Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Можно ли предотвратить болезнь Альцгеймера с помощью лекарств? Ответить на этот вопрос помогут результаты клинических исследований (Nature, США)

© Depositphotos.com / AndrewLozovyi Деменция
Деменция - ИноСМИ, 1920, 20.03.2022
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ
Читать inosmi.ru в
Болезнь Альцгеймера — это хроническое нейродегенеративное заболевание, с медленным началом и значительным ухудшением с течением времени. Лекарственная терапия — всего лишь очередная попытка ответить на важный вопрос: можно ли выявить глубинные причины болезни Альцгеймера и вылечить задолго до появления ее симптомов?
Каждые две недели в городе Денвере, штат Колорадо, медсестра навещает 43-летнего Марти Рейсвига (Marty Reiswig) и вводит ему экспериментальный препарат под названием гантенерумаб (gantenerumab). Каждый месяц Рейсвигу приходится ездить в город. Там, с помощью методов нейровизуализации специалисты отслеживают, чтобы препарат не вызывал кровотечения в головном мозге Рейсвига. Кроме того, каждый год Рейсвигу приходится летать на четыре дня в город Сент-Луис, штат Миссури, для того, чтобы медики опять провели сканирование его мозга, взяли спинномозговую пункцию, сделали анализ крови и всесторонне проверили его память и когнитивные способности.
В настоящее время Марти Рейсвиг по-прежнему в хорошей форме, он чувствует себя прекрасно и продолжает управлять двумя местными предприятиями. Однако Рейсвигу всё же приходится проходить через все эти медицинские процедуры, поскольку в его организме имеется редкая генетическая мутация, которая практически гарантирует преждевременное наступление болезни Альцгеймера. Марти надеется, что в ходе международных клинических исследований (а в них он участвует вот уже на протяжении девяти лет) можно будет предотвратить или, по крайней мере, отсрочить появление симптомов болезни Альцгеймера, которые в противном случае могли бы возникнуть всего через несколько лет.
"Я всегда стараюсь всячески содействовать ученым … И даже если это не поможет мне, то вполне может помочь моим детям", — настаивает Марти.
Лекарственная терапия, которой подвергся Рейсвиг, – это всего лишь очередная попытка ответить на следующий вопрос: можно ли выявить глубинные причины болезни Альцгеймера и вылечить задолго до появления ее симптомов? Вдруг это и есть наиболее эффективный способ избавиться от столь ужасного заболевания, ведущего к трагической развязке. Исследуемые препараты представляют собой антитела, которые были разработаны для обнаружения в тканях головного мозга бета-амилоидов и дальнейшего их выведения. Эти белки слипаются, образуя вредоносные скопления – так называемые бляшки [их также называют "амилоидными бляшками" – прим.перев.]. Применяемые лекарственные препараты относятся к тому же типу, что и адуканумаб, производимый компанией Biogen из г. Кембридж, штат Массачусетс; в прошлом году Управление по надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) предварительно одобрило этот препарат для лечения легкой формы болезни Альцгеймера. Одобрение было получено в значительной степени благодаря его способности выводить из организма бета-амилоид.
Нервные клетки
Food News (Тайвань): органические соединения в огурцах улучшают память и защищают от болезни АльцгеймераЭтот популярный овощ обладает уникальными свойствами и очень полезен для здоровья, уверяет автор статьи Food News. Согласно исследованиям, его регулярное употребление оказывает "поразительное влияние" на нашу память и даже может снизить риск возникновение болезни Альцгеймера.
А поскольку наличие столь опасных для организма белков является признаком нескольких видов деменции, то вышеупомянутые исследования антител, быть может, дадут нам подсказку о том, как же все-таки следует лечить людей, страдающих от всех этих патологических состояний – а таких людей по всему миру насчитывается 55 миллионов, полагает невролог Пол Айсен (Paul Aisen) из Университета Южной Калифорнии в г. Сан-Диего. Добавим, что Айсен руководит Консорциумом клинических исследований болезни Альцгеймера в США (US Alzheimer’s Clinical Trials Consortium). В большинстве случаев деменция возникает у людей после 65 лет, при этом все подобные случаи практически всегда оказывались неизлечимыми. В более чем ста случаях клинические исследования, проводившиеся по всему миру, были нацелены на лечение лишь симптомов болезни, но не ее первопричин.
