Официально Дональд Говард Хитфилд (Donald Howard Heathfield) скончался в 1962 году в семинедельном возрасте и был предан земле в Монреале. Неофициально малыш вовсе не умирал. Действуя по рецептам времен холодной войны, сотрудник российских спецслужб, командированный в Монреаль, воскресил ребенка и похитил его личность, которая была затем присвоена суперагенту, внедренному в США вместе с женой, также шпионкой. Наш репортаж — экскурсия в компании трех бывших сотрудников Канадской службы разведки и безопасности (Service canadien du renseignement de sécurité, SCRS) в мир «нелегалов» из Москвы — этих «анти-Джеймс Бондов», рождавшихся на кладбищах.


«Истории с привидениями» — таково кодовое наименование операции ФБР по нейтрализации сети российских шпионов-нелегалов. Отсылка к Хеллоуину вполне уместна, ведь история эта связана со свидетельством о смерти и могилкой на кладбище Юржель Буржи в монреальском квартале Сен-Лоран. Здесь в 1962 году рядом со своими бабушками и дедушками упокоился подлинный Дональд Говард Хитфилд.

Правда открылась целых два года назад, но Дэвид — старший брат Дональда — все еще не может придти в себя. «Эта безумная история потрясла всю нашу семью», — признается он. То же потрясение на лицах его матери и тетки, с которыми связалась газета La Presse.

Читайте также: Убийство Джона Кеннеди - данные указывают на КГБ

Россиянин, присвоивший личность Дональда — профессиональный разведчик, арестованный ФБР в 2010 году вместе с женой и девятью остальными членами его сети. Все они были высланы в Россию.

Подлинное имя агента — Андрей Безруков. До провала, спровоцированного предательством сотрудника российской разведки, этот выпускник университета Торонто и Гарварда работал консультантом — специалистом по стратегическому планированию в компании Global Partners. Фирма специализировалась на вопросах развития бизнеса и располагалась в Кембридже, штат Массачусетс, где и проживал шпион. Кроме того, он знал Париж, как свои пять пальцев. Ведя обычную жизнь, он нисколько не походил на агента 007 с его каскадерскими трюками.

«Мы не в боевике. Будете вести себя, как Джеймс Бонд, - не продержитесь и дня: вас тут же вычислят», — заявил он недавно журналу «Русский репортер».

Его жена Елена Вавилова, ставшая Трейси Ли Энн Фоли (Tracey Lee Ann Foley), также утверждала, что родилась в Монреале в 1962 году, окончила университет Макгилла (Université McGill) и жила во Франции и Швейцарии. Она работала агентом по операциям с недвижимостью, и при случае организовывала туры во Францию для ценителей вин. Бывшие сослуживцы обратили внимание на ее несколько необычный выговор, но главное — на ее прекрасное французское произношение.

Эти два фальшивых канадца, порожденные силой воображения Службы внешней разведки (СВР) России, получили американское гражданство, свободно владели французским и английским языками и проживали в доме, приобретенном за 790 000 долларов.

Также по теме: В США 11 человек подозревают в шпионаже в пользу России


«Целью» их командировки был «поиск и развитие связей с кругами, принимающими решения в политике США, и отсылка отчетов в Центр». Именно это значится в шифровке, перехваченной ФБР. Помимо прочего, они интересовались ЦРУ и американской ядерной программой.

Обман так тщательно скрывался, что двое детей шпионской пары — 16-ти и 20-ти лет — рожденные за границей и учившиеся во французской школе, узнали правду о происхождении своих родителей и об их подлинной профессии лишь после их ареста. «Весь первый месяц мы проговорили о жизни и истории, — рассказывает разведчик. — Думаю, в итоге они поняли, почему мы так поступили». Впрочем, он признает, что произошедшее стало для их детей подлинным потрясением, и что их интеграция в российское общество протекает непросто.

Хамелеоны

Семья шпионов спокойно проживала в США с 1999 года, но разведчик держит в тайне место выполнения своего предыдущего задания. Канада ли это? Возможно. Тем более, что какой-то Дональд Говард Хитфилд числится среди выпускников Йоркского университета Торонто (York University), окончивших это заведение в 1995 году. А Монреаль всегда был известным рассадником советского, а затем российского шпионажа. Статус двуязычного города и близость к Соединенным Штатам этому особенно благоприятствуют.


Еще один член шпионской сети получил подлинный канадский паспорт на имя Кристофера Метсоса (Christopher R. Metsos) — ребенка, умершего в возрасте пяти лет в начале 90-ых. В общей же сложности у этого человека было 11 разных имен, перечисленных ФБР при объявлении шпиона в розыск!

