80 лет назад 22 июня Германия начала операцию «Барбаросса», вторгнувшись в Советский Союз с войной, которая растянулась вдоль фронта в 1,8 тысячи миль. Менее чем четыре года спустя Красная армия захватила разрушенный Берлин. Большая часть Центральной и Восточной Европы также была оккупирована советскими войсками, им была уготована судьба стать не более чем «сателлитами» Москвы. Так нацистская Германия превратила своего основного идеологического врага, СССР, в мировую державу.

К сожалению, у Берлина вошло в привычку недооценивать Россию. В 1917 году Имперская Германия истекала кровью, ведя войну на несколько фронтов. Либеральная революция свергла царя, но временный режим левых продолжил войну. Как вывести из строя одного из врагов Германии? Кайзеровская Германия осуществила оказавшийся уж слишком успешным план по превращению Владимира Ильича Ленина в оружие, когда помогла ему переправиться из нейтральной Швейцарии в Россию, откуда его выслали.

Берлин считал, что несколько сумасшедший идеолог присоединится к другим политическим подстрекателям и поможет ослабить Российскую империю. Однако Германия получила больше, чем ожидалось. На железнодорожной станции в Цюрихе уезжая Ленин сказал своему другу: «Либо мы через три месяца станем министрами, либо нас повесят». В реальности прошло семь месяцев, и он невероятным образом оказался у власти в новом революционном государстве. Родился Советский Союз, и это принесло много бед.

Тем не менее, устраиваемые Москвой ужасы, хоть и были огромны, в основном ограничивались государственными границами. В чудовищной гражданской войне погибли миллионы, пока советы окончательно укрепляли свою власть, победив ряд соперников. После преждевременной смерти Ленина власть захватил Иосиф Сталин, который проводил последовательные чистки и убивал своих врагов. Он морил голодом крестьян, особенно на Украине, коллективизируя сельское хозяйство и индустриализируя страну.

Кроме того, он развязал против своих соотечественников Большой террор, сфокусированный на представителях Коммунистической партии Советского Союза и Красной армии. Наиболее выразительными были его печально известные постановочные суды над бывшими коллегами. Бойня была настолько масштабной, что секретная полиция, называвшаяся тогда НКВД, просто не успевала. Эксперт в области общественных наук Р. Дж. Руммель (R. J. Rummel) писал, что «квоты на убийства и аресты работали плохо. У местного НКВД, усердно раскрывавшего „заговоры", остро стояла проблема, где найти „врагов народа", которых им нужно было расстрелять. Им приходилось расстреливать арестованных за самые мелкие гражданские преступления, тех, кто был ранее арестован, а потом отпущен, и даже матерей и жен, приходивших в штаб НКВД за информацией о своих близких».

Такой была жизнь в рае для рабочих. Однако мало кто за пределами СССР был этим обеспокоен. К 1939 году установилось ужасное спокойствие. ГУЛАГ был забит под завязку, и Сталин больше не подписывал длинные списки приговоренных к расстрелу, единственным преступлением которых было само их существование. Он крепко стоял у власти, но его беспокоила новая угроза: Третий рейх Адольфа Гитлера, назвавший Москву среди своих врагов.

Казалось, проблема была решена подписанием 23 августа 1939 года пакта Гитлера-Сталина или Молотова-Риббентропа, официально имевшего название «Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом». Неделей позже вермахт вторгся в Польшу, которая исчезла как страна после того, как Москва забрала свою долю добычи на востоке. Добившись там победы, Гитлер повернул на запад, одолев Францию и вытеснив Великобританию с континента.

Однако вскоре Гитлер оказался недоволен попытками договориться с Москвой о распределении сфер влияния, особенно на Балканах. При этом он так и продолжал верить в то, что Германия нуждалась в Lebensraum или «жизненном пространстве», получить которое можно было только от Советского Союза. Несмотря на то, что Лондон не был повержен, Гитлер приказал готовиться к открытию второго фронта и нападению на страну, которая чуть более года была его фактическим союзником.