Однако Айсен заглядывает в будущее – а оно наступит, быть может, всего через какие-нибудь десять лет — в котором у врачей быть может появится возможность по большому счету предотвращать болезнь Альцгеймера. "Мы продвигаемся к нашей цели – скринингу людей среднего возраста с помощью анализов крови. Нам бы хотелось лечить пациентов, у которых выявлены амилоидные аномалии, с помощью медицинских препаратов, уменьшающих образование амилоидных бляшек,— говорит Пол Айсен. — И здесь я настроен оптимистично".
И чтобы этот оптимизм оправдался, предстоит еще многое осуществить. В ходе широкомасштабных клинических испытаний нам предстоит выяснить, действительно ли упомянутые методы лечения эффективны, а лекарства, избавляющие от амилоида, безопасны и доступны. И это понятно, ведь после всех неудач, которые преследовали ученых на протяжении десятилетий, после неудачных клинических испытаний, некоторые специалисты, занимающиеся исследованием деменции, предпочитают проявлять осторожность. "Эта сфера деятельности сопряжена с огромным риском, ведь на проведение исследований подчас необходимо выделять миллиарды долларов", — поясняет невролог Дэвид Нопман (DavidKnopman) из клиники Мейо в г. Рочестере, штат Миннесота.
Ответы на поставленные вопросы будут получены лишь через некоторое время. Некоторые исследования средств профилактики болезни Альцгеймера сейчас только-только начинаются, а те, что уже проводятся, скорее всего, растянутся на целое десятилетие.
На ранней стадии
…Это случилось в 1986 году, когда Кэрол Дженнингс (Carol Jennings) из британского Ноттингема написала письмо генетику Джону Харди (John Hardy). Кэрол спросила, может ли она оказаться полезной Джону в его научных исследованиях? У Дженнингс, как и у Рейсвига, множество родственников умерли от преждевременного наступления слабоумия. Коллектив ученых под руководством Джона Харди, который в настоящее время работает в Университетском колледже Лондона, как раз был занят выяснением генетических предпосылок болезни Альцгеймера; именно по этой причине ученые пригласили семью Дженнингсов сдать кровь в рамках своего исследовательского проекта.
И вот, спустя несколько лет команда ученых выявила мутацию, характерную для тех членов семьи, которые пострадали от болезни Альцгеймера. Данная мутация была обнаружена в том самом гене, который кодирует большой белок, расположенный в мембранах нейронов – это так называемый "предшественник бета-амилоида" (APP).
С помощью набора ферментов АРР расщепляется в головном мозге на бета-амилоид и прочие короткие цепи амилоидного белка. В тканях здорового мозга эти амилоидные пептиды способны выполнять полезные функции, однако со временем они способны накапливаться (возможно, в силу того, что эффективность их удаления молекулярной системой мозга снижается) и слипаться, формируя бляшки. У человека с мутацией в гене, кодирующем АРР, белки бета-амилоида обладают большей вязкостью, или же они появляются в бóльших количествах; поэтому у таких людей болезнь Альцгеймера проявляется раньше, чем у людей без мутации.
Вот в этом и заключается суть амилоидной гипотезы, объясняющей возникновение болезни Альцгеймера; впервые данную гипотезу сформулировал Джон Харди с коллегами после того, как они открыли мутацию АРР, вызывающую эту болезнь. Данная гипотеза утверждает следующее: если предотвратить накопление бета-амилоида (т.е. процесс, играющий роль спускового механизма), то патологический процесс может замедлиться или даже вовсе остановиться.
Чашка с напитком
Деменция: обнаружена связь между употреблением популярного напитка и трехкратным повышением риска развития болезни Альцгеймера (Daily Express, Великобритания)В ближайшие десятилетия, по мере старения населения во всем мире деменция станет все более актуальной проблемой. Поиск способов спасения имеет огромное значение и для семей, и для систем здравоохранения. Ученые выявили связь между популярным видом напитка и повышенным риском развития болезни Альцгеймера, хотя причинно-следственную связь установить не удалось.
