«Россия готова к военному сотрудничеству с Пакистаном», — считает авторитетная Ettelaat (18.01) в связи с недавними заявлениями главы МИД РФ Сергея Лаврова по российско-пакистанским отношениям. Россия, несомненно, желает заполнить вакуум, возникший на фоне осложнений отношений Пакистана с его традиционным  партнером, Вашингтоном. «Для России Пакистан важен как партнер по борьбе с терроризмом, и мы готовы оказать Исламабаду любую помощь для превращения его в высокоразвитое государство», — цитирует газета высказывание Лаврова, подчеркивая, что глава российской дипломатии имел в виду, прежде всего, военную помощь.

У Москвы на данный момент уже подписаны соглашения с Исламабадом на продажу вооружений и поставку вертолетов, напомнило издание. Значимость Пакистана как партнера по борьбе с терроризмом для Москвы очевидна: рядом с Пакистаном, но и не так далеко от России находится «неспокойный Афганистан», добавила Ettelaat.

Закон о реинтеграции Донбасса — «рецепт, предложенный Вашингтоном», так оценивает Farda (20.01) законопроект, одобренный Верховной радой Украины. С одной стороны, явная антироссийская формулировка текста закона, куда включен пункт о России как «государстве — агрессоре», несущем всю полноту ответственности за ситуацию в Донбассе, помогла президенту Украины укрепить свои позиции. Критиков у него внутри страны предостаточно, но их всех объединяет одно: русофобия и ориентация на Запад. А признание России страной-агрессором — именно та редакция закона, которая в наибольшей степени «приветствуется за океаном». И потому не исключено, что в Вашингтоне щедро заплатят Порошенко «за преданность» и, в качестве платы, продолжат изобретать какие-либо новые способы давления на Москву, заключает Farda.

Станет ли наступивший 2018 год свидетелем окончательного решения проблемы правового статуса Каспийского моря?— такой вопрос задает автор Javan (23.01), напоминая, что в этом году пройдет очередной, пятый саммит глав Прикаспийских государств. Сари напоминает, что правовой статус Каспия до конца так и не определен после распада СССР и до сих пор является предметом переговоров всех пяти стран Каспийского бассейна: России, Ирана, Азербайджана, Казахстана и Туркмении.

Возможно, что на предстоящем саммите главы стран бассейна сумеют прийти к соглашению, но важно, чтобы договоренность не стала бы подобием новой «ядерной сделки», когда Ирану будут навязаны какие-либо условия, предостерегает автор. Россия, в целом разделяя позицию Ирана по Каспию как «зоне общих интересов» или «акватории общего блага», на деле в последние годы не всегда действовала в интересах Ирана, так как заключала собственные двусторонние соглашения с прикаспийскими государствами (в частности, с Азербайджаном).

Можно было бы добиться гарантий для особых прав Ирана на Каспии через международные суды, но это «не тот выход», поскольку передача дела в суд может фактически только уменьшить реальные права Ирана. Поэтому лучше было бы настоять на более благоприятном для Ирана варианте соглашения по Каспию как «зоне общих интересов», и попытаться сделать это не через суд, а в ходе общих переговоров с остальными государствами Прикаспийского региона, убежден автор Javan.

Анкара начала боевые операции против курдов в северной Сирии: какова же позиция России? — пытается понять Ettelaat (20.01). С одной стороны, Россия предупредила Анкару относительно неблагоприятных для сирийского урегулирования и для региона в целом последствий боевых операций турецкой армии, развернутых ею в приграничных районах Сирии. При этом комментаторы и эксперты имеют массу вопросов, касающихся истинной позиции России, пишет газета. Анкара вроде бы остается партнером Москвы по сирийскому урегулированию, и турецкая сторона — вместе с российской и сирийской — участвует в подготовке сирийского межнационального конгресса в Сочи. Ввиду этого остается неясным, как вообще в этих условиях стали возможными действия турецкой стороны, решительно осужденные Дамаском, которые сама Анкара называет «контртеррористическими операциями», и какова здесь может быть «подлинная» роль Москвы, резюмирует газета.

Боевые операции сухопутных сил турецкой армии могут привести к непредсказуемым последствиям и подорвать все результаты мирного урегулирования, но Москва считает главным виновником обострения ситуации вокруг сирийского города Африн не Анкару, а Вашингтон, пишет портал Farda (20.01), комментируя заявление Минобороны РФ. И похоже, что в российском военном ведомстве правы: Турция не может «равнодушно взирать» на ту вооруженную поддержку, которую США оказывают курдским формированиям, что и спровоцировало Анкару на начало боевых действий на севере Сирии.

Так или иначе, но «каждый делает свое дело»: Россия и Турция вместе с Ираном озабочены подготовкой сирийского межнационального конгресса, куда, кстати, приглашены и представители США, но сами США в Сирии ведут свою игру, в которой мирное урегулирование едва ли не на самых последних ролях, резюмирует Farda.

