Исследование, проведенное 25 лет назад, утверждало, что в странах Запада люди предпочитают независимость, а в прочих культурах индивид — прежде всего часть общества.

Эту теорию часто критиковали за то, что она слишком прямолинейно делит мир пополам. К тому же исследования, на которых она основывалась, затронули слишком мало стран, чтобы можно было делать выводы обо всем мире.

Трудно определять культурные различия в глобальном масштабе, но большая группа ученых все же попыталась это сделать. 73 исследователя из 35 стран собрались, чтобы выяснить, как жители разных регионов Земли представляют себе свое место в обществе и что представляют собой их отношения с окружающими.

Нужна более полная картина

Ученые начали с того, что разработали модель, представляющую семь различных способов отношения к индивиду и взаимной адаптации.

Последующее изучение этих вопросов в 33 странах показало, что культурные различия совершенно не соответствуют старому принципу дихотомии. Оказалось, что мир гораздо сложнее, чем схема «Запад против всех».

«Пора попытаться создать более полную картину», — считает профессор Ян Кетиль Арнульф (Jan Ketil Arnulf), специалист в области организационной психологии в норвежской Высшей школе бизнеса.

Упрощенный образ мира

По словам Арнульфа, многие ученые в его области продолжают ссылаться на исходные модели, хотя большинство признают, что они сильно упрощают представление о мире.

Сам он изучал бизнес в Китае и обнаружил, что китайцы совсем не так сильно привержены коллективизму, как многие думают.

«Они очень настроены на конкуренцию, в то время как в Норвегии преобладает культура добровольчества», — отмечает Арнульф.

Китайские работники редко бросают открытый вызов своему руководителю, однако могут вести себя так, что доверие оказывается подорвано.

«Они крайне редко спорят с руководством, однако юлят всеми возможными способами», — рассказывает профессор.

Ученые из Университета Осло также оспорили представление о Китае как более коллективной модели общества, чем в Норвегии.

Десять тысяч ответов

Международная группа разослала анкеты 10 тысячам участников исследования из более 50 культурных групп во всех частях света — Европе, Северной Америке, Латинской Америке, Субсахарской Африке, Азии, на Ближнем Востоке.

Также ученые проследили, чтобы не все отвечающие были уроженцами страны, в которой проводится опрос.

Норвегия вместе с остальными странами Западной Европы и США попала в «западную» группу.

Ян Кетиль Арнульф считает, что исследование проведено качаственно, и хорошо, что в опросах поучаствовало такое большое количество респондентов.

Сомнительно, что результаты касаются всех

Однако Арнульф сомневается, что результаты этого и других подобных исследований действительно охватывают все культурные различия.

«Часто существует большая разница между тем, как мы себя характеризуем, и тем, как ведем себя при встрече с другими людьми, — говорит он. — На самом деле я не думаю, что новый метод сделает нас намного умнее. Он никак не затрагивает практические проблемы, которые возникают в ходе общения между людьми».

«Я — уникальная личность»

Участникам исследования предлагалось выразить отношение к таким высказываниям, как, например, «я — уникальная личность» и «мое счастье во многом зависит от счастья окружающих».

Они отвечали, насколько узнают себя в описаниях.

Как выяснили ученые, старая теория отчасти соответствует действительности. Люди западного мира в большей степени ощущают собственную уникальность и сильнее озабочены способами самовыражения.

Но они могут чувствовать не меньшую ответственность за других людей, чем жители остальных регионов.

Исландцы не вписались

Как выяснилось, вариативность между разными регионами по крайней мере так же велика, как и разница между Западом и Востоком. При этом могут иметься и большие различия внутри одного и того же региона, что усложняет проведение разделительных линий по культурному или религиозному признаку.

Например, испанцы, итальянцы и исландцы не вписываются в категорию западных стран, поскольку гораздо менее остальных склонны к индивидуализму.

А многие, например, Норвежское центральное статистическое бюро, критикуют само понятие «западные страны».

Независимость или связь с обществом

Ученые охотно развивают теорию культурных различий, но считают, что простое разделение мира на две части — это ошибочное упрощение.

Представители разных культур выделяют различные модели независимости и связи с обществом. Это может зависеть от экономического развития страны или от господствующей конфессии.

Кроме того, нет никакого противоречия в том, чтобы в одних областях быть индивидуалистом, а в других ориентироваться на позицию общества.

Региональные различия

По данным исследования, самыми независимыми оказались латиноамериканцы. Они всегда ставят личные интересы во главу угла и уверены, что важно иметь возможность для самовыражения.

Жители Ближнего Востока одновременно и самостоятельны, и сохраняют тесные связи друг с другом.

Представители Юго-Восточной Азии более зависимы друг от друга, они ясно чувствуют свой долг перед обществом.

Африканцы считают, что важно думать о собственном благе. В странах к югу от Сахары многие люди очень бедны и, по словам ученых, опровергают романтизированный миф о том, что бедность порождает солидарность. Каждодневные трудности заставляют людей в первую очередь заботиться о себе, но при этом выживание каждого человека зависит и от окружающих, что всегда подчеркивали африканские участники опросов.

Практическое использование результатов?

Однако ученые предупреждают, что их модель не следует использовать для категоризации мира. Реальность слишком разнообразна.

Международная группа исследователей полагает, что эта работа может помочь тем, кто имеет дело с представителями различных культур. Правда, профессор Ян Кетиль Арнульф в этом не уверен.

«Когда человека отправляют в другую страну, чтобы возглавить предприятие, вряд ли получится использовать эти данные для составления плана действий. Что означают эти различия, которые обнаружили ученые?»

Различия в восприятии искажают картину

«Кроме того, участники исследования могут по-разному представлять себе, что такое индивидуализм и что такое сотрудничество. Я хочу сказать, что с помощью таких опросов очень трудно определить культурные различия», — заявляет Ян Кетиль Арнульф.

«Например, проблемой может оказаться расширение прав и свобод. Китайские работники привыкли молчать, если их не спрашивают. Однако они могут чувствовать себя вправе высказаться, если нашли решение сложной проблемы, хотя и действуют по приказу руководства. А норвежец может решить, что это неуместно, если ему не давали разрешения действовать самостоятельно», — объясняет он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.