Фармацевтические и биотехнологические компании уже работали с амилоидными образованиями; они разрабатывали лекарства, призванные блокировать ферменты, расщепляющие АРР, или же создавать антитела к пептидам бета-амилоида. Однако, во время клинических испытаний выпускавшиеся этими компаниями лекарства так и не смогли показать хороших результатов. В рамках третьей фазы пять клинических испытаний препарата, блокирующего бета-секретазу (фермент, который расщепляет амилоид), были прекращены из-за наступления побочных эффектов – временного ухудшения когнитивных функций. То же самое касается и блокаторов другого фермента – гамма-секретазы. Испытания антител, предназначенных для связывания с бета-амилоидом, по большому счету не приводили к улучшению клинических симптомов у пациентов. По крайней мере, в 2018 году одна крупная фармацевтическая компания (это была Pfizer) перестала заниматься борьбой с болезнью Альцгеймера.
Постоянные неудачи разделили ученое сообщество на лагеря. Представители первого лагеря утверждали следующее: если целенаправленное воздействие на амилоиды не сработало, то амилоидную гипотезу следует признать ошибочной. Признавая, что процессинг АРР является одним из проявлений болезни Альцгеймера на первой стадии, невролог Дэвид Нопмэн в то же время заявляет, что роль бета-амилоида не доказана. "Может быть такая вероятность, что, например, какие-то другие продукты расщепления АРР играют более важную роль в процессе заболевания", — утверждает Нопмэн.
Представители другого лагеря утверждали, что клинические испытания были плохо спланированы, в частности по той причине, что в них принимали участие пациенты, у которых уже начали проявляться первые признаки болезни Альцгеймера.
"Дело вот в чем: чтобы амилоид удалялся эффективнее, этот процесс нужно запустить как можно раньше", — говорит Пол Айсен. По его словам, отложения бета-амилоида начинают медленную, бесшумную и разрушительную работу в головном мозге еще за много лет до того, как в нем будут выявлены достаточно обширные повреждение, проявляющиеся в виде симптомов. "Общая продолжительность болезни Альцгеймера составляет более двадцати пяти лет, а клинические исследования проводились лишь в последние десять лет – то есть, когда уже наблюдается прогрессирующая нейродегенерация", – резюмирует Айсен.
Выводы Пола Айсена подтверждаются в опытах на животных. Так, например, ученые брали мышей, генетически измененных с целью гиперэкспрессии АРР, а затем, в ходе терапии молодых особей при помощи адуканумаба (на той стадии, когда в их организме отложения бета-амилоида еще не проявлялись) объемы отложений в значительной степени уменьшались, при этом, количество признаков болезни Альцгеймера, проявлявшихся в тканях головного мозга через шесть месяцев, также снижалось.
В июне прошлого года Управление по надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) приняло спорное решение одобрить адуканумаб, произведенный компанией Biogen. FDA перечислило следующие возможности препарата: адуканумаб способен удалять бета-амилоид, в результате чего количество симптомов болезни Альцгеймера со временем будет уменьшаться. Широкомасштабные плацебо-контролируемые испытания адуканумаба, проведенные компанией Biogen (в качестве испытуемых были приглашены пациенты, страдающие болезнью Альцгеймера в легкой форме), не привели к однозначному улучшению их клинических симптомов, но при этом данный препарат эффективно очистил ткани мозга испытуемых от амилоидных бляшек. Управление по надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США заявило, что адуканумаб явился первым препаратом, который воздействует именно на причину болезни Альцгеймера.
Это решение сильно не понравилось многим ученым, которые взялись утверждать, что отныне FDA будто бы снизило свои требования. (По этой причине Дэвид Нопмэн покинул консультативный комитет FDA.) Однако в последующие месяцы появилось гораздо больше данных, касающихся клинических испытаний других препаратов. В ходе этих испытаний была выявлена следующая тенденция: по мере удаления бета-амилоида из организма снижение когнитивных способностей человека замедлялось. То же самое касалось и прочих биоиндикаторов, которые свидетельствуют о прогрессирующей болезни Альцгеймера, таких, например, как накопление тау-белка. Позднее в том же году FDA отправило еще три антитела на ускоренную проверку: гантенерумаб производства Genentech-Roche, леканемаб и донанемаб, произведенные соответственно Biogen-Eisai и Eli Lilly. Как и в случае с адуканумабом, в прежних исследованиях было показано, что все три препарата вполне способны очищать от амилоидных бляшек.
"Эти препараты в корне меняют всю ситуацию целиком, поскольку они позволят подвергнуть амилоидную гипотезу окончательной проверке, — поясняет нейробиолог Барт де Струпер (Bart de Strooper), возглавляющий британский Научно-исследовательский институт изучения деменции при Университетском колледже Лондона.
