, а число жертв-албанцев, которое гораздо выше, едва упоминается.


По словам Милич, Православная церковь и СМИ являются важными каналами российского влияния. Присутствие Китая столько дебатов не вызывает. Его считают в первую очередь экономическим, и в меньшей степени политическим.


Пророссийские СМИ


Болгарский исследователь Димитр Бечев (Dimitr Betsjev) пишет в своей недавней книге «Соперничающие силы. Россия на юго-востоке Европы» (Rival Powers. Russia in South East Europe), что Косовская война 1999 года используется в качестве центрального элемента в антизападной версии истории, в которой Россия предлагается в качестве лучшей альтернативы.


Впрочем, Бечев считает, что эффект преувеличивать не стоит. Он полагает, что Россия пытается, прежде всего, сформировать общественные дебаты и «помешать» им.


Пророссийский еженедельник «Печат» упоминается в книге Бечева в качестве одного из каналов для этого.


«Сейчас менее прозападные»


В офисе редакции сигаретный дым въелся, кажется, даже в стены. Плакат с Владимиром Путиным занимает центральное место, у телевизора. На диване лежит майка с изображением бывшего президента Сербии Слободана Милошевича — он умер, когда его осудил Трибунал по делам военных преступников в Гааге.


«Ненавижу этот нищенский менталитет», — говорит Никола Жржич (Nikola Zrzic), журналист еженедельника «Печат» и ведущий программы «Спутника» на радио.


То, что ЕС дает Сербии больше денег, чем Россия, не должно, по его мнению, играть какую-то роль, если страна станет членом ЕС. Напротив: экономические санкции 1990-х дорого обошлись стране, так что еще чего не хватало, так он думает.


Важнейшая причина, по которой они не хотят, чтобы Сербия вошла в ЕС — спор из-за Косово, которое раньше было сербской провинцией.


Недавно еженедельник стал издавать сербский вариант российского журнала «Аргументы и факты», и обложку украшало изображение Владимира Путина верхом на медведе.


«Он для России — хороший руководитель», — считает Жржич.


«Россия в отличие от Запада нам свою модель не навязывает», — говорит Родич (Rodic).


После падения Слободана Милошевича в 2000-м году он описывает все СМИ в Сербии как прозападные, а «Печат» — как единственное СМИ, которое критически относилось к официальному курсу, поддерживающему ЕС, вплоть до 2012 года. Сейчас все изменилось.


«Сейчас произошло своего рода освобождение сербских СМИ от западного влияния», — считают Жржич и Родич.


Но они отрицают, что занимаются пропагандой и фальшивыми новостями, и говорят, что денег от России не получают.


«У нас с Россией исторические связи, и они становятся только сильнее. Это не СМИ изменяют позицию. Позиция уже есть. Россия вступила в Первую мировую войну из-за Сербии и освободила Сербию после Второй мировой войны», — говорит Жржич.


Выбирать не хотят


Многих сербов беспокоит то, что они между Востоком и Западом. Они хотят оставаться неприсоединившимися и играть на обеих струнах.


Премьер-министр Сербии Ана Брнабич заявила «Файненшнл Таймс» (Financial Times), что просить Сербию выбрать какую-то сторону, неправильно. Страна, например, не поддерживает санкции ЕС против России.


«Мы не проамериканские и не пророссийские. Мы — просербские. Наша стратегическая цель — ЕС, и независимо от того, куда мы идем и с кем мы говорим, мы заявляем об этом».


Михайло Чрнобрнья (Mihajlo Crnobrnja) возглавляет в Сербии Европейское движение, он — почетный профессор европейской политики. Он думает, что объяснение растущего скепсиса по отношению к ЕС кроется в том, что многие сербы устали ждать ЕС и выполнения требований ЕС и считают, что это занимает слишком много времени.


Он полагает, что еврокризис в 2008 году, брексит и миграционный кризис в 2015 году привели к тому, что ЕС был занят совершено иными вопросами, нежели расширение.


Философский факультет расположен в центре Белграда. Три студента, изучающих искусство, уселись в кафе, чтобы накануне важного зачета послушать друг друга: что же они знают о музеологии. 27-летний Душан (Dušan) и 22-летняя Дуня (Dunja) — против членства в ЕС. Парень думает, что ЕС шантажирует Сербию, поскольку к ней все время предъявляют новые требования и заставляют признать Косово. Они думают, это объясняет то, почему многие смотрят в сторону России и Китая.


«Путин изменил Россию. Сербии нужны люди, которые могут изменить Сербию», — говорит Душан.


— Но его критикуют за то, что он недемократичен и авторитарен.


«Я думаю, он хороший политик. Нам нужны сильные лидеры, такие, как Тито», — говорят будущие искусствоведы.


«Ангела Меркель — тоже сильный руководитель», — добавляют они.


Но жить они хотели бы в Германии, а не в России.


«Согласна, это кажется парадоксальным», — говорит Дуня.


Студенты, изучающую политику и журналистику, кажутся более смиренными. 21-летний Ягош Рисито (Jagos Risito) хотел бы, чтобы Сербия стала членом ЕС, но сомневается, что в случае проведения референдума сейчас эта идея получила бы поддержку большинства. И он, и его однокашники, 21-летние Душан Радуйко (Dusan Radujko) и Ленка Танакович (Lenka Tanaskovic) думают, что экономически это было бы для Сербии выгодно. Но им кажется, что эмоции и история играют чересчур большую роль в общественных дебатах, которые влияют на их ровесников. И еще они боятся того, что будет, если интеграция с ЕС прекратится.


«Мы видели, что произошло в Турции. Эрдоган тоже начинал как сторонник ЕС».