Читайте также: КГБ и украинская шизофрения


На шпионском жаргоне эти люди были «нелегалами» — элитой мира разведки, как говорят некоторые, хотя ряд попыток внедрить нелегалов в Канаду и завершился провалом.

Эти шпионы-нелегалы не имеют ничего общего со своими коллегами, прикомандированными «официально» — и на ограниченный срок — к посольствам или консульствам и работающими под дипломатическим прикрытием. В случае ареста шпион-нелегал не пользуется дипломатической неприкосновенностью. Он — долгосрочная инвестиция, заброшенная под чужим именем на долгие годы в страну, интересующую разведку. Он — актер, который, в конце концов, полностью сливается со своим персонажем.

«Мы не вправе говорить на родном языке, даже дома, — уточняет Андрей Безруков. — Нам необходимо постоянно контролировать себя. Но после нескольких лет работы это становится совершенно естественным. Даже сны начинают сниться на других языках».

СВР создало для него «легенду» — полностью выдуманную или позаимствованную биографию.

«Канада, в особенности Квебек, — благоприятное место для обзаведения [фальшивой] биографией, — объясняет Рэмон Буавер (Raymond Boisvert), бывший заместитель директора Канадской службы разведки и безопасности. Во-первых, канадский паспорт идеален для поездок по миру (им пользовались даже киллеры Моссада). Во-вторых, для канадца вполне естественно поехать в США на работу или на отдых. Нашу озабоченность вызывает то, что Канада воспринимается как слабое звено в области защиты документов, что объясняется, в частности, недостаточным взаимодействием между провинциями. В стране - множество книг записей рождений. Мы уязвимы, в частности, потому, что системы защиты частной жизни не позволяют государственным службам сопоставлять имеющуюся у них информацию».

Также по теме: Два пойманых шпиона - победа или поражение?

Младенец, превращенный в шпиона, родился 4 февраля 1962 года в Монреале. Умер он семь недель спустя, 22 марта, что было указано в свидетельстве о смерти, опубликованном в Montreal Star и обнаруженном La Presse. Семья мальчика проживала в районе Уэст-де-л’Иль, затем в 70-ые годы переехала в Берлингтон, где отец его, Говард Уильям, и скончался 23 июня 2005 года в возрасте 70-ти лет. ФБР обнаружило его свидетельство о смерти, а также свидетельство о рождении ребенка в банковской ячейке, принадлежавшей семейству шпионов.

Прогулки по погостам


Узурпация личности умершего младенца широко практиковалась еще во времена КГБ. Этой работой занимался сотрудник, ответственный за «сектор Н» (кодовое наименование подразделения шпионов-нелегалов в системе разведки), прикомандированный к местному дипломатическому представительству. Например, к консульству в Монреале. «Как правило, это был вице-консул», — объясняет бывший агент Канадской службы разведки и безопасности, контрразведчик, специализировавшийся на борьбе с советскими, а затем и российскими шпионами. «Он просматривал газеты и бродил по кладбищам — особенно заброшенным, чтобы собрать список из имен и фамилий. Таких в Квебеке много».

Тот же сотрудник сектора Н контролирует и местную сеть шпионов-нелегалов. «Он обеспечивает им оперативную и финансовую поддержку, но встречаются они крайне редко. Докладывают нелегалы непосредственно в Центр».

Эксперт Мишель Жюно-Катсуйа (Juneau-Katsuya), кадровый сотрудник Канадской службы разведки и безопасности, вспоминает случай со специалистом по генеалогии, предоставившим агенту КГБ, официально работавшему в Международной организации гражданской авиации (ИКАО) в Монреале, полное личное дело местного умершего младенца. «Шпион располагал всеми документами и сведениями, необходимыми для создания двойника». Разведчик был выслан, а фамилия младенца сообщена на всякий случай всем службам, в частности Паспортной службе Канады.


Читайте также: Опубликованны списки сотрудников КГБ в городах и районах

Рэмон Буавер ставит под сомнение пользу от шпионов-нелегалов, считая отдачу от такой инвестиции крайне невысокой, особенно по сравнению с компьютерным шпионажем, позволяющим гораздо эффективнее похищать государственные, экономические и коммерческие тайны. «Русские по-прежнему вкладывают огромные средства в расширение своей сети нелегалов. Но ведь в XXI веке существуют гораздо более эффективные и надежные способы поиска данных, не требующие организации столь долгосрочных операций. Достаточно просто порыться в Интернете!» — подчеркивает он.