Деменция - ИноСМИ, 1920, 08.12.2021
Деменция: дешевый продукт, который широко потребляют в Великобритании, повышает риск развития болезни Альцгеймера (Daily Express, Великобритания)Число людей, страдающих деменцией неуклонно растет, связано это с повышением продолжительности жизни. При этом на её появление влияет целый ряд факторов, пишет Daily Express. Недавно ученые установили, что один продукт, который есть в доме у каждого, повышает риск развития болезни Альцгеймера.
Многие ученые сходятся во мнении, что наилучшая проверка гипотезы — и самый лучший способ остановить болезнь — это давать эти лекарства уже на самой ранней стадии, не дожидаясь появления первых симптомов болезни Альцгеймера.
Главное – выбрать нужное время
По словам Джона Харди, клинические исследования, которые проводились на самых ранних стадиях болезни Альцгеймера, показали, что эти исследования следует начинать гораздо раньше. В 1980-х годах патологоанатом Джордж Гленнер (George Glenner) из Калифорнийского университета в Сан-Диего и его коллеги обнаружили, что деменция у людей с синдромом Дауна развивается в относительно раннем возрасте. Данный факт, как известно, связан с тем, что у человека, страдающего синдромом Дауна, имеется дополнительная 21-я хромосома (в которой находится ген АРР). Как было установлено в ходе патологоанатомических исследований, амилоидные бляшки развивались в организме за много лет до появления когнитивных симптомов.
Нет-нет, поясняет Айсен, ученые вовсе не отказались от попыток найти методы терапии болезни Альцгеймера на той стадии, когда ее симптомы уже проявились. Но клинические исследователи теперь обращают больше внимания на тестирование лекарственных препаратов, предназначенных для лечения болезни Альцгеймера на предсимптоматической фазе, то есть когда симптомы еще не проявились. Однако, оказалось, что найти участников для подобных испытаний совсем непросто, поскольку необходимо выбрать таких кандидатов, у которых болезнь Альцгеймера протекает в бессимптомной форме, и при этом имеется высокая вероятность того, что симптоматика с течением времени все-таки проявится. Выявить таких участников клинических исследований можно следующим образом: найти добровольцев, таких как Марти Рейсвиг, с редкой генетической предрасположенностью к болезни Альцгеймера, или же из общей массы населения выбрать таких людей, для которых характерен высокий риск заболевания болезнью Альцгеймера (из-за того, что у них в тканях головного мозга присутствует бета-амилоид).
Для выявления случаев с редкой генетической спецификой Национальный институт США по проблемам старения (NIA) в г. Бетесде, штат Мэриленд, в 2008 г. профинансировал запуск так называемой Сети доминантно наследуемой болезни Альцгеймера (англ. Dominantly Inherited Alzheimer Network, DIAN). В настоящее время в DIAN участвуют более шестисот человек из двадцати стран мира, а это охватывает в общей сложности около трехсот семей, в которых выявлены мутации в одном из трех генов, обуславливающих преждевременное наступление болезни Альцгеймера. Любой из членов такой семьи может приобрести подобную мутацию, приводящую к появлению этой болезни, с вероятностью 50%.
Сеть DIAN быстро привлекла к себе большую финансовую поддержку, а кроме этого – вызвала интерес со стороны ученых. В эту сеть уже стали включать некоторые семьи, в том числе членов семьи Марти Рейсвига, чтобы в дальнейшем осуществлять за ними медицинское наблюдение. Ученые проводили сканирование мозга этих людей через одинаковые промежутки времени с помощью позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ) с целью выявления в тканях бета-амилоида и других биомаркеров болезни Альцгеймера; кроме того, проводился сравнительный мониторинг тех членов семьи, у которых имеется ген, продуцирующий бета-амилоид, с теми, у кого он отсутствует. Ученым также удалось определить тот временной интервал, на котором симптоматика болезни Альцгеймера, как правило, уже начинает проявляться в каждой семье. В отчете за 2018 год, выпущенном представителями DIAN, подтверждается следующий факт: первые признаки амилоидных аномалий появляются уже за двадцать пять лет до явного проявления симптомов болезни Альцгеймера.
В 2012 году консорциум DIAN начал клинические испытания антител, связывающих амилоид; эти испытания велись на протяжении семи лет. Цель испытаний – замедлить дальнейшее развитие болезни Альцгеймера у тех людей, у которых отсутствует проявления когнитивных симптомов, а в тканях головного мозга уже начали развиваться первичные проявления болезни Альцгеймера — амилоидные бляшки. В клинических испытаниях приняли участие 194 участника, у которых диагностированы разные стадии болезни Альцгеймера; этих людей отнесли к разным группам и давали одно из двух антител (гантенерумаб или соланезумаб), либо плацебо.