Изначально операция «Барбаросса» была назначена на весну 1941 года, но из-за вторжения Берлина в Югославию после антигерманского восстания в Белграде ее пришлось отложить. Историки продолжают спорить о том, стали ли эти потерянные недели решающими для поражения Германии, помешав ей захватить Москву до начала зимы. (Кроме того, активно ведутся споры, также пока не пришедшие к единому заключению, о том, готовился ли Сталин к нападению на Германию и не сорвала ли операция «Барбаросса» случайно этот план.)

Берлин одержал серию выдающихся побед, однако серьезно недооценил силу и стойкость своего врага. Как известно, Гитлер говорил: ««Нам нужно только постучать в дверь, и вся прогнившая структура рухнет». Немецкие войска подошли совсем близко к Москве, но так и не смогли захватить город, являвшийся политическим, производственным и транспортным сердцем Советского Союза. Те мизерные шансы на победу, остававшиеся у Берлина после начала 1942 года, рухнули, когда после событий в Перл-Харбор было принято глупое решение объявить войну США.

В своей речи, произнесенной в Рейхстаге в четверг 11 декабря 1941 года, Гитлер выразил свое недовольство: «В следствие дальнейшего развития политики президента Рузвельта, направленной на неограниченное мировое господство и диктатуру, США совместно с Великобританией без колебаний используют любые средства, чтобы оспорить права германской, итальянской и японской наций вплоть до их естественного существования».

Более того, заявлял Гитлер (и как оказывается, в этом не будет ошибки), «в своих все усиливающихся попытках Рузвельт дошел до того, что приказал американскому военно-морскому флоту повсюду атаковать и топить корабли под германскими и итальянскими флагами, что является грубым нарушением международного права». В этом плане две страны уже были в состоянии войны, и поэтому Гитлер сделал военные действия официальными. Этим он, однако, не просто позволил Рузвельту ввести Америку в войну против Германии, несмотря на недавнее нападение Японии, но также сделал Европу приоритетом Вашингтона.

Пока война велась только против Великобритании и Советского Союза, у Германии был шанс на победу, но все изменилось со вступлением Америки в войну. США потребовалось время, чтобы усилить военное давление. В первые дни наибольшую важность имел ленд-лиз, с помощью которого американская промышленность вооружала Красную армию. Несмотря на всю мистическую силу немецкого блицкрига, отличавшегося резкими ударами бронетехники, сухопутная армия (Heer) в большинстве вопросов логистики опиралась на лошадей. США механизировали Красную армию, предоставив ей танки, грузовики, боевые и транспортные самолеты, вооружение пехоты, боеприпасы, локомотивы и железнодорожные вагоны, одежду, промышленные товары, еду и многое другое. Действительно, Вашингтон поставил около 93 процентов советской железнодорожной техники и треть советских истребителей, бомбардировщиков и грузовиков.

Хотя советы могли указать на тот факт, что они противостояли практически двум третям германской армии и на их долю приходится 80 процентов военных потерь Германии, американская военная помощь многократно увеличила боеспособность Красной армии. Некоторые советские историки признавали, что ленд-лиз имел критическое значение для победы Москвы. Что более важно, после своего смещения Никита Хрущев затрагивал этот вопрос в своих воспоминаниях: «Хотел бы высказать свое мнение и рассказать в обнаженной форме насчет мнения Сталина по вопросу, смогли бы Красная армия, Советский Союз без помощи со стороны США и Англии справиться с гитлеровской Германией и выжить в войне. Прежде всего хочу сказать о словах Сталина, которые он несколько раз повторял, когда мы вели между собой „вольные беседы". Он прямо говорил, что если бы США нам не помогли, то мы бы эту войну не выиграли: один на один с гитлеровской Германией мы не выдержали бы ее натиска и проиграли войну…. Когда я слушал его, то полностью был с ним согласен, а сейчас ‒ тем более».