Ситуация на севере Сирии настолько запутана, что может в любой момент выйти из-под контроля всех игроков-участников, полагает популярный портал Javan (22.01). Силы самообороны курдов требуют от США «ясной позиции» по боевым операциям, которые проводит Анкара. Сами США и Запад в целом выразили обеспокоенность обстановкой и заявляют, что «пристальное наблюдают» за действиями союзника по НАТО, но решительно одернуть Анкару не спешат.

Осудили действия Турции и Тегеран, и Дамаск: Асад назвал операции турецкой армии очевидной поддержкой терроризму, а Иран выразил надежду, что операция в скором времени подойдет  к концу, дабы не привести к дальнейшей эскалации кризиса. Вроде бы осудила Анкару и Москва. Но ее заявления о том, что в эскалации напряженности вокруг Африна гораздо больше виноват Вашингтон, чем Анкара, а курды, мол, «сами виноваты», поскольку пользуются поддержкой США, свидетельствуют, что Кремль, скорее, — на стороне Турции, а не против нее, убежден Javan.

Сам Эрдоган тоже заявил, что действия Анкары согласованы с Россией. Все это говорит о том, что Москва и Анкара могли достичь неких договоренностей о разграничении «сфер влияния» в Сирии: «вы нам не будете мешать в Идлибе, а мы даем вам карт-бланш в Африне». Однако время идет, а операции вокруг Африна не только не идут к завершению, но принимают все большее ожесточение. Пока Турция воюет, остальные игроки пассивно наблюдают, и получается, что в эскалации кризиса «понемногу» виноваты все. Но похоже, больше виноват тот, кто не желает видеть Сирию единым государством, потому в свое время дал слишком большую свободу противникам центрального правительства, например, тем же курдам, позволив им зайти «слишком далеко», подытоживает издание.

Новая стратегия США по безопасности грозит еще более рассорить американский политический истеблишмент, который и так уже расколот на два лагеря проблемами «российских кибератак» и «вмешательства Москвы в выборы» — полагает Ettelaat (20.01). Одна часть американской политической элиты полагает, что Россия вмешивается в выборы суверенных «демократических» государств и является одной из главных, наряду с Китаем, мировых угроз. Другая считает, что у Америки и так достаточно внутренних проблем, которые реальны, а не надуманны.

В новой национальной стратегии, еще в канун Рождества озвученной президентом Дональдом Трампом и на днях представленной конгрессменам главой Пентагона Джеймсом Мэттисом, на самом деле решительно сдвинуты приоритеты: терроризм, мол, подождет, главное — догнать Россию и КНР, которые активно наращивают боевую мощь, иронизирует Ettelaat.

«Стратегический документ» сразу вызвал яростные дебаты не только среди конгрессменов, но и в самом Пентагоне, и в органах военной разведки: одни говорят, что Россия и Китай «даже вместе взятые» не смогут сокрушить военную мощь США, другие, — что новая стратегия станет колоссальной нагрузкой для бюджета, который и так «трещит по швам». Первое спорно, а вот второе похоже на правду, — ведь недаром конгрессмены не смогли договориться о финансировании госучреждений, которым пришлось даже временно объявить внеплановые каникулы, резюмирует издание.

Россия готова вооружить своими передовыми зенитно-ракетными комплексами С-400 «очень многих», пишет портал Javan (23.01), комментируя заявления главы оборонного ведомства РФ  Сергея Шойгу. Глава минобороны заявил, что интерес к С-400 проявляют все больше стран: государства Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии, и даже отдельные страны НАТО. Но «проявить интерес» — еще не значит реально приобрести, подмечает издание и напоминает, — пока что окончательное соглашение о приобретении С-400 подписано у России только с Китаем.

РФ договорилась с Поднебесной о продаже шести установок по итоговой цене три миллиарда долларов. Как ожидается, все шесть комплексов будут переданы КНР к 2020 году. На словах КНР заботится об укреплении собственной безопасности, а на деле — нацелена на то, чтобы в будущем прочно закрепиться среди сверхдержав мира не только в экономическом, но и военно-политическом смысле, и диктовать правила игры не только в Азии, но и во всем Тихоокеанском регионе, подчеркивает портал.

Вопрос о поставках российских ЗРК С-400 в Индию также на повестке дня, — об этом пишет региональная Khorasan (25.01). Россия и Индия уже подписали межправительственное соглашение по этому поводу в октябре 2016 года в ходе визита Владимира Путина. Последние месяцы ходили слухи, что переговоры по приобретению Индией этих гигантов российских оборонных технологий зашли в тупик, однако они были опровергнуты главой Ростеха Сергеем Чемезовым. Однако если изначально предполагалась поставка 12 российских комплексов, то теперь речь идет только лишь о пяти С-400: уточняются вопросы о способе транспортировки их в Индию, обучении специалистов, которые будут их обслуживать, и главное, о сумме сделки, подчеркнула Khorasan.

Hamshahri (19.01), рассказывая о спортивной драме «Движение вверх», самой кассовой из новинок российского кинематографа, подчеркнула: героизация в кино достижений советского спорта и ностальгия по прошлым победам несомненно очень важна для России именно в эти дни, когда репутации современного российского спорта нанесен тяжелый удар в виде непрекращающихся допинг-скандалов и «допинг-разоблачений».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.