Однако результаты клинического испытания, о которых было объявлено в 2020 году, принесли разочарование. В результате клинических исследований не удалось доказать, что вышеперечисленные препараты способны замедлять снижение когнитивных функций (правда, у тех пациентов, у которых болезнь Альцгеймера диагностировалась на предсимптоматической фазе, снижение когнитивных функций было незначительным; кроме того, небольшое снижение наблюдалось в группе плацебо). "А это означает вот что: мы попросту не могли определить, помогут ли в конечном итоге эти лекарства тем людям, у которых болезнь Альцгеймера пока что никак не проявляется в виде симптомов", — говорит Рэндалл Бейтман (Randall Bateman) из Медицинской школы Вашингтонского университета в г. Сент-Луисе, который возглавляет отдел испытаний DIAN, занимавшийся проведением исследования.
Тем не менее, одно из антител (гантенерумаб) оказало заметное воздействие на биологические маркеры болезни Альцгеймера, то есть не только уменьшило количество амилоидных бляшек, но и снизило количество тау-белка, а также другого маркера нейродегенерации – нейронального белка, который содержится в крови.
Полученные результаты побудили Рэндалла Бейтмана и консорциум DIAN продолжить изучение гантенерумаба в течение еще трех лет, отказавшись от соланезумаба и плацебо, но позволив участникам этих групп перейти на гантенерумаб и сообщив им о том, какой препарат они принимают.
Итак, перед Марти Рейсвигом возникла дилемма. Когда Марти первоначально проверили на предмет наличия генной мутации, то было решено не сообщать ему о результатах проверки. Но принимать участие в дальнейших клинических исследованиях разрешалось лишь носителям мутаций, о которых говорилось выше, поэтому запрос на участие автоматически раскрывал его генетический статус. "Я решил, что мне пора узнать диагноз. Но я все тщательно спланировал", — говорит Рейсвиг. Вместе с супругой он на время переехал в штат Колорадо, где стал ожидать телефонный звонок от своего консультанта по генетическим вопросам. "Мне бы не хотелось узнавать окончательный диагноз в стенах моего собственного дома — по крайней мере, переезд был единственным, что от меня зависело". Когда Рейсвигу сообщили о том, что он является носителем той самой опасной мутации, он заплакал. Марти решил, что его единственный шанс заключается в том, чтобы продолжать участие в клинических исследованиях.
Деменция - ИноСМИ, 1920, 24.12.2021
Альцгеймер: «Обычный» недуг, который увеличивает риск развития этой болезни в 11 раз (Daily Express, Великобритания)Все больше людей в мире страдают болезнью Альцгеймера, и тревога врачей по этому поводу усиливается, пишет Daily Express. Газета рассказывает об исследовании, которое установило, что один широко распространенный недуг увеличивает вероятность развития болезни Альцгеймера в 11 раз.
В прошлом году консорциум DIAN решил попробовать применить терапию в отношении тех людей, у кого пока не наблюдается когнитивной симптоматики, а в тканях головного мозга не выявлены амилоидные бляшки. "И этот шаг действительно следует рассматривать в качестве окончательной проверки мер профилактики болезни Альцгеймера", — говорит Рэндалл Бейтман. В ближайшие несколько месяцев команда ученых планирует набрать 160 добровольцев-носителей мутации, некоторым из которых всего по восемнадцать лет; предполагается, что у этих людей симптоматика не будет проявляться еще в течение следующих 11–25 лет. Плацебо-контролируемое исследование продлится четыре года; ученые будут вести регулярный мониторинг амилоидного статуса каждого из добровольцев. Затем начнется так называемое "открытое клиническое исследование", которое будет проводиться в течение последующих нескольких лет: группа добровольцев, получавшая плацебо, будет исключена, при этом, все участники получат тестируемый препарат. В этот момент также будут измеряться другие биомаркеры, которые свидетельствуют о прогрессировании заболевания.
Конечно, было бы нецелесообразно проводить клинические испытания на протяжении нескольких десятилетий и ждать, пока у участников клинических исследований проявятся симптомы болезни Альцгеймера, заявляет научный руководитель клинических испытаний Эрик МакДейд (Eric McDade) из Вашингтонского университета в г. Сент-Луисе. Вместо этого, команда ученых будет мониторить изменения биомаркеров, таких как бета-амилоид и тау-протеин, наличие которых, как теперь известно, говорят о скрытом развитии болезни Альцгеймера на протяжении длительного времени – иными словами, во время "периода молчания" этого заболевания. "Существуют и другие биомаркеры болезни Альцгеймера. Чем большее количество факторов мы сможем изменить, тем выше вероятность того, что мы сможем противостоять или же, по крайней мере, в значительной степени отсрочить начало этой болезни", – поясняет Эрик МакДейд. По его словам, ученые хотели бы охватить как можно большее число людей и вести за ними наблюдение после второй фазы клинического исследования.
В настоящее время, кроме исследований в рамках консорциума DIAN, проводятся и другие клинические исследования преждевременной симптоматики болезни Альцгеймера, в ходе которых лекарственные средства тестируются на тех участниках, у которых уже обнаружены следы амилоида. Так, например, Genentech-Roche взялась за изучение состояния здоровья представителей одной из больших семей из Колумбии; половина из них – носители патологической мутации в том самом гене, который частично кодирует одну из секретаз, расщепляющих амилоид. В этом году завершатся испытания препарата под названием кренезумаб. Кроме того, на подходе клинические исследования для тестирования лекарств от болезни Альцгеймера; в качестве участников этих исследований выбраны люди с синдромом Дауна.
Блокировка симптомов
Второй подход к превентивным клиническим испытаниям заключается в выявлении среди населения лиц с высоким риском преждевременного наступления болезни Альцгеймера с поздним началом. Так называемая Международная инициатива по нейровизуализации болезни Альцгеймера (англ. Alzheimer’s Disease NeuroimagingInitiative, ADNI – это государственно-частное партнерство со штаб-квартирой в Калифорнийском университете в г. Сан-Франциско) занимается отслеживанием биомаркеров болезни Альцгеймера, которые могут проявиться у многих сотен людей в процессе естественного старения, а также на всех стадиях этой болезни. По данным (ADNI), почти у трети нормальных с точки зрения когнитивных способности людей в возрасте старше 65 лет выявлены амилоидные бляшки в тканях головного мозга; кроме того, более чем у 85% из них в течение десяти лет будут развиваться симптомы болезни Альцгеймера.
В настоящее время на этой основе проводятся три крупных плацебо-контролируемых клинических исследования, в каждом из которых принимают участие более 1000 человек, которые хотя и являются когнитивно здоровыми, но у них в тканях головного мозга, как показали результаты ПЭТ-сканирования, уже имеются бляшки. В ходе каждого клинического исследования тестируются разные антитела. Все три клинических исследования будут проводиться в течение четырех лет, и к этому времени после того, как начнут накапливаться бляшки, обычно можно будет измерить снижение когнитивных функций.
Институт Айсена координирует исследование A4 (антиамилоидная терапия бессимптомной болезни Альцгеймера), в котором тестируется препарат соланезумаб производства компании Lilly. Ожидается, что результаты появятся уже в следующем году. Айсен также является одним из руководителей исследования AHEAD 3-45, которое началось в 2020 году, и в нем тестируется леканемаб. В том же году компания Lilly начала испытание донанемаба под названием Alz 2. А в нынешнем году компания Roche запускает собственное исследование гантенерумаба в рамках третьей фазы, которое продлится шесть лет.
Стоимость таких испытаний, по словам Айсена, "обычно составляет сотни миллионов долларов". Только для того, чтобы найти 1169 участников в рамках исследования A4, потребовалось провести около 4500 ПЭТ-сканирований, стоимость проведения каждого из которых оценивалась в среднем 7000 долларов США. "Однако огромные вложения в поиски эффективного лечения болезни Альцгеймера вполне оправданы, поскольку из-за этого заболевания наше общество несет огромные затраты – давайте не будем забывать в этой связи о человеческих страданиях, смертности и экономических последствиях", — говорит Айсен.
В последние годы был достигнут значительный прогресс в выявлении более простых биомаркеров болезни Альцгеймера на основе крови. Подобные биомаркеры используются в ходе двух из этих профилактических испытаний с целью проведения более эффективного отбора людей для скрининга ПЭТ, при этом стоимость ПЭТ-сканирования снижается, а неудобства для участников ликвидируются. Один биомаркер измеряет соотношение двух слегка различающихся форм бета-амилоида, а другой измеряет молекулу, связанную с тау-белком.
