11 марта действующий президент Алжира Абдель Азиз Бутефлика официально отказался выдвигать свою кандидатуру на пятый срок и объявил о переносе президентских выборов, пообещав провести в стране «глубокие реформы». Это вынужденное решение президента стало результатом беспрецедентных акций протеста, которые продолжались в городах Алжира около месяца. Поводом для протестов стало намерение правящей военно-бюрократической верхушки выдвинуть больного и немощного Бутефлику на пятый президентский срок. Хотя непосредственная причина протестов устранена, сам гражданский конфликт на этом не исчерпан. В стране накопился огромный протестный потенциал, и он неизбежно найдет себе выход. Одной уступкой властей, считает большинство зарубежных наблюдателей, дело не ограничится. Хотя на первом этапе борьбы протестующие одержали победу, сам кризис далек от разрешения, ситуация в Алжире крайне нестабильна.

По мнению аналитиков парижской «Монд» (Le Monde), отказ Бутефлики от пятого президентского срока не остановит протестное движение, которое приобрело самостоятельную силу. Алжирское общество, и прежде всего молодежь, требуют перемен. Однако пока Бутефлика остается у власти, группа лиц, которая за ним стоит, делает все, чтобы «загасить» волну протестов и сохранить нынешний военно-бюрократический режим. Вот почему речь идет лишь о первой фазе начинающейся в Алжире народно-демократической революции. Вместе с тем, лидеры протестов опасаются, что протестное движение могут использовать в своих интересах исламисты, как это уже имело место в Тунисе и Египте в 2011 году.

Лондонская «Гардиан» (The Guardian) также считает, что кризис не исчерпан. Первоначальный энтузиазм, вызванный решением Бутефлики не баллотироваться на пятый срок, быстро сменился разочарованием. Многие в Алжире воспринимают решение отменить выборы, назначенные на 18 апреля, как политическую ловушку с целью сохранения репрессивного, коррумпированного и «непрозрачного» режима. Примечательно, что Бутефлика вообще не назвал срока своего ухода из политики, а выборы отложены до разработки и принятия новой Конституции. Независимая алжирская газета «Аль-Ватан» (الوطن) назвала заявление президента «последней хитростью Бутефлики». Дело в том, что по действующей конституции Алжира у нынешнего президента нет права оставаться у власти после окончания мандата. Алжирские студенты шутят: «Бутефлика отказался от пятого срока, но продлил свой четвертый!»

Ведущий австрийский специалист по Ближнему Востоку Гудрун Харрер написала на страницах венской «Штандарт» (Der Standard): «Вместо того, чтобы назначить дату новых выборов и дать возможность подготовки всем политическим силам и кандидатам, Бутефлика просто отменил голосование и созвал „национальную конференцию примирения", содержание которой никому не понятно». Смысл этой затеи, пишет Харрер, предельно ясен: максимально продлить срок пребывания Бутефлики на посту президента и дать время его приспешникам, чтобы остаться у власти после его ухода. Но этим самым они провоцируют молодежь на новые, более радикальные акции протеста. Главное, чтобы это не переросло в новый гражданский конфликт, к которому могут присоединиться исламисты. Война, которую исламисты вели против правительства с 1991 по 2002 годы, унесла жизни от 60 до 150 тысяч человек, сотни тысяч пропали без вести, миллион человек был согнан с родных мест.

Абдель Азиз Бутефлика — последний в Северной Африке политический «долгожитель», многолетние лидеры Туниса, Ливии и Египта были сметены в ходе «арабской весны» 2011 года. Бутефлике 81 год, и он возглавляет Алжир вот уже 20 лет. Первые два мандата (1999-2009 годы) были для него успешными: Бутефлика смог преодолеть последствия гражданской войны и стабилизировать экономику. Вместе с тем, укрепив свою личную власть, Бутефлика стал скрепляющим элементом военно-бюрократической диктатуры: практически вся правящая верхушка Алжира состоит из его земляков, друзей и родственников. Уровень коррупции в Алжире достиг высочайшего уровня, став неотъемлемой частью функционирования государства. Все это сходило с рук в условиях экономической стабилизации — благодаря высоким ценам на нефть в нулевые годы. Государство осуществляло мега-проекты, на которых было легче «распиливать» бюджетные деньги.

Проблемы начались в конце нулевых годов. Во-первых, ввиду падения цен на нефть сократились доходы от нефти и газа, которые давали 30% ВВП и 60% бюджетных поступлений. К 2014 году доходы от экспорта углеводородов сократились вдвое, дефицит платежного баланса достиг рекордного уровня, усилилась инфляция, экономическая ситуация не переставала ухудшаться. Одновременно с 2005 года возникли проблемы со здоровьем Бутефлики, вопрос о его способности управлять государством поднимался все чаще. В 2013 году он перенес тяжелый инсульт и все ожидали, что Бутефлика уйдет после окончания третьего срока в 2014 году, но этого не произошло. У алжирцев создалось впечатление, что «присосавшаяся» к бюджету коррумпированная военно-политическая элита не дает Бутефлике уйти на заслуженный отдых. Это и вызвало протест студенческой молодежи, к которой присоединились представители всех слоев общества. Алжир — одна из самых «молодых» стран мира, 45% населения — моложе 25 лет. Именно молодежь, не помнящая антиколониальной борьбы, «революционных традиций» и гражданского конфликта 30-летней давности, потеряла страх перед репрессивным аппаратом, стала инициатором нынешних акций протеста. Алжирская молодежь, треть которой не имеет работы, требует подлинных перемен, трансформации окостеневшей политической системы, в которой доминируют кланы военных, бизнесменов и партийных бюрократов, процветает кумовство и коррупция.

Французский еженедельник «Марианна» (Mariаnne) отмечает, что история независимого Алжира по-своему трагична. Сразу после достижения независимости в 1962 году этой стране пророчили блестящее будущее. Действительно, Алжир был жемчужиной французской колониальной империи и даже считался не колонией, а заморской территорией Франции. Страна обладала громадными нефтегазовыми ресурсами, Франция оставила замечательную инфраструктуру и цветущее сельское хозяйство, обеспечила практически поголовную грамотность. Мало кто сомневался, что Алжир станет одним из лидеров «Третьего мира». Однако вышло иначе: многочисленные «социалистические» эксперименты, однобокая арабизация, коррупционно-бюрократическое разложение некогда боевой правящей партии — Фронта национального освобождения — сделали свое дело. Сегодня Алжир стремительно приближается к уровню Венесуэлы по масштабам разбазаривания национального богатства. Эта схожесть поражает многих наблюдателей: как две богатые природными и человеческими ресурсами страны смогли растратить все свои изначальные преимущества? Алжирский кризис — это очередной пример коллапса государственной системы, которая не смогла вовремя провести кадровое обновление и структурные реформы, и пример этот очень поучителен для многих стран. Ну а во Франции больше всего опасаются, что развитие событий по негативному сценарию приведет к массовой эмиграции алжирцев в бывшую метрополию и от одной этой мысли, пишет «Марианна», президента Эмманюэля Макрона «прошибает холодный пот».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.