Восточный фронт, как его называли в Германии, до середины 1943 года сохранял равновесие. Однако после огромного танкового сражения под Курском вермахт стал обороняться. Военное падение Германии было ускорено высадкой в Нормандии шестого июня 1944 года. Битва за Берлин, официально известная как Берлинская стратегическая наступательная операция, началась в апреле следующего года. Битва была жестокой и обошлась дорого, но ее исход был предопределен. Гитлер покончил с собой 30 апреля. Городской гарнизон сдался второго мая. Восьмого мая Германия официально сдалась.

Пройдет еще три месяца, прежде чем Япония также сдастся. Однако именно Берлин наиболее кардинально изменил мировой баланс сил. Токио втянул Америку во Вторую мировую войну, но сражаясь только с Японией, США были бы чрезмерно сосредоточены на военно-морской сфере и остались бы вне колоссальной борьбы Германии и Советского Союза за Евразию. Имперские налеты Японии сделали возможной победу Мао Цзэдуна и Коммунистической партии Китая, но на это у революционеров ушло еще четыре года. И даже тогда, спустя десятилетия бесконечных внутренних кровопролитий, прошло еще несколько десятилетий пока Китайская Народная Республика не выдвинулась на главную сцену в качестве международной державы.

В то же время после окончания войны оказалось, что значительно укрепившийся Советский Союз оккупирует несколько стран в Восточной и Центральной Европе, а также большую часть Германии. Польша, Болгария, Румыния, Венгрия, Чехословакия, а также то, что стало Восточной Германией, оказались под властью, если не полным контролем, Советского Союза. Югославия и Албания также выбрали коммунистический путь, при этом Югославия была независимой, а Албания — безумной. Из-за того, что Гитлер объявил Америке войну, США вернулись в Старый Свет и после окончания конфликта превратились в стража Европы.

Москва узнала, что поддерживать новую коммунистическую империю непросто. Красной армии приходилось подавлять восстания, свергать реформаторов и угрожать вторжением, чтобы сохранить своих сателлитов. Так называемой Германской Демократической Республике, известной на Западе как Восточная Германия, приходилось опираться на советский гарнизон и даже обнести себя стеной. Пройдет еще 44 года прежде, чем эти страны вновь будут свободны. Чтобы это произошло, потребуется счастливое совпадение человечного генерального секретаря Коммунистической партии Советского Союза, который оставит Красную армию в казармах, и Рональда Рейгана, который признает, что СССР, также как и весь мир, изменился.

При этом ни одному из них не пришлось бы играть свои драматические роли, если бы Германия не стала дважды уж слишком умничать: в первый раз, когда она решила использовать в качестве оружия человека, оказавшегося величайшим практиком коммунизма, и подарила нам Советский Союз, и во второй раз, когда решила напасть на этого коммунистического гиганта спустя пару десятилетий и решительно проиграла.

Как на прошлой неделе заметил президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер в своей речи, посвященной годовщине операции «Барбаросса», вторжение было «зверской жестокостью». В это сложно поверить, но только это столкновение унесло более 30 миллионов жизней, половина из них — мирное население. Последствия конфликта также были жестокими, поскольку коммунистический контроль распространился глубоко внутрь Европы.

Операция «Барбаросса» навсегда останется примером человеческого безумия в своем наихудшем и крайнем проявлении. Она должна стать важным уроком своеобразного политического безумия, которое мы не осмелимся повторить.

Дуг Бэндоу — старший научный сотрудник Института Катона, бывший специальный помощник президента Рональда Рейгана, автор книг «Политика грабежа: злоупотребление властью в Вашингтоне» (The Politics of Plunder: Misgovernment in Washington) и «Иностранные глупости: новая глобальная империя Америки» (Foreign Follies: America's New Global Empire).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.