Пожилая пара в парке в Гельзенкирхене, Германия - ИноСМИ, 1920, 24.02.2021
Helsingin Sanomat (Финляндия): Сесилии Манкинен диагностировали болезнь Альцгеймера в возрасте 52 лет, но первые признаки деменции были заметны уже годами ранееУ 55-летней Сесилии Манкинен болезнь Альцгеймера. Известие о прогрессирующей деменции стало большим потрясением и для самой женщины, и для ее родных. У людей трудоспособного возраста заболевание может проявляться иначе, чем у пожилых, говорит финский специалист.
До сих пор во всех профилактических исследованиях ученые использовали антитела против бета-амилоида. Однако указанные препараты имеют два недостатка. Так, они способны вызывать побочные эффекты – небольшие кровоизлияния в мозг или же отеки, которые в основном не представляют большой опасности, хотя в некоторых случаях и способны наносить серьезный ущерб здоровью. Кроме того, эти препараты очень дорого стоят. Первоначально компания Biogen установила цену на годовой курс лечения адуканумабом на уровне 56 тысяч долларов, правда, в декабре 2021 года снизила ее вдвое.
Однако специалисты в этой области думают о пересмотре более простых лекарств на основе низкомолекулярных соединений, производство которых было бы намного дешевле, чем терапия на основе антител. По словам Айсена, некоторые компании заново пересматривают свои подходы к секретазе; вполне возможно, что они нацелились на изменение структуры тех молекул, блокирующих ферменты, которые не оправдали себя во время клинических исследований на ранней стадии, или же пытаются найти более эффективные способы их введения.
Совокупность причин
Для того, чтобы победить деменцию, как это известно ученым, необходимо сосредоточиться не только на бета-амилоиде, но и посмотреть шире. "Болезнь Альцгеймера более сложна, — говорит нейробиолог Роджер Нич (Roger Nitsch), один из первых разработчиков адуканумаба в Цюрихском университете, Швейцария. – Амилоид — это очень медленно горящий нейротоксин, который инициирует заболевание. Но ему сопротивляются клетки мозга, в том числе те, которые связаны с кровеносными сосудами и клетками иммунной системы". По словам Нича, появится множество других способов воздействия на это заболевание. Кроме того, только около двух третей всех видов деменции относятся к альцгеймеровскому типу, причем половина из них, как показали патологоанатомические исследования, относится к смешанной патологии: помимо амилоида и тау-белка в тканях мозга содержатся и другие токсичные белки, а также проявляются признаки повреждения кровеносных сосудов.
Как заявил директор NIA Ричард Хоудс (Richard Hodes), профилактические испытания важны и внушают нам оптимизм, "но мы не забываем и о тех, кто уже болен". По словам Хоудса, поскольку деменция может появиться в силу действия нескольких факторов (даже у одного и того же человека), то, следовательно, нам придется использовать целый ряд методов лечения. NIA финансирует 72 клинических исследования препаратов от деменции, оказывающих воздействие на разные факторы. Так, например, действие некоторых препаратов направлено на снижение артериального давления, чтобы уменьшить риск повреждения капилляров головного мозга; другие воздействуют на тау-белок. Всего в качестве мишени выбраны двадцать амилоидов. Кроме того, NIA оказывает поддержку как минимум 120 клинических исследованиям, в ходе которых изучается воздействие разных видов немедикаментозного вмешательства (таких как обучение когнитивным навыкам, физические упражнения и диета).
По оценкам ученых, в 2021 году в ходе клинических исследований, проводимых в разных странах мира, изучалось в общей сложности не менее 126 различных лекарственных средств (включая и те, которые изучались в исследованиях, проводимых под эгидой NIA).
В ходе проводимых клинических исследований Рейсвигу придется взять на себя серьезную ношу — и дело здесь не только в том, что отныне ему придется тратить свое драгоценное время. Марти хорошо известно о том, какая судьба его ждет в том случае, если тестируемый препарат вдруг не подействует. Консорциум DIAN один раз в год собирает участников клинических исследований со всего мира для того, чтобы они поделились свои опытом, – и это, по словам Марти, вселяет новые силы. "Мы создали прекрасное сообщество и знаем, что вносим большой вклад в науку", – заключает Марти Рейсвиг.