Корни этих методов, достойных славного советского прошлого, кроются, прежде всего, в культуре — в преклонении перед информацией, добытой нелегальным путем. «Руководители России — сплошь бывшие агенты КГБ, они обожают шпионские игры, потому что считают, что это главный способ демонстрации силы».

Чествование героев

Андрея Безрукова и его коллег, прибывших в Москву после высылки из США, власти чествовали как героев. Большинство из них было трудоустроено. Безруков был назначен специальным советником президента российской государственной нефтяной компании Роснефть.

В советское время эти 11 шпионов подверглись бы критике за провал задания, констатирует Рэмон Буавер. «Но при президенте Путине их, напротив, используют в пропагандистских целях, подчеркивая проделанную ими работу».

В недавнем интервью изданию «Русский репортер» Безруков делал акцент на «патриотическом» и даже «романтическом» аспекте своего задания. Он считал себя не шпионом, но разведчиком, служащим своей стране, которую американцы после распада СССР третируют, как «незначительную». «Но ведь долгое время они обманывали своих близких и даже собственных детей, — возражает Рэмон Буавер. — Они работают на недемократические организации, не признающие никаких правил, а также являются представителями все более авторитарного общества. Я не могу принять их аргумент, согласно которому речь тут идет о дуэли двух разведслужб».

Также по теме: Ассанж, потенциальный американский шпион

Нелегал с улицы Сен-Жак


Он называл себя фотографом и консультантом. Еще он был великим путешественником. Его следы обнаруживаются, в частности, в Ирландии и бывшей Югославии. Его последним известным местом жительства стала скромная квартира в жалком доме на улице Сен-Жак Уэст возле шоссе № 15.

Пол Уильям Хэмпелл (Paul William Hampell), здоровяк ростом метр 90, якобы родившийся 11 декабря 1965 года в Торонто, был «нелегалом» с канадским паспортом и водительским удостоверением, выданным Квебекским обществом автострахования (SAAQ) и полученным «легально». В Канаде он находился, как минимум, с 1995 года. Кроме того, он якобы был автором фотоальбома «Мои прекрасные Балканы», экземпляр которого оказался в распоряжении La Presse. Это, несомненно, поделка, вышедшая из стен СРВ для придания большей достоверности легенде шпиона.

«Человек, наделенный множеством талантов», — так лаконично называет его Рэмон Буавер, бывший замдиректора Канадской службы разведки и безопасности. Монреальская эпопея разведчика завершилась 14 ноября 2006 года в аэропорту Трюдо. Сотрудники Канадской службы разведки и безопасности и Королевской канадской конной полиции подождали, пока он зарегистрирует два чемодана, а затем пройдет металлоискатель в месте досмотра, и тут надели на него наручники.

У задержанного был обнаружен полный шпионский набор: фальшивое свидетельство о рождении, более дюжины банковских карт, три сотовых телефона, пять защищенных СИМ-карт, коротковолновый приемник и два фотоаппарата. Десять дней спустя Хэмпелл был без шума выслан в Россию. Его монреальского «опекуна» — российского шпиона, работавшего под прикрытием — через некоторое время постигла та же участь. В 1996 году Канадская служба разведки и безопасности раскрыла и выслала из страны семейную пару российских нелегалов — «супругов Ламбер (Lambert)» — присвоивших личность младенцев, умерших в 60-ые годы.


Читайте также: Переставшая играть по нотам КГБ

Шифровки и обмен чемоданами

«Простите, мы, часом, не встречались в Бангкоке в апреле прошлого года?»

«Не знаю, как насчет апреля, а вот в мае этого года я в Таиланде был». Как в фильмах, эти пароль и отзыв должны были помочь одному из членов шпионской сети и посланцу СВР узнать друг друга при встрече в Нью-Йорке.

Кроме того, они обменивались информацией с прикрепленным к ним сотрудником СВР, работавшим под прикрытием. С ним они сталкивались на лестнице, незаметно обменивались одинаковыми сумками и шли дальше.

Еще они могли закладывать документы в тайник — так называемый «мертвый почтовый ящик». Фальшивый Дональд Говард Хитфилд и прочие члены сети связывались также с московской штаб-квартирой СВР посредством коротковолновых приемников или с помощью стеганографии — способа, позволяющего скрывать зашифрованные данные, вписывая их в изображение или общедоступный интернет-